Бой без правил между человеком и андроидом

Размер шрифта: - +

Бой без правил

…Николай досадливо поморщился. Телефон, не умолкая ни на секунду, продолжал трезвонить,  настойчиво требуя его к себе. «А, чтоб тебя!» - лицо Николая искривилось, словно он раскусил очень кислую ягоду, затем, оторвавшись от работы,  протёр ветошью грязные, вымазанные дешёвым солидолом  руки и, дотянувшись до трубки, нажал кнопку выключения. В квартиру вновь вернулась тишина, и он повернулся хмурым лицом к киборгу: «Ну, вот, Роб, сейчас мы с тобой чуть подправим коленный сустав, и ты будешь совсем как новенький» - он пару раз ударил молотком по металлической, издавшей глухой звук, чашечке коленного сустава киборга.

Полюбовавшись на дело рук своих, Николай несколько раз посгибал и поразгибал ногу робота. - «Ну, что я тебе говорил? Посмотри, как хорошо у нас получилось. Сейчас я чуть-чуть  заложу в шарнир маслица, и ты будешь о,кей!»

Николай потянулся рукой к тубе с солидолом и неожиданно вздрогнув, отдёрнул руку -  телефон, ожив, вновь затрезвонил. - «Какого чёрта! -  Видишь, я занят!» - он с явным нежеланием с кем-либо разговаривать отвернулся от продолжавшего трезвонить аппарата. Но телефон не умолкал. «Осточертел ты мне!» - Николай схватил трубку и рявкнул: «Пошёл к чёрту, я  занят!!!» В ответ на ругань Николая, в трубке, голосом Игоря, зачастили:

-  Коля, это же я, ты что не узнаёшь своего лучшего друга? Я вот чего звоню уже целый час…

Николай внутренне усмехнулся - «Тоже мне, лучший друг! Видите ли, он целый час звонит…, всего-то минут десять».

А трубка продолжала говорить захлёбываясь, пропуская буквы и целые слоги:

- Нет, ты понимаешь, они решили, кулуарно, не посоветовавшись со мной, твоим импресарио, выпустить на ринг вместо киборгов более совершенных боксёров - андроидов! И, они…

Перед глазами Николая, словно они вместе находились в кабинете на 107 этаже небоскрёба бизнес-центра,  предстал его «лучший друг» - импресарио Игорь. Тот, разместив свои пышные телеса в мягком, ортопедическом кресле, часто облизывая влажные губы и отсвечивая наголо обритой головой при свете двухсотваттной лампочки под зелёным потолочным абажуром, частя и проглатывая слоги, продолжал говорить:

…они, понимаешь, решили, что киборги уже не вызывают такого интереса у болельщиков, как раньше, и они…. Если я не соглашусь на их условия, то есть, если мы не согласимся на их условия, то они заставят оплатить нас, то есть меня, огромную неустойку… Коля, я разорён! Я окончательно разорён, понимаешь! - заплакался он…

Николай представил, как Игорь, достав огромный носовой платок в голубую и красную клеточку, вытер свою блестящую лысину и лицо, затем, словно он находится среди публики, скривил лицо в плачущей гримасе.

«Чёртов ублюдок! - Он, видите ли, разорён. Да с твоими миллионами…» - Николай скрежетнул зубами, - тоже мне нищенствующий монах… Николай сморщился, словно он опять разжевал кислую ягоду, и она попала ему на открытый нерв.

 …Я, Коленька, хоть ты и лучший мой друг, - голос Игоря потвердел, - вынужден, как это мне не прискорбно, отказаться от твоих услуг и поискать другого компаньона…, ну, такого… у которого есть андроид-боксёр… - Ты уж прости меня.

Николай испугался: если Игорь разорвёт с ним контракт, то ему, Николаю, останется только одно - идти по миру и просить милостыню. Он задолжал всем: друзьям, знакомым, малознакомым, за квартиру…, и даже лавочнику - за купленный сегодня утром литровый пакет кефира и дешёвенький солидол для РОБа.

 Этот, случайно подаренный ему судьбой контракт на бой его киборга  на ринге, хоть как-то мог вытащить его, Николая, из беспросветной нищеты, поселившейся в его квартире после неудачного  выступления на последнем чемпионате по бою без правил между людьми, и  поправить окончательно пошатнувшееся его финансовое положение.

 На том, оказавшимся последним для него соревновании, противником оказался его давний недруг и соперник на звание чемпиона - Хрусталёв: сволочь несусветная и убийца.

Николай, как-будто всё, что произошло тогда,  вспомнил так ярко и подробно, что, казалось, всё происходит здесь и сейчас: Николай лежит на кушетке - ему делают массаж ноги, а Хрусталёв, проходя мимо со своим тренером, гаденько улыбаясь, прошипел - «Чемпион, сегодня у тебя последний бой, запомни…! Я тебя сегодня сделаю!»

                                                          *     *     *

Николай тогда не придал значения его словам, знал: он сильнее Хрусталёва, тело его лучше физически подготовлено к соревнованию и чувствовал он себя прекрасно.

Первый раунд он провёл преотлично: спокойно, не особенно напрягаясь, он держал Хрусталёва на расстоянии и пропускал лишь слабые удары, чтобы потянуть время и доставить удовольствие зрителям. Он хотел закончить бой к концу второго раунда своим коронным ударом -  эффектным хуком левой рукой, но всё неожиданно пошло не так после того, как он прополоскал рот водой из поданной ассистентом пластиковой бутылки.

 Вообще-то, пытаясь вспомнить всё до мельчайших подробностей, он задумался, воду  для полоскания рта должен был подать ассистент, но вот он ли её подал, Николай совершенно не мог вспомнить - ни тогда, ни сейчас. Этот эпизод совершенно не закрепился в его памяти, он вылетел из его головы напрочь. Почему? Всё остальное он же помнит, а вот эпизод с водой…



Лев Голубев

Отредактировано: 07.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться