Бой серебряной осы

Размер шрифта: - +

Глава 17 (1)

Может быть Гилэн и не видел дела, пока не упрется в него носом, но если уж замечал, то брался за него так же лихо, как и за любимые упражнения с копьем. Именно поэтому рассвет Кей встретил под дверью брата целителя, обитавшего на первом этаже того же корпуса, в котором жил сэр Бойэрн.

Рот раздирала зевота, глаза слипались, спать хотелось так, что даже обругать неведомого заговорщика-полуночника не получалось — разум уплывал в полудрему на середине фразы. Очень хотелось сесть, привалиться спиной к стене возле двери и доспать еще немного, но рядом зевал, чуть не вывихивая челюсть, непреклонный Гил. Оруженосцу довелось однажды увидеть, как взрываются зараженные, поэтому он одной рукой крепко держал покрытого пятнами болящего за локоть, а другой продолжал методично барабанить в дверь. Пятна — симптом, конечно, не типичный, но лучше поберечься. Да и другие заразные болезни никто не отменял.

В комнате целителя несмотря на устроенный Гилэном шум продолжала царить безмятежная тишина, а потом вдруг дверь без всякого предупреждения распахнулась, и на пороге возник сухощавый мужчина, зевающий еще шире Кея.

— Что еще..? Ага, вижу. Давно это? — мутный взгляд не проснувшегося толком брата Зиахана стал цепким и профессиональным, стоило целителю заметить Кейэда.

Он посторонился, пропуская больного в просторную светлую комнату, совмещавшую функции спальни и смотровой. Гилэн следом не пошел. Убедился, что строптивый новичок прибыл по адресу, и отправился восвояси. Скоро сэр Бойэрн проснется, надо в его комнате камин растопить и одежду приготовить. То, что Нейор при этом присутствовать не будет, радовало первого оруженосца неимоверно: до чего же приятно работать, когда никто не сопит под локоть и не лезет в дело кривыми руками!

А Кей тем временем уселся на скамью возле окна и приготовился отвечать на вопросы. Рассказать правду про свой недуг он не мог, — пришлось бы заодно пояснить, откуда взялась в комнате простых оруженосцев сильная магия, почему новобранец умеет колдовать, если раньше утверждал, что не умеет, а там и до других неудобных вопросов не далеко.

Еще ночью печатник решил, что раз скрыть последствия колдовства не удастся (спасибо бдительному Гилэну и его чуткому сну), то следует изображать обычного больного, который сам не понимает, что с ним происходит. И именно поэтому не стал читать снимающий зуд и красноту заговор, о чем очень сожалел: заснуть удалось только за полтора часа до побудки. К утру пятна заметно поблекли, но все еще были способны вызвать у брата целителя профессиональный интерес.

— Вот, вылезло откуда-то… — разводить руками сидя было не очень удобно, но Кей изо всех сил старался демонстрировать удивление и растерянность. — Ночью сегодня проснулся от того, что душно и чешется все, а Гил свет включил и сыпь увидел.

Дальше последовало нудное «нет, раньше не было», «нет, живот не болит», «ел то же, что и все». Брат Зиахан оказался человеком въедливым и методичным, так что опрос затянулся. К двадцатой минуте Кей начал подозревать, что дело не во въедливости, а в том, что орденский целитель больше привык заниматься ранами от холодного оружия и заклинаний, переломами, сотрясениями мозга да расстройствами желудка. Ну, обморожениями и ожогами еще. А вот с остальными недугами знаком больше в теории. И сейчас ему знаний этой самой теории отчаянно не хватало.

— Хм… — целитель поскреб небритый подбородок и сдался. — Ладно, давай-ка я тебя для начала Знаком проверю на всякий случай. Если чисто, то противозаразным эликсиром напою. Он у нас хороший, рецепт магистр Тиол, упокой Братья его душу, из самого столичного университета привез. От чумы, ясное дело, не поможет, а вот что попроще, краснухи-почесухи всякие, влет лечит. Да и вообще, — поделился прогрессивным лекарским опытом Зиахан, уловив скептицизм пациента, — я им и рожениц из соседних деревень отпаивал, и тех, кто магические повреждения получил, и для профилактики цинги позапрошлой зимой братьям его давал, никто не жаловался.

Кей тихо порадовался, что не болен по-настоящему, и внимательно уставился на целителя, уже приготовившего Знак.

Одна проверка в его жизни уже была, но показывать это не годилось, ведь оруженосцу Нейору из Саэртама такие подробности знать неоткуда: до южных провинций ни орден, ни «болезнь магов» не добрались. А официальная версия, которую для него до сих пор озвучивал сэр Бойэрн, регулярно проверяющий местных колдунов, с истинным положением вещей соотносилась слабо.

Поэтому, как честный неосведомленный человек, не знающий за собой никаких прегрешений, Кей обиделся, насупился и уточнил:

— Вы серьезно полагаете, что я черный маг и это последствия контакта с темными силами на лицо вылезли?

Целитель, уже приготовившийся взывать к Братьям, удивился, открыл рот, чтобы ответить, но вовремя сообразил, что перспективного новичка не стали утомлять всеми проблемами ордена, и успокоил:

— Нет, конечно. Эта проверка в принципе следы тьмы показывает. Вдруг тебя кто-то проклял? Ну-ка, сиди ровно и не мешай!

Командирский тон брату Зиахану давался не хуже, чем сэру Бойэрну. Кей послушно замолк и расслабился, позволяя легкой неведомой силе скользнуть ветром по лицу.

Ничуть не удивленный отсутствию реакции Знака, целитель кивнул сам себе и пошел добывать из недр огромного резного шкафа обещанное зелье. Бутылка самого незаменимого снадобья, пузатая, из почти непрозрачного темного стекла, нашлась только на третьей полке, из чего Кей заключил, что болеют его собратья не часто. Ну, или просто редко беспокоят целителя, предпочитая обходиться своими силами.

Следом появилась большая ложка с черточками-мерками на внутренней стороне. Зиахан, даже не взглянув на них, щедро налил густую приторно пахнущую жидкость до самых краев и влил лекарство в пациента.



Алла Матвеева

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться