Бойся своих желаний

Размер шрифта: - +

Бойся своих желаний

– С Новым годом, – две подруги чокнулись бокалами с шампанским под бой курантов, стоя выпили и сели за праздничный стол.
– Ты что загадала? – спросила Светка.
– Любви хочу, чего ж еще, – вздохнула Надя.
Светка хмыкнула.
– Что ж ты отшила того парнишку в магазине? Он явно хотел к нам присоединиться.
– Это все не то, – покачала головой девушка. – Хочется романтики, чтобы цветы и звезды, серенады под окном, чтобы чувства… а не так, что давай переспим, а там глядишь чего и срастется.
– Еще шампанского? – Светка снова наполнила бокалы. – Тогда давай за любовь, пусть она нас наконец найдет. Мне лично звезд не надо, лучше денег побольше, и чтобы уехать из этой дыры в дальние края.
***
Первым утром нового года Света проснулась и тихонько застонала. «Бейлиз поверх шампанского явно был лишним», – подумала она, поднимаясь с кровати и стараясь поменьше шевелить головой. Она взяла сигарету и вышла на балкон. Сделав первую затяжку и поежившись, девушка посмотрела во двор. Стоянка под Надиными окнами, тщательно расчищенная дворником, была забита машинами. Одинокий ребенок хмуро копался красной лопаткой в грязном сугробе, собачка с большими острыми ушами сидела перед горкой мясных объедков и сыто облизывалась.
– Стоп! – Света перевела взгляд назад на стоянку.
На асфальте зеленой краской было выведено «Надя + Леша =», а завершало эту композицию кривое сердце. Света судорожно затушила сигарету и побежала в Надину комнату.
– Просыпайся, – бесцеремонно потрясла она подругу за плечо. – Ты должна это видеть!
Света вытащила Надю на балкон и ткнула пальцем.
– Вот!
Надя зевнула, протерла глаза и замерла.
– Надя плюс Леша равно сердце, то есть любовь, – ликовала Светка, – как ты хотела – романтика!
– По-моему, это больше на жопу похоже, чем на сердце, – мрачно изрекла девушка.
– Признавайся, кто этот Леша?
– А я почем знаю? – хмуро ответила Надя. – Это наверняка про другую Надю написано. Кто в здравом уме будет писать тридцатилетней тетке признания на асфальте? Пошли кофе выпьем, а то я совсем не соображаю после вчерашнего. Зря мы бейлиз открыли…
***
Проводив подругу, Надя принялась за уборку. «А вдруг это и вправду мне написано, – подумала она, моя посуду. – Кто же этот загадочный Леша?» Она перебирала в уме возможные кандидатуры. Алексей Иванович из отдела маркетинга? С его-то животом ползать по асфальту, возиться с краской в дорогущем костюме? Вон как он орал на официантку на корпоративе, когда та случайно капнула на него соусом. Сразу отметаем. Дизайнер Лешка? Сердце больно кривое. Да и он не был бы таким банальным. Он бы скорее нарисовал будильник, бейсбольную биту и бегемота, а потом долго и нудно объяснял свою концепцию, что только слова на букву «Б» могут отразить любовь, потому как она приносит боль, а все бы с ним согласились, только чтобы он наконец заткнулся. Лешка Лукин, бывший одноклассник, первая любовь? У него, насколько Надя знала, были уже жена, теща, трое детей, собака неизвестной породы, но исключительного ума и благородства, а еще теплица на даче и лысина. Все это он вывалил на Надю во время банкета на встрече одноклассников, ну кроме лысины – ее девушка сама заметила, при этом он горделиво улыбался и всячески давал понять, что его жизнь удалась, а Надя – дура, потому что отвергла его на выпускном и тем самым упустила свое счастье.
В дверь позвонили. Надя посмотрела в глазок, но на площадке никого не было. Она насторожилась, в голову сразу полезли непрошенные мысли о грабителях, которые таким нехитрым макаром вламываются в квартиры к одиноким доверчивым девушкам. Она затаила дыхание и замерла у двери. Целую вечность не происходило ровным счетом ничего, как вдруг на лестнице появился соседский мальчик из квартиры этажом ниже, резко нажал на звонок и убежал.
– Вот поганец! – Надя открыла дверь, чтобы высказать все, что она о нем думает, как вдруг увидела на своем коврике букет роз.
Она машинально подняла цветы, закрыла дверь и вдруг вспомнила. Соседского мальчика зовут Леша! Его толстая мать выходила по вечерам на балкон и что есть мочи орала «Леша, домой!», Надя всегда вздрагивала от этого рева и даже как-то собиралась идти к ней ругаться, но струсила. Девушка машинально развернула открытку с Дедом Морозом, вложенную в цветы. «Ты красивей всех цветов, Надя – ты моя любовь!»
***
Светка на ее новость отреагировала довольно равнодушно.
– Постой, а не тот ли это мальчик, который вчера с нами в лифте ехал, еще с Новым годом тебя поздравил? Он так покраснел, я думала, у него все прыщи от напряжения полопаются. Ему лет пятнадцать?
– Максимум шестнадцать.
– Воспитай себе мужа, – хмыкнула подруга. – В этом возрасте они еще податливые. А уж за секс вообще на все готовы.
– Я ж не педофилка! – возмутилась Надя.
– Ладно, мне пора. Пока. – Светка бросила трубку.
Девушка включила компьютер и залезла на свою страницу в одноклассниках. Она уже даже не удивилась, когда увидела на своей фотографии новый подарок – сердце, отправитель – Алексей Мухин. Она вздохнула, а пальцы уже сами набирали сообщение. «Алексей! Прости, но мы не подходим друг другу. Я старше тебя в два раза. У нас разные интересы, разные цели. Тебе еще надо закончить школу, получить образование, а мне… – Надя замерла на секунду, – а я хочу замуж, семью, детей. Найди себе другую девушку, своего возраста. И не беспокой меня больше. Надя.»
– Вот так, – удовлетворенно кивнула она и нажала на «отправить».
Она заварила себе чаю и устроилась перед компьютером, предвкушая чудесный спокойный день наедине с собой – полазить по Интернету, посидеть на форумах, потом, может, пройти еще одну миссию в любимой игрушке, как вдруг окошко одноклассников замигало – новое сообщение. Надя щелкнула мышкой и замерла. «Выходи за меня».
Из анабиоза ее вывел звонок в дверь. Она посмотрела в глазок и в ужасе отпрянула. За дверью стояла Лешина мать. Надю начал разбирать нервный смех. «В сваты пришла, что ли?» – подумала она, но тут дверь затряслась ходуном.
– Открывай, проститутка! Я знаю, ты там! – мамаша заколотила в дверь, и Надя сжалась в комочек под вешалкой. – Вы послушайте, люди добрые, что делается! – с готовностью объясняла дородная тетка любопытным соседям, высунувшимся из своих норок в предвкушении зрелищ. – Шалава эта крашеная мальчика моего совратила! Хоть бы подождала, пока школу закончит. Я ж ему и репетиторов, и компьютер, чтоб учился, значит. А эта … – Надя покраснела от хлесткого слова, – конечно, у ей уже поезд уходит, ей бы хоть в последний вагон успеть, так нашла бы какого разведенного, нет, ей невинных мальчиков подавай! – она снова заколотила в дверь. – Открывай, я тебе патлы белобрысые повыдергиваю.
– Мама, отойди от двери! – услышала девушка и осторожно посмотрела в глазок. – Я люблю ее! – Леша оттеснил свою мать. – Мы поженимся, хочешь ты этого или нет!
– А ну марш домой! У тебя еще уроки не сделаны, а уже жениться надумал! Кто вас поженит, ты еще несовершеннолетний. Слышишь, ты, несовершеннолетний он! – она снова забарабанила Наде в дверь.
– Когда Надя забеременеет, нас тут же поженят, только справку надо будет принести, – проявил осведомленность Леша.
Вопли на лестничной площадке постепенно прекратились.
– Пусть это будет страшный сон, – вслух сказала Надя. – Это просто бред!
– Надя, я люблю тебя, Надя! Я живу, в глаза твои глядя, подойду к тебе сзади, обниму тебя, Надя! – раздалось за окном нестройное пение.
– Сзади он ко мне подойдет, – истерично захихикала девушка. Она выглянула в окно. В центре нарисованного сердца стоял Леша с гитарой в руках и самозабвенно пел. Старушки на скамейке о чем-то шептались и неодобрительно тыкали пальцами в Надины окна.
– Надо что-то делать, – сказала девушка сама себе. – Может, попросить папу, чтобы с ним поговорил? – она представила себе, как ее интеллигентный сухонький отец сталкивается с разъяренной Лешиной мамашей, и вздрогнула. – Нет. Нанять кого-нибудь его побить? – Надя поежилась от собственной жестокости, а потом вдруг расплылась в улыбке. – А вот это можно попробовать.
Она зашла на сайт и через пять минут уже оформляла заказ.
***
Пару недель Надя передвигалась по местности исключительно ранним утром и поздней ночью, во избежание столкновения с Лешей и его мамой. Он еще присылал ей пару сообщений с клятвами в вечной любви, хотя песен больше не пел. Бабульки неодобрительно шептались, но к ним Надя привыкла быстро. Они и раньше цокали ей вслед, стоило лишь одеть юбку покороче. Но через месяц произошло то, чего Надя больше всего боялась – она потеряла бдительность, и следом за ней в лифт втиснулась Лешина мать. Двери закрылись, и девушка испуганно вжалась в стенку.
– Не боись, – миролюбиво сказала тетка. – Слушай, как человека прошу, закрути снова с Лешкой моим.
Надя недоуменно моргала.
– Ему какие-то диски привезли, так сам не свой стал. Сидит за компьютером и днем, и ночью, исхудал, глаза красные, а недавно бредить начал, говорит, эльф он, Леголас, – она жалостливо всхлипнула. – Я и подумала, пусть уж лучше с тобой, для здоровья полезнее. Да и под боком. Только предохраняйся! Рано мальчику детей заводить!
– Знаете что, у меня с вашим мальчиком никогда ничего не было! – заявила Надя, приосанившись. – И не будет. Ваш этаж.
Закрыв за собой дверь, она набрала Светкин номер.
– Закончилась мое новогоднее приключение, – радостно объявила она в трубку.
– Мое тоже, – призналась подруга. – Я когда от тебя возвращалась, познакомилась с Симбой. Представляешь, угандийский принц! Предложение мне сделал. Мол, увезу тебя в Уганду, принцессой будешь, солнце круглый год, финики, бананы там всякие. Я его и с родителями познакомила. Правда, мама сразу в обморок хлопнулась, а папа до сих пор в запое… А потом узнала, что у него пять жен уже есть, все черные, как и он. Я как представила, что они мне темную устроят… А ведь богатый и из дальних стран – как и хотела. Так что в следующий новый год будем загадывать желания осторожно, вдруг сбудутся.
Надя положила трубку и выглянула в окно. Крупные снежинки кружились, мягко падая на асфальт, и нарисованное зеленое сердце постепенно исчезало под белым одеялом.



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 15.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться