Бойтесь мечтать, мечты сбываются

Странная штука. Мама умерла

На похоронах матери она совсем не плакала, просто не укладывалось в голове, почему внешне такой же человек вдруг перестаёт дышать, двигаться, а лежит и лежит. Отойдя от шока после потери матери, единственного близкого человека Ольга с головой ушла в работу, которая спасала и отвлекала от ненужных мыслей. Ужас от осознания того, что она осталась абсолютно одна на этой планете, Ольга силой гнала от себя. Любая переработка, работа на дом, шабашка, Ольга хваталась судорожно лишь бы не оставаться одной с мыслями наедине. Через полгода она свалилась с банальной простудой, которая на почве стресса грозила перерасти во что-то более грозное и вот тогда появился Артёмчик. Он трогательно ухаживал за ней, придя однажды за документами, которые Ольга даже побоялась отвезти в офис. В таком состоянии она была настоящим камикадзе за рулём, а дойти до остановки и час трястись в общественном транспорте, это было выше её сил.

Он пришёл, взял документы, пристально разглядел её и уехал, вернулся через два часа с кучей каких-то лекарств, трав и мёда. Так нежно за ней не ухаживала даже мать, которая всегда ругалась на Ольгу, если та имела неосторожность простудиться. Говорила я тебе, замотай шарф получше и кофточку одень потеплее, так нет же, разве она мать послушает, раздражённо выговаривала она дочери. Упёртая, вся в отца, тот такой же уппёртый вот и доченька вся в него, выродилась на мою голову. Слушая раздражённые монологи матери Ольга мечтала побыстрее вырасти и стать богатой, чтобы мать ушла из своей больницы, где за работу практически ничего не платили и перестала ругать Ольгу за то, в чём она собственно и не виновата. 

Особенно плохо стало в 90е, когда и ту мизерную зарплату стали задерживать по несколько месяцев. Хлеб да каша, еда наша, повторяла мать, накладывая ей безвкусную перловку с капелькой растительного масла. Ольга съедала всё, ведь если не поесть, то можно упасть в обморок в школе и тогда потом будет стыдно смотреть в глаза одноклассникам. Ничего, успокаивала она себя, скоро школу окончу и пойду работать и маме будет полегче, тогда будем покупать себе что-то помимо перловки и пшенички. Может даже куплю себе новое пальто, сколько  можно донашивать перелицованные вещи матери.

После школы мать сразу устроила Ольгу к себе в больницу санитаркой. Хоть какая-то работа, вздыхала мать, тебя и так по знакомству взяли, несовершеннолетняя, день будут ставить неполный. По бумагам день выходил может и неполный, только вот работать приходилось наравне с матерью. Иногда от усталости девушка не могла уехать домой, так и ночевала в костелянской, как называла её мать. Годы шли, кончилось это проклятое время лихолетья, к власти пришёл молодой глава государства, а  не пьянь коммунистическая Ельцин, что творила со страной страшные вещи до этого. Ольга вдруг стала получать вполне приличную зарплату и к её привычному рациону вдруг добавилось мясо и иногда колбаса.

Очень худенькая девушаа страшно стеснялась своей внешности и ходила всегда в вещах, которые по её мнению должны были придать ей дополнительный объем. Однако и они не скрывали её дикой худобы и соседские старушки охали, увидев Ольгу. Но что поделать, такая какая есть, говорила она себе и молча проходила сквозь строй старушек, идя на работу.

Ольга к тому времени научилась ставить уколы и капельницы, к ней не имевшей специального образования обращались знакомые знакомых, которые рекомендовали её, как настоящую целительницу. Уколы и капельницы, что ставила Ольга творили такой эффект, словно с обычным лекарством, она вливала что-то ещё. А произошло так всё абсолютно случайно ещё в лихие 90е, когда на машине привезли молодого парня, наркоман уже со стеклянным взглядом кажется начал отходить, но помочь было некому. В городе случилось массовое ДТП с большим числом пострадавших, весь персонал носился с покалеченными. Сколько тогда народу умирало в приёмных покоях необъятной страны, одним больше, одним меньше никто особенно и не заморачивался и не считал. Одна загвоздка, нарик оказался сыном местного криминального авторитета, но никто кроме Ольги этого ещё не понял, да и она сама сообразила в последний момент, роскошная печатка с огромным бриллиантом на безымянном пальце, подсказала ей о том, что здесь что-то не то. Да и привезли этого нарика  на убитой копейке и только печатка с вензелем дали понять, что наркоман имеет ценность.

Его мать, вцепившись в Ольгу, кричала, что если та его сейчас не спасёт, то её не просто уволят, а убьют, уж она позаботится. Ольга много раз видела, что и куда надо колоть в таких ситуациях и решила, что пусть уж убьют за то, что сделала, чем за то, что не сделала. К своей жизни она относилась без особой жалости, ну умрёт и умрёт, подумаешь, время сейчас такое, сколько она повидала смертей в этой больничке. Молодые, здоровые, иногда красивые, редко богатые, умирали и никто ничего  не мог поделать. Никто особенно и переживать не будет, если Ольга вдруг исчезнет из этой жизни, даже наверное мама, которая всегда звала её обузой, которую она родила на свою голову. Деловито достав ампулы и шприцы, она точными движениями выполнила то, что видела десятки раз, словно сама это делала много раз. На удивление всех присутствующих, парень вдруг стал приходить в себя, как выразился водитель, что привёз парня, оживать.

На них наконец обратили внимание, а узнав чей это сын, прибежал главврач и едва не прибив Ольгу, так он махал своими кулаками пред её лицом, уволил.



Алёна Ильина-Варнавская

Отредактировано: 30.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться