Бойтесь мечтать, мечты сбываются

Когда жизнь, полушка

Она даже обрадовалась увольнению, наконец то и матери возразить нечего, идея то не её, а самого главврача, вот пусть мамка с ним и разбирается, Ольга тут вообще не при делах. Она уже устала от этих вёдер, постоянного запаха хлорки, бесконечных больных, которые не найдя на кого выместить свою боль и обиду отрывались на безсловесной санитарке. К чертям всё, думала она, даже если папаня этого наркоши её реально решит грохнуть, хотя причин для этого действия Ольга не видела, пусть грохнет. Она вообще санитарка и не должна заботиться о жизни и здоровье поступивших, на это есть специальные люди, которые не только зарплату получают, но и благодарные подношения от пациентов. Ольга вообще кроме заработной платы, ничего не получала, а работала при этом за троих и иногда за четверых, потому как работать за такие копейки желающих было очень мало, вот и тащила она на себе несколько ставок.

Рука саднила от боли, куда безумная мамаша вцепилась со всей силы и оставила глубокие следы на коже и девушка машинально погладила руку подумав, что вдруг мамаша нарика чем больна и могла заразить Ольгу. Заразные больные были не редкость в тех отделениях, где работала Ольга, спидозные, сифилитики и прочие её уже не удивляли, а раз сын нарик, то и мамаша могла быть инфецирована какой дрянью. Вот уж работёнка, мелькнула у неё мысль, почему я только раньше не ушла из этого филиала психушки, да и кому нужен этот дурдом, спасибо мамке, подсобила. Вон в соседний магазин продавцом звали, зарплату обещали куда больше. Но  Ольга не уходила, потому что тогда больная мать девушки сама должна будет  тянуть на себе весь свой участок, а это она явно не выдержит, здоровье не позволит.

В последние годы у её матери открылось множество болезней, которые сыпались  словно из дырявого мешка. Мать постоянно была на больничном и в этом случае, её участок тоже был на Ольге, ей конечно доплачивали за него, но это были издевательские копейки, которых по хорошему не хватало даже на лекарства для самой матери. Ольга давно хотела уволиться из этой больницы, но мама начинала плакать, что теперь её точно уволят и на что они будут с Ольгой жить. Девушка пыталась убедить мать, что на одну её зарплату в магазине можно будет сносно существовать, но мать словно не слышала её и продолжала плакать, уверяя, что уйдя из больницы они пропадут.

А о матери ты подумала, картинно закатывала мать глаза, стоило Ольге заикнуться о другой работе, чем я заниматься буду? Далее следовал монолог, в котором зловредная и неблагодарная дочь плевала на мать и на её интересы, а так же на здоровье матери. Ольга не выдерживала, быстро сдавалась и обещала не увольняться, считая, что эти истерики матери связаны с её слабым психическим здоровьем. Вот чуть придёт в себя, убеждала она себя и уговорю её, что мне пора увольняться, не профессия это для девушки, да и платят мало, а работа отнимает всё время. Никакой личной жизни, о которой она впрочем и не помышляла, а вот получить хоть какое-то образование она планировала или скорее мечтала.

Но тут помощь пришла откуда не ждали, монументальный папаша едва не умершего наркомана, вдруг внимательно посмотрел на Ольгу, после того, как прибывший вместе с сумасшедшей мамашей и сыном-наркоманом, что-то долго говорил ему тихим голосом.

Ну вот, оборвалось сердце у Ольги, вот и конец моей серой, унылой и горькой жизни, мать жалко, как она одна вдруг на старости лет. Монументальный кивнул ей, приглашая следовать за ним и она двинулась следом не живая ни мёртвая. Неужели вот так открыто убьют и ничего не побоятся, мелькнула  жуткая мысль в голове, прям вот сейчас и здесь. А кого им бояться, подсказал противный голосок внутри неё, у них всё схвачено, за всё заплачено, убьёт и закопают в ближайшем лесу, ведь ты самая ничтожная в этой пищевой цепи.

Она часто слышала, как приезжавшие с пострадавшими менты делились подробностями, кого и когда нашли в ближайшей лесополосе. Особенно богат на страшные находки был месяц апрель, когда снег сходил и обнажал свои зимние жертвы, тогда их привозили в морг пачками пытаясь опознать. Приходили и родственники пропавших, падая в обморок, узнав своих близких. Их так и звали, подснежники, то есть трупы обнаруженные в апреле, после этого, Ольга даже глядя на цветочки, которые носили аналогичное название внутренне содрогалась.

Она подошла к машине на негнущихся ногах, руки тоже плохо слушались и она долго пыталась справиться с противной дверцей автомобиля.   Наконец она справилась с ней и открыла, плюхнулась на сиденье плохо соображая от страха.

-  Значит так,  -   вдруг произнёс монументальный, - за сына конечно спасибо,  -  и он опять посмотрел на неё своим жутким взглядом, - но  у меня к тебе есть небольшое предложение,  - помолчал и добавил,  -   деловое.  Будешь этому охламону уколы ставить, Череп сказал, что пацан уже остывать начал, когда его сюда привезли, а ты значит вытащила его от туда. - Он неопределенно кивнул головой вверх и внимательно посмотрел на  девушку. Ольга сидела едва живая от страха, слабо понимая, что ей предлагают ожидая, когда на неё накинут удавку, ведь не будет же он стрелять в машине, запачкают всю. Значит убивать будут без шума и пыли, прям каа в фильмах про итальянскую мафию.

- Ты меня слышишь? - Вдруг тронул её за руку монументальный.

- Ааа, да, конечно, - произнесла она, пытаясь скрыть свой ужас.

-   Ты чё трясёшься то? -  Поинтересовался монументальный.

- Кто? Я? Вот ещё, я это, устала просто. -  Пыталась скрыть свой страх девушка и решительно посмотрела в глаза монументальному.

Увидев явно заинтересованный взгляд, стушевалась и отвела глаза.

-На, - вдруг протянул он ей что-то, - глотни, а то сейчас в обморок упадёшь, -  поморщившись произнёс он,  -  не люблю истеричных баб.

Ольга машинально взяла предложенную тару в руки, увидев, что это была металлическая фляжка и глотнула содержимое. Жидкость обожгла горло и горячим теплом разлилась по пищеводу. Отравили, мелькнула жуткая мысль, но через несколько минут до неё дошло, это был коньяк, которым её иногда угощали на местных посиделках врачей и медсестёр. Алкоголь она не любила, от нескольких глотков становилась сонной и могла вырубиться буквально от пары стопок. Нет, сообразила она, не отравили, напоили и скоро она от такого количества просто отключится, а доя чего им это надо? Не придумав логичного объяснения, девушка просто забыла проо всё, когда алкоголь попал в кровь. 



Алёна Ильина-Варнавская

Отредактировано: 30.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться