Больно больше не будет...

Размер шрифта: - +

Верески.

 Пунктуальность. Уравновешенность. Скромность.  Никогда не были моими добродетелями. Поэтому я честно проспала первый учебный день в бюро. После ухода Лу́ны, я еще долго смотрела на розовеющее небо. Странный сон и не менее странное поведение Лу́ны, меня озадачили, окончательно. Когда солнце взошло и озарило все темные уголки учебного корпуса, я все в том же смятении вернулась в постель и уснула. Проснулась только после обеда и потому, что Лизка пообещала холодной водой окатить, если немедленно не поднимусь.

Ну, а когда я таки села растрепанная в постели и сонно посмотрела на нее, она надо мной сжалилась.

- Опять Лу́на? - в голосе Лиз послышалась угроза.

- Не только, сегодня был еще один аристократ, но он забыл представиться.

Я рухнула обратно и накрыла голову подушкой, чтобы не видеть отвисшей челюсти Лиз. Надо сказать, не помогло. Как только до Лизки дошел смысл сказанного, я вообще пожалела, что рот открыла. О том, что она вышла из оцепенения, меня оповестил возглас:

- Ктооооооо?! Как посмелиии?!

Прозвучало громко настолько, что через пару минут в комнате появилась мадам Жанна собственной персоной.

- Что за шум у вас тут? Таня, милая, а ты почему не на занятиях?

- Мама! - голос у Лизки пронзительным оказался. - У нас серьезные проблемы с аристократами в женской половине общежития.

- Лизонька не ори, пожалуйста. - Я снова села и посмотрела на Жанну. Она тем временем, плотно закрыла дверь и присела ко мне на постель. - Рассказывай.

Я и рта не успела открыть, как Лиз выпалила.

- Говорила же надо на Лу́ну ловушку ставить, вторую ночь уже мешает спать девчонке.

- Во-первых, Лу́нарис, даже если его здесь нет, даже если его поведение не соответствует аристократическому происхождению. Он твой будущий император, заруби это на носу Елизавета и я не позволю тебе говорить о нем в таком тоне!

Лизку как припечатало, кстати, вот ведь, а ее полное имя то Елизавета.

- И вообще оставь его в покое, представь, что он часть постоянного интерьера в этой комнате. - Жанна повернулась ко мне. - Так из-за чего шум то был?

- Сказала, еще один был. - Лиз уселась на кровать с другой стороны и тоже с любопытством на меня уставилась.

- Почему постоянного? - спросила я.

- Потому, что ты от него не сможешь отделаться, если аристократ посчитал что-то своим, то его бесполезно переубеждать. - Хохотнула Жанна. - Так, а что за другой аристократ, который тут был?

- Ну… Не сказать, что он был тут, скорее всего он мне просто приснился.

- Аристократы не снятся, - перебила Жанна. - Давай подробно все от самого начала и до конца!

Пришлось рассказывать. На протяжении всего рассказа Лизка с интересом смотрела то на меня, то на мать. Жанна же слушала внимательно, перебирая пухлыми пальцами белый передник, иногда что-то бормотала, но не перебивала, будто просто повторяла сказанное мной. Чем ближе я подходила к концу своего рассказа, тем мрачнее становилось выражение ее лица. Закончив рассказ своим пробуждением, я посмотрела внимательно на Жанну.

- Деточка, а Лу́нарису ты рассказала? - Жанна с такой тревогой посмотрела на меня, что мне неловко стало.

- Нет, я и не думала ему рассказать, а потом его позвали, и если честно, я не посчитала этот сон настолько важным, чтобы говорить Лу́не.

Жанна молчала. Довольно долго, прежде чем, наконец, сказала:

- Хорошо, что ты не пошла сегодня на занятия.

- Почему?

- Потому, что они сегодня за пределами Бюро.

- Лу́на тоже мне сказал не покидать учебный корпус, но почему?

- Лу́нарис так сказал?

- Да.

- Подожди, но ты же не рассказала ему про свой «сон»?

- Нет.

- А почему он так сказал, ты не знаешь?

- Наверное, потому что я слышала, как его позвали. Он вообще на это странно отреагировал. Каким-то злым вдруг стал.

- Не удивительно.

- Что не удивительно? - подала голос Лизка.

- А то, что они подобрались так близко. - Жанна встала. - Я доложу императору о случившемся.

- З-зачем императору? - У меня вдруг паника началась.

- Затем Татьяна, что дела обстоят сквернее некуда.

Жанна многозначительно на меня посмотрела и скрылась за дверью. Оставшись вдвоем с Лизкой, мы переглянулись. По ней было видно, что она хочет о чем-то спросить, но не решается. Облегчать задачу ей, мне не хотелось, у самой миллион вопросов в очереди за ответами.

- Может в библиотеку?

Глянула на Лизку, кивнула. Может в книгах найдутся ответы? Собралась в рекордно короткое время.

- Идем.

Вышли с Лизкой в холл, хотели сказать Жанне, что будем в библиотеке. Но ее не было, видимо она уже направлялась к императору, и Лиз по скорому настрочила матери записку. На мой вопрос «зачем?» ответила:

- Сама же слышала, что дела прескверные. Так, что не надо искушать судьбу и лучше предупредить, где нас искать если что.

Дописав записку, Лиз засунула ее в крайний пятый ящик снизу. На мой вопросительный взгляд пояснила:

- Мы с мамой условились использовать именно этот ящик для передачи писем. В случае чего мы точно будем знать, где искать, а другому придется все перерыть в поисках этой записки.

- Умно. Ящичек действительно не приметный.

И мы направились к выходу. Прошли половину холла, и вдруг входная дверь распахнулась, впуская человек десять девчонок. Все красивые, стильно, но как-то одинаково одетые и стиль их, судя по всему, задавала шедшая чуть впереди всех блондинка. Высокая, длинноногая будто модель, сошедшая с подиума. Блондинистые волосы идеально прямые, стрижка «лесенка», челка углом, как у популярной когда-то Наталии Орейро. Лицо у девушки было красивым, как с обложки глянцевого журнала. Красивое платье, кислотно-розового цвета, подчеркивало осиную талию, плоскую грудь и жутко узкие бедра. Ну, что можно сказать девушка-мечта. Идеал красоты и изящества для любого дизайнера. Остальные девушки были своего рода неудачными копиями, тщательно, но тщетно пытающимися подражать образу идеальной девушки.  «Зависть плохое чувство» - почему-то подумалось мне. Между тем предводительница местной элиты, прошла мимо меня, больно толкнув плечом. Я чуть не взвыла от боли. Господи, какая же она костлявая!



Тария Квин

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться