Болотная Роса

Часть 3

Как вернулся домой, Катя уж тут как тут,
И серьезно сказала: «Предвижу
Софью нашу до свадьбы еще украдут?
Вы сейчас целовались под крышей!»
«Ты за нами следила?»- спросил ее брат.
«Ты решил поразвлечься немного?
Помогает с Алешей, удобно, ты рад?»-
Катерина спросила, вдруг, строго.
«Помолчи, ты не знаешь о нас ничего»
«Что? О вас? Ну, это уж слишком!
У нее есть жених и она за него
Выйдет замуж. Ты понял, братишка?
Не ломай ты ей жизнь, ты увлекся, она
Будет думать, что к ней ты серьезно.
Поматросиш и бросишь, как делал всегда.
Хочешь, чтоб и она лила слезы?»
«Слушай, Катя, София – отдельная тема,
 Мы с тобой к ней вернемся потом,
А пока я прошу, чтобы молча сидела.
И не стоит смотреть с таким злом»
Разговор был окончен и больше сестра
тему эту старалась не трогать.
Как пришел на работу, его там ждала
Интересная новая должность.
Поручали проект, строить цех и ему
Под начало людей дали много.
Пару лет покидать он не будет страну
И сидеть на работе не долго.
И зарплата повыше, карьера растет,
Уж в мечтах рисовал он картины:
Как с Алешей София домой его ждет.
Наконец они вместе, едины!
Но проходит неделя, Софии с ним нет,
Вот другая, вот месяц уж скоро.
И к Алеше не ходит. Простыл ее след!
Да, не ждал от нее он такого.
Он пошел к общежитью, где Софья жила,
Но о ней ему только сказали,
Что работу сибе она где-то нашла,
А когда точно будет, не знали.
И смятенье с досадой у Павла в душе
Появились в тот миг, когда понял:
Не в его пользу Софья решила уже.
Обманула? Ее он не стоит?
Говорила, что любит, хотела быть с ним…
Диму, может, жалела, а, может
Испугалась, что замуж ей не предложил
И работа в столице дороже?
Так и эдак он думал, что делать теперь.
От любви отказаться так просто?
Нужно к Кате идти, все сказать нужно ей,
Пусть поймет, что настроен серьезно.
И завел лишь о Софье он свой разговор,
Она сразу поведала брату,
Что у Софьи все так, как и прежде с тех пор,
Что готовиться к свадьбе ей надо.
Павел ранен был в сердце от новости той.
Как же так? О любви говорила!
Нет, не верил, что стала она, вдруг, чужой.
Зачем тот поцелуй подарила?
И у Кати, хотя она против была,
Где Софию мог встретить, узнал.
Она адрес читального зала дала,
В будний день она по вечерам.
Там диплом свой писала до смены ночной,
Потом там же полы Софья мыла.
Но все думал. Идти ли? Ходил, как больной,
Ведь скрываться зачем-то решила.
Но про гордость забыл, подошел к ней когда
Уже не было в зале людей.
Было сразу заметно – его не ждала,
Лицо девушки стало бледней.
Павел сразу заметил: потухший был взгляд,
Стала словно другим человеком,
Но была не такой еще месяц назад,
А сейчас похудела, поблекла…
«Что с тобой?- он с тревогой спросил у нее,-
Что случилось, куда, вдруг, пропала?
Почему не сдержала ты слово свое?»
И София ему отвечала:
«Ты не должен был здесь появляться теперь,
Мы не можем быть вместе с тобою.
Я тебе не врала, в этом ты мне поверь,
Но мы эту страницу закроем.
Есть преграда, которую нам не пройти»
«Я сказал, что готов за тебя
Впредь на жертвы любые, София, пойми –
Ты любовь и душа ты моя!»
На его монолог усмехнулась тихонько
И спросила: «Готов? Тогда, что ж:
Знай теперь, к концу лета рожу я ребенка.
Я пойму, коль сейчас ты уйдешь…»
Он смотрел ей в глаза, в них надежда была:
Что ответит сейчас, как поступит?
И пришлось ей понять, что напрасно ждала.
Для чужого отцом он не будет.
Отвернулся он, чтоб не видала в глазах
Его боль, его грусть и смятенье.
А еще, чтоб не видела липкий тот страх.
Что ж, принять ему нужно решенье.
«Ты готова рожать?»- он спросил сразу в лоб.
«Да, готова, мне скоро быть мамой.
То кровинка моя. Дочка или сынок,
Забирать жизнь у крошки не стану.
Счастлив будь и воспитуй сынишку родного
И найди поскорей ему маму»
Павел вышел оттуда, подкошен как будто,
Потух взгляд, опустилися плечи,
Даже не попрощавшись, ушел почему-то.
Жизнь решилась в один только вечер.
Как он мог ей сказать, что остаться вдовцом
Второй раз он отнюдь не желает.
Да, он выглядел, может, сейчас подлецом,
Как сказать это ей он не знает.
И казалось обоим, тоска не пройдет,
Все закончилось, так не начавшись.
Время, может, излечит, жизнь дальше пойдет.
Живут люди, любовь потерявши?
Софья, видно, сказала подруге про все,
И двух дней не прошло, уже Катя
Напрямую сказала: «Ты, братец, осел.
Слишком долго молчала, все! Хватит!
Как же мог ей сказать, что ты любишь ее,
А потом отказаться моментом?
От другого ребенка она, значит, ждет
И преградой тебе стало это?
За Алешу она жизнь готова отдать,
А ее малышу ты не  рад?
Кто отец не смотри, важно кто его мать.
Если любишь, люби без преград!»
«Кать, не лезь ты мне в душу,- ей Павел сказал,-
Я готов быть отцом, лишь бы с нею.
Из детдома б детишек  хоть пятеро взял.
За Софию боюсь и жалею!
Если что-то случится, мне не пережить.
Что прикажешь? Считать дни до срока?
Мне о смерти Людмилы никак не забыть,
Заслужил я второго урока.
Я жену не любил, в ее смерти виновен,
Бог за это карает меня.
Я любить захотел, но любви не достоин.
Ну, теперь-то ты можешь понять?»
«Да ты что?- удивилась сестра,- что за бред?
Рассуждать так смешно, да и глупо!
Каждый день – это риск, да, не жить нам без бед,
Они грянут в любую минуту.
Знаешь, волка бояться, так в лес не ходить,
Я не думала, что ты такой.
Может, хватит себя уже, братец, винить?
Не зови ты беду за собой!
Ты жестокий к себе, ты жестокий к другим,
Я смотрю на тебя и мне дивно –
Как случилось, что Софью вдруг ты полюбил?
Полюбил и сгубил, как обидно…»
***
Павел мучился долго от Катиных слов.
Молодая, глупа, но права!
Глупо каждую ночь ждать с любимою снов,
Ведь душа, хоть и стонет, жива.
И душа вновь твердит: «ну иди же, иди,
будь с ней счастлив хоть несколько дней,
и слова объяснить все уж как-то найди,
время есть еще. Ну же, смелей!»
Только Павел не шел, только Павел боялся,
Что накличет на Софью беду.
Он по городу тенью ночами скитался,
Стал отныне с собой не в ладу.
Ненавидел себя, презирал, но не шел
И спокойно он дня дожидался,
Как жених и невеста за свадебный стол
Вместе сядут. И день тот промчался.
Он потом две недели боялся в глаза
 посмотреть своей хмурой сестре,
но она лишь молчала. А что тут сказать
 раз поставил на все Павел крест?
Она мучить не стала любимого брата,
Приходила все так же к Алеше,
Даже в парк с ним пойти согласилась когда-то.
Был денег в конце марта погожим.
Сын в коляске гулил, Катя все щебетала,
Ну а Павел был тих и спокоен.
Катя все про учебу ему рассказала
И увидели вдруг: что такое?
По аллее шел Дмитрий, под руку он вел
Не Софию, другую девчонку.
Он в блондиночку ту видно, что был влюблен –
Нежность, радость в глазах его только.
Она мило смеялась на шутки его,
У нее был букетик в руках.
Ну а Павел же не понимал ничего,
Жался с хрустом его, вдруг, кулак.
Катя даже сказать ничего не успела,
Как брат друга в сторонку увел.
Дима с ним отошел дружелюбно и смело,
Ну а Павел завел разговор:
«Я смотрю, ты живешь хорошо, веселишься,
Пока дома жена ждет тебя.
Но сейчас ты со мной все равно объяснишься.
Ты женился зачем, дай понять?»
Удивление Димы столь искренним было,
Что замялся, был Павел сперва
«Свадьбы не было, Софья расстаться решила,
Уже месяцев пять как назад.
Ты не знал? Очень странно, Катюха ведь знала.
Что завелся ты так, не пойму?»
Павел был удивлен: почему же скрывала,
ведь могла же сказать все ему?
«Это дела почти не меняет,- сказал
Павел Диме и тут же добавил,-
Что ребенок у Софьи под сердцем, ведь знал?
Но одну ее просто оставил!»
«Да ты что! О каком говоришь ты ребенке?
От тебя я впервые то слышу,
Целовались мы с нею, конечно, и только,
А серьезней ни разу не вышло.
Если, правда, то этот ребенок не мой.
Почему ты так смотришь? Не веришь?»
Павел бледный стоял, стал он, словно, не свой:
«Как о ней говорить ты так смеешь?»
И схватил за рубаху он друга у горла,
Но сестра подоспела, как раз
«Отпусти его, я рассказать все готова,
Хоть и то не касается нас»
Катя Диму просила уйти поскорее,
Павел волком смотрел на него.
Он еще не систре, ни ему не поверил,
Но завелся он лишь от того,
Что весь случай не в пользу Софии кричал.
Не могла она, как ее мать,
Не могла, о ее чистоте сам он знал,
Но пора до конца все узнать.
«Она мне наврала про ребенка, ответь?»-
Когда Дима ушел, он спросил,
Продолжая в глаза Кати грозно смотреть.
Напряженным и вспыльчивым был
«Софья правду сказала и Дима здесь точно
Не виновен, виновен другой.
Ну, пойдем же, Алешеньке спать нужно срочно,
Побеседуем дома с тобой»
Паша еле дождался, как Катя ему
Приготовилась все рассказать.
Да, хорошую кто-то получит жену!
Интриганка, не дать и не взять.
«Что ты хочешь узнать?»- сперва Катя спросила.
«почему вы сказали неправду?
Если свадьбе не быть, то зачем же врать было?
Говори и вперед врать не надо»
«Софья правду б сказала, кольты бы спросил.
Не врала она, просто смолчала.
Я скажу тебе прямо (конечно, прости)
Что с того, коль женою не стала?
Ведь расстались вы лишь из-за Софьи дитя
И отец кто его так уж важно?»
«Да! Мне важно, скажи мне кто он, не тая!»
«Пусть София тебе все и скажет.
Это тайна ее, это опыт печальный,
А кто ты для нее, чтобы знать?
Не жених и не муж. Так, знакомый лишь дальний.
Не скажу тебе, буду молчать!»
«Я пойду к ней, узнаю все сам, где она?
Говори, или трепки получишь!
Да, дурак я, возможно, моя тут вина,
Но, зачем же меня столько мучить?
Где здесь суть, как понять мне ее, подскажи.
Была Диме невестой она,
Но на ложе другой смог ее положить,
Мне же сердце свое отдала»
Катя встала, от слов этих стала бледна,
Прошептала: «Не смей, ты не знаешь.
Не по собственной воле на ложе она.
Знал бы ты… ерундой все страдаешь»
«Я бы знал, коль бы все мне сказала тогда»
«Но, ведь, правда та мало поможет.
Отказался от Софьи тогда навсегда,
Твои страхи тебе, брат, дороже!»
«Говори, где она»,- повторил. «Далеко,
Получила диплом, медсестра.
Отослали работать, там тишь и покой»-
 Объявила внезапно сестра.
«Говори ее адрес,- стоял на своем,-
Я обратно ее привезу.
Я решил, что быть с нею нам нужно вдвоем»
А она ему: «Нет, не скажу!»
«Ты не слышала? Я ведь женится готов!
Или Софья скрываться решила?»
Ничего не ответила Катя на то
и ему непонятно то было.
«Софья что говорила? А ну отвечай!»
«Ничего, лишь ушла, не прощаясь.
Я сама удивляюсь. И просто прощай
Мне сказать она не догадалась.
Даже адрес ее я не знаю теперь,
Только с мамой она говорила.
Но от мамы ты мало добьешься, поверь.
Мама Софью не трогать решила.
Говорит, ей пожить и подумать немного
Нужно там, где о ней и не знают.
Я, конечно бы, не допустила такого,
Ей и так горя в жизни хватает»
Павел сел, обхватив свою голову горько
«Хорошо,- он сказал,- попытаюсь,
Может, мне и расскажет, узнает лишь только,
Как о ней уже долго мечтаю»
«Ну, желаю удачи»,- сказала она
И на кухне оставила брата.
А он думал сидел, он сидел, вспоминал,
Как он в Софью влюбился когда-то.
Негативом своим защищался от чувств,
Не хотел, но любил так впервые.
И страдал поделом он сейчас, ну и пусть,
За нее примет муки любые.
Он надеялся только, все Софья поймет,
Хоть и сам себя не понимал.
Даже, пусть и без мамы, ее он найдет.
Теперь то, что хотел, точно знал.
***
Он вокруг не ходил, сразу маму спросил
Где София живет нужно срочно,
Но короткое «нет» лишь ответ ее был.
Здесь Катюха была очень точной.
Но, ничуть не смутившись, он плотно насел
И спросила тут мама: «К чему?
Ты, боюсь я сынок, часом не заболел?
Что тебе до нее, не пойму?»
«Я люблю ее,- он отвечал,- я хочу
чтобы стала моею женою»
«Ну, все ясно,- сказала,- тогда не пущу.
Чтоб опять причинил ты ей боль?»
«Что ты знаешь?»- он просто спросил. «Знаю все,
Даже то, что не знаешь и сам.
Я же видела, как ты влюбился в нее,
Как другим человеком ты стал.
И она по тебе настрадалась со школы,
С той поры, как узнала тебя.
Была ждать и прощать тебя вечно готова,
Ту любовь свою робко тая.
Но теперь меня Софья сама попросила,
Что пожить ей пора для себя.
Хоть не думаю, что к тебе чувства забыла,
Но превыше чувств все же дитя.
Я могу написать о тебе ей, конечно,
Но решать ей самой, наконец.
Я не думаю, сын, что разлука та вечна,
Не завянет любовь двух сердец.
Ведь София – любовь твоей жизни, сынок,
Ты – любовь жизни всей для нее.
Успокойся и жди, лишь минет только срок,
Сама в дом твой когда-то придет.
Она столько ждала, а теперь твой черед.
Не спеши. Здесь спешить не к чему»
«Но, ведь, ей одиноко, в глуши ведь живет.
Почему же все так, почему?»
«Так уж вам суждено, так уж нужно, пойми,
Дар богов заслужить еще нужно.
Это битва, не просто дождаться любви.
Тем ценней для нее будешь мужем»
Мудрой мамы слова он оспорить хотел,
Но не стал. Хоть и горько, но правда.
То расплата за то, что был с Софьей не смел
И теперь только ждать ему надо.
И он ждал. Видит Бог, никогда так не ждал.
Сын, работа, работа и сын.
Засыпая, себе ее жизнь представлял,
Целый месяц с надеждою жил.
Но однажды с работы вернулся, а мама
С годовалым ребенком гуляла,
Неуверенно шел он своими ногами -
Самому ходить время настало.
Мать была озабочена чем-то, заметно.
Он спросил у нее: «что случилось?»
Но лишь дома дождался от мамы ответа:
Она все рассказать тут решилась.
«Мне письмо от Софии сегодня пришло.
Не она, а знакомая, видно.
Никто толком не знает, как произошло,
Но ослепла она. Вот обидно!»
«Да ты что?- удивился тут Павел, вскочил,-
Да не верь, то не правда, я знаю!
У нее и в очках-то никто не ходил
Да как можно? София – слепая!»
«Она очень грустила,- ответила мать,-
Кто-то страшную весть ей прислал.
Уж скажу, ведь тебе о ней все надо знать.
Ее брат на тот свет мать убрал.
Вышел только, два дня и опять сел в тюрьму,
Из-за Софьи он мамку убил»
«Это как это? Что-то я, мам не пойму»
Павел тут же у мамы спросил.
«В декабре, как пол года назад, мать Софию
Звала в гости, писала – болеет.
Очень страшные боли ее, мол, такие,
Полечить, может, Софья умеет.
Опустилась Наташка, уж ниже куда?
За бутылку к любому готова.
И София, глупышка, махнула туда,
Только мать наврала (что ж такого?).
Наступил только вечер, она заперла
 дочь родную и вскоре явился
кто-то к Софье, хотя никого не ждала,
там ей смысл всего и явился.
Мать Софию решила не глядя продать,
Говорил этот тип рублей двести.
Против воли заставил, заставил страдать.
Умереть ей хотелось на месте…
С Катериной хотели мы мать посадить,
Но уперлась София, не стала,
Только стала, вдруг, слепнуть от того, может быть,
Что тогда головою упала.
А еще, врач сказал, может быть, потому что,
Этот шок повлиял на глаза.
Ей тогда полечиться бы было бы нужно,
Отказалась, ну что тут сказать?
Я, конечно, ее не виню, она срочно
Захотела забыть обо всем.
Она, Паша, к тебе бы пришла, это точно,
Но преградой малыш стал потом»
Павел мерил шагами всю комнату долго,
Он был мыслями где-то не здесь
«Кто посмел? Кто же мог поступить так жестоко?
Не минует его моя месть!»
«Кто же знает,- ответила мама,- кто б ни был,
Ты, Павлуша, о нем позабудь.
Может, он и не наш и откуда-то прибыл,
Да что толку? Назад не вернуть»
«Поделом шельма сдохла,- добавил он, вдруг,-
Только жаль, что посадят за это.
Да, злодейка-судьба, просто замкнутый круг,
У суда справедливости нету.
Теперь ясно, чем новость убила ее,
Ее брата расстрел может ждать.
В лучшем случае он по этапу пойдет,
Но не будем о том мы гадать.
Я ее привезу, я найду докторов,
За границу поедем, коль надо.
Но она будет видеть, увидит мир вновь,
Свои беды забудет когда-то»
«Мне знакомая Софьи писала в письме,
Что про нас Софья не говорила,
Наврала, что одна, у нее родни нет,
Ну а письма в шкатулке хранила.
Разрешенье у Софьи писать не спросила,
От себя написала. Как знать?
Может, ей и неловко тревожить нас было.
Предстоит то тебе, сын, узнать»
 Уговаривать Павла напрасно не надо.
В тот же час он собрался и в путь.
Наплевать уже, ждет его или не рада,
Его с цели уже не свернуть!
Почти сутки в пути, почти сутки тревог.
И за что достается Софии?
Грустный образ ее отогнать он не мог,
Скоро взглянет в глаза голубые,
Ну а там пустота… нет, того быть не может!
Это, видно, ошибка, обман,
Нет ее ничего в этом мире дороже.-
Ее голос, глаза, ее стан.
Вот уж тот городишко, в котором она
Проходила леченье свое,
Он в больницу под вечер лишь только попал,
Медсестра его к Софье ведет.
В небольшую палату вошел он тихонько,
Стоит девушка возле окна,
Она косу свою гребнем чешет легонько.
За окном был прекрасный закат.
Показалось, любуется видом она,
Значит видит? Он к ней подошел,
На шаги обернулась София. Ждала.
А он слов для нее не нашел.
Перед ним стоит Софья, линялый халатик,
Уж видать, как ребенок растет,
Ее взгляд синих глаз заблудился в палате,
А лица его все не найдет.
«Кто здесь?»- тихо спросила и гребень рукой
У окна положила неловко,
Гребень громко упал. Павел чувствовал боль,
И слеза потекла. Что в ней толку?
Он взял длани ее в свои теплые руки,
Софья стала дрожать от того,
Она их отняла у него и без звука
Отыскала руками его.
Легли руки на грудь, лицо Павла затем
Пальцы Софьи нашли, осмотрели.
Он упорно молчал, сам не зная зачем.
Где же бедам конец, в самом деле?
«Павел»- только шепнула и блеск ее глаз
Вспыхнул словно и засиял,
Показалось, видать, и погас в сей же час.
Он вздохнул и Софию обнял.
***
«Я пришел за тобой,- он сказал,- мы уедем,
Ты увидишь мир снова сама.
Есть хороших врачей много на этом свете,
Не поможет, коль, наша страна»
Она слушала тихо, в объятьях тех смелых
Раствориться хотела сама.
И, коснувшись к его волосам неумело,
Улыбнулась счастливо она.
Он умолк и услышал вновь голос ее:
«у меня заберут малыша,
Коль до лета моя слепота не пройдет,
Заберут и не мне то решать»
«Не волнуйся, я рядом,- уверил он вновь,-
Будешь лучшей на свете ты мамой.
Ты испила до дна свои беды и боль,
От других охранять уж я стану.
 Я виновен, я знаю и слов не найду,
Чтоб себя пред тобой оправдать.
Коль гнать станешь, пойму, но уже не уйду.
Я решенья готов годы ждать»
«Я тебя не виню,- Софья молвила тут,-
Я тебя понимаю теперь,
Когда стала сама виноватою вдруг,
Я не ангел, меня не жалей»
«Я тебя не жалею, в серьез говорю,
Потому лишь нашел я тебя,
Что люблю тебя, Софья, безумно люблю,
Ты судьба, половинка моя.
Лишь скажи мне сейчас – ты поедешь, готова?»
И ответила: «Я тебе верю
И доверюсь я сердцу, доверюсь я снова.
Как предать я судьбу нашу смею?
Только есть у меня к тебе просьба одна,
Что все беды забудешь, как сон.
И не будем искать, чья была в них вина,
Мы виновных, увы, не найдем.
Испытанья Всевышний послал нам затем,
Чтобы счастье смогли мы ценить»
«да, я думал об этом. О, как я хотел
Суд свой праведный, все же, свершить!
Но у боли и мести я на поводу
Как твой брат, что не мог по-другому,
Поразмыслив об этом, решил – не пойду,
Пусть  и тот человек – наш знакомый.
Бог накажет его, только жаль, что не сразу,
Но мы сможем забыть, ты права –
Зачем ставить цветы нам в разбитую вазу?
Она свой уже век отжила»
«Я так рада,- София с улыбкой призналась,-
Что в тебе не ошиблась. Ты рядом.
Наконец-то я этого часа дождалась,
Лишних слов объяснений не надо.
Я мечтала, что будем мы вместе давно,
Но гнала эти мысли, не веря.
Мне иного, чем слышать тебя, не дано,
Что не вижу тебя, лишь жалею…»
«Ты увидишь меня,- он ее уверял,-
Ты увидишь и маму и Катю,
И Алешу увидишь, ведь он тебя ждал,
Уже сам подойдет к тебе, кстати.
Ты увидишь дитя, что появится скоро,
Для тебя засияет планета.
Солнце, небо, деревья увидишь ты снова.
Верь, что скоро свершится все это»
И не верою жить стала Софья. Ждала,
Она знала, что мрак растворится.
И уверенна в том она крепко была,
Павел мог ее силой гордиться.
И врачи ей в столице надежды давали,
Но велели пока подождать –
Навредит ли леченье Софии, не знали,
Видно, нужно сперва ей рожать.
Вновь набраться терпения ей, да и только,
Было сложно все это, но ей
Рядом с Павлом ждать было не так уж и горько.
Он заботился нежно о ней.
Да и мама с сестрой окружали вниманьем,
Счастье к ней наконец-то пришло!
И заметила как-то она в ожидании –
Тьма рассеялась, стало светло.
Хоть пока что лишь тени могла различать,
Очертанья родных ей людей,
Но не важно, хоть что-то бы видеть опять,
Ведь во мгле провела столько дней!
Значит, чтоб излечится, ей нужно лишь только
О болезни своей позабыть
И она отступает, не сразу, тихонько.
Все само и пройдет, может быть.
В это чудо не верилось даже сперва,
Но вернулось к ней зрение вновь,
Когда сыну она своему жизнь дала.
Воплотилась в жизнь сказка из снов.
М в ребенке своем, хоть признаться боялась,
Черты мужа узнала внезапно.
Он на Павла похож, как Алеша, казалось.
Почему, как же так? Не понятно!
Может, ей показалось, но день ото дня
Он на мужа похож был все больше.
«Ну, кто скажет, что он не кровинка моя?
Удивительный мир этот, все же!»-
Говорил Павел Софье, к себе прижимая
Малыша, что Ильей нарекли.
«И причиною чуда что стало, я знаю.
Он – плод нашей с тобою любви»
И, чем больше Илюшенька рос, тем сильней
Походил на того, кто стал папой.
И не только лицом, и улыбкой своей,
А с Алешей – как два родных брата.
Как ему лишь минуло три года, у них
Появилась малышка в семье.
Берег Павел семью и детишек своих,
День встречая, порой, на заре.
Обходил он свой дом, что недавно купил,
Обнимал взглядом спящих детей
И за них Бога мысленно благодарил.
Он доволен был жизнью своей.
Вот теперь-то уж понял, рожден для чего
Над своим прошлым он удивлялся:
Почему не хотел он понять одного –
Он любя только лишь поменялся.
Глупо спорил с собой и себя зря казнил,
Ведь до счастья подать лишь рукой.
Небом благословлен, коль уже полюбил,
Если любит тебя, кто с тобой!
Ведь не зря в честь святого апостола Павла
Его мама тогда назвала,
Ведь он счастье нашел, как она и мечтала
И горда сыном очень была.



AuroraBorealis

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться