Большая драконья стирка

Большая драконья стирка

Облака стройными рядами плыли с юга на север. Одно облачко зацепилось за вершину высокой горы, прозванной в народе Драконьей, да так и осталось висеть, то уменьшаясь, то увеличиваясь на ветру.
К горе тем временем подошла молодая девушка. Она ненадолго остановилась возле большой надписи, выполненной красными неровными буквами на черном камне. Надпись гласила: «Не входить! Дракон спит! Проснется – будет агрхм!» Девушка хмыкнула и, стараясь не шуметь, ступила под высокие своды пещеры, из которой доносился мощный храп.
Большой дракон спал на груде золота и драгоценностей. Из его ноздрей вместе с храпом вырывались колечки пара, которые поднимались вверх, насаживались на сталактиты, после чего исчезали.
- Я только одно колечко, - сказала девушка.
Потом подумала и добавила:
- И браслетик.
Дракон храпел. От храпа весьма ощутимо подрагивали стены и пол пещеры.
Девушка снова хмыкнула, присела над грудой золота и начала ворошить драгоценности, откладывая в сторону то одну, то другую цацку. Потом перебрала отложенное, так и эдак вертя кольца и браслеты, надевая на руку, любуясь, снимая и вновь откладывая. Наконец выбрала пару колечек и один браслет и уже поднялась, чтобы уйти...
- Стоять.
Девушка замерла. Потом осторожно обернулась.
На нее смотрел большой светящийся глаз.
Девушка помотала головой. Храп не прекращался.
- А... – сказала девушка. – А как же… Ты спишь или нет?
- Нет.
- Тогда почему храпишь?
- Чтобы ты подумала, что сплю, - сказал дракон. – Я вообще могу одновременно разговаривать, думать, лететь и еще много чего.
- Молодец, - восхищенно сказала девушка, потихоньку отступая к выходу.
- Стоять, - снова сказал дракон. – Ты надпись читала?
- Ыгы, - выдавила из себя девушка.
- Ну. И для кого там красным по черному написано?
Девушка попыталась прикинуться непонимающей:
- Для кого?
- Для таких безмозглых куриц, как ты! – взревел дракон, вскидывая голову.
Девушка попятилась. Потом еще немного попятилась. Потом, все так же пятясь, уже почти вышла из пещеры, но тут дорогу ей преградил чешуйчатый хвост.
- Положь, что взяла, и иди, - миролюбиво сказал дракон. – А то...
- А то что?
Девушка, похоже, не собиралась возвращать ни кольца, ни браслет.
- А то агрхм, - зловеще пообещал дракон.
- Чего? Какой еще агрхм?
Дракон прокашлялся, помотал головой, разминая шею, с силой втянул воздух и с громким криком «Агрхм!» выпустил струю пламени в заднюю стену пещеры. Стена тут же раскалилась и покраснела. В пещере стало жарко.
- Мне плохо, - простонала девушка и медленно опустилась на золото, закатывая глаза.
Драконья морда нависла над лицом девушки. Острый язык, высунувшийся из пасти, аккуратно прошелся по нежной щеке.
- Эй! - Девушка вскочила, возмущенная до глубины души. - Нечего меня слюнявить!
- Живая, - удовлетворенно сказал дракон.
- Полуживая, - поправила девушка. – Чуть не умерла от страха. Разве можно так пугать?
- А как можно? – с интересом спросил дракон.
- Ну... не знаю. Но не так!
- Извини.
- Извинить? Тебя? Хм. Я подумаю.
Она и правда задумалась, закрыв глаза. Подумала немного, открыла глаза и спросила:
- А можно в качестве извинения ты подаришь мне немного золота?
- Гм.
Теперь задумался дракон.
- Видишь ли. Я должен тебя предупредить кое о чем. Нет, если бы я хотел скрыть, я бы не стал предупреждать. Но дело в том, что все драконы очень честные. Если ожидается агрхм – мы так и говорим: будет агрхм. Но вы, люди, почему-то не склонны нам доверять. Отсюда ваши беды.
Девушка ничего не поняла:
- Какие беды? Ты про что?
- Я про золото, - пояснил дракон. – От него все беды.
- Разве? – удивилась девушка.
- Точно, - кивнул дракон. – Наше, ну, то есть, драконье золото обладает особыми свойствами. Оно хранит в себе остатки снов. Которые имеют магическую силу. Вредную для людей. Поэтому из-за него вспыхивают ссоры, драки, а то и войны. Оно способно вызвать засуху, голод, потоп, град, землетрясение...
Девушка перебила дракона:
- Так ты не хочешь подарить мне что-нибудь из своей коллекции? Жалко, да?
- Я честно предупредил, - сказал дракон. – Но на всякий случай повторю. Драконье золото чаще всего вредно для людей.
- Значит, жалко, - с сожалением сказала девушка.
- Ты меня не слышишь, что ли? Эй, девица, прочисть уши. Мое золото принесет тебе много слез.
- Вот зачем тебе столько? – гнула свое девушка. – Если я возьму немного, разве от тебя убудет? Два колечка. Всего лишь. А ты лежишь на нем, как...
Она хотела сказать – как собака, но догадалась, что это сравнение может не понравиться ее собеседнику. Поэтому продолжила:
- Как жадина. Зачем оно тебе вообще? Ни на хвост не надеть, ни на коготь. Зачем тогда?
- Так, - сказал дракон. – Значит, предупреждению ты не вняла. Зайдем с другой стороны. Видишь ли, я на золоте сплю.
- Э?
- Чего «э»? Ты вот на чем спишь?
- Ну... как на чем? На кровати.
- А перина, простынка на твоей кровати есть?
- Ясное дело, есть.
- Так вот. Для меня и перина, и простынка – это груда золота!
- О, - только и сказала девушка. – Должно быть, это очень... э... приятно – спать на золоте.
- Мне – да. Это моя постель, ясно?
Он загремел страшным голосом:
- И мне совсем не нравится, когда из нее выдергивают по перышку!
Девушка закричала, повернулась и бросилась вон из пещеры. Не забыв, правда, прихватить с собой колечки.

- Я честно предупредил, - сказал дракон. – Моя совесть чиста.
Он спал в этой пещере уже триста лет, и его постель нуждалась в чистке.
А для чистки был только один способ.
Дракон выполз из пещеры, сделал «агрхм» в сторону объявления, и, когда скала остыла, проявилась изменившаяся надпись: «Не входить! Дракон улетел! Вернется через месяц. Золото не тырить, иначе будет агрхм!»
Завтра же... нет, пожалуй, уже сегодня сюда заявится толпа из ближайшего города. Драгоценности растащат в считанные часы.
Дракон взмахнул крыльями и взмыл в воздух. Сдунул облачко с вершины горы.
Он очень любил порядок.
Он очень любил спать на чистом золоте.
И вовсе не был злобным или вредным.
- Я же не виноват, - бормотал он, набирая высоту, - что золото очищается человечьими слезами. Я честно предупредил. Написал объявление.
Но он знал, что людей это не остановит. Что пещера скоро станет свободной от золота, и оно растечется среди людских поселений и городов, что жажда обладания им спровоцирует ссоры, драки, стычки, предательства и даже военные конфликты. А потом, года через два-три можно будет заняться сбором очищенного золота...
Правда, дракон надеялся, что люди поймут: для очистки золота от драконьих снов вполне годятся слезы радости и счастья.
Хотя именно этот способ ему лично не встречался ни разу.
А вдруг?



Натали Синегорская

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться