Большая инквизиция

Размер шрифта: - +

Глава 30. Кора стреляет

2 сентября 2010 года, до казни остается пять часов.

 

Очнулся Боб только в начале пятого часа следующего дня. Лежа на спине, он открыл глаза и увидел на своей груди необычное зеленое существо с вытянутой мордой и маленькими чёрными глазками, похожими на пуговицы. Существо это было не выше индюка. В длинных и худых лапах, занесённых над головой, оно сжимало увесистый тесак с широким лезвием для рубки мяса. Судя по всему, существо собиралось раскроить Бобу череп. Он попытался закрыться руками, но тут же понял, что его держат. Причем «держат» не совсем точное слово. Ноги и руки Боба были натянуты, как струны. Четверо помощников новоиспеченного палача тянули их в разные стороны с явным намерением расчленить жертву. Еще немного и он услышал бы треск рвущихся сухожилий.

  Прежде, чем Боб успел позвать на помощь, в кухне прогремел ружейный выстрел. Зеленый палач с занесенным тесаком разлетелся в пыль. Тесак, перевернувшись в воздухе, вонзился в пол рядом со щекой Боба.

Черная душа убитого габи еще секунду другую парила над недобитой жертвой, а затем рванулась в противоположный конец кухни. Уцелевшая группа зеленых габи мгновенно рассредоточилась в разные стороны. В кухне мелькали их тени, кто-то из хомосов запрыгнул на кухонный стол, а оттуда ещё выше, на подвесные шкафы. Вот захлопали дверцы, на пол упала и разбилась широкая тарелка для фруктов, зазвенели рассыпанные столовые приборы. От таких быстрых, резких перемещений в глазах у Коры двоилось и троилось.

И тут раздался следующий выстрел. В этот раз Кора стреляла больше наудачу и, не попав в цель, разнесла графин с питьевой водой.

В кухне царил полумрак, разбавляемый уличным освещением. Кора стояла в двух метрах от Боба на полоске желтого света, падающего от высокого фонаря дома напротив. Её тёмный силуэт на фоне окна выглядел крайне воинственно. Она всё ещё ждала ответного удара и, не двигаясь с места, целилась в сумрак кухонных углов.

Неожиданно все звуки исчезли.

- Ты как там? Живой? – взволновано спросила Кора.

            Боб уже поднялся на ноги и успел отойти от первого шока. Он вытащил из пола тесак и вместе с Корой ждал следующего нападения.

- Что это было? –  спросил перепуганный на смерть Боб.

- Кажется, они пытались отрубить тебе голову – Кора облизнула сухие губы. – Осторожней, здесь повсюду стекло.

  В смотровом окошке печи зияла крупная дыра. Незадолго до пробуждения невольников из печи вылетел первый хомос, обретший плоть. Чуть позже из печи повыстреливали остальные габи. Выпрыгивая из инкубатора, все они ударялись о белую дверцу холодильника, отчего там теперь образовалась вмятина.

В полых телах хомосов горел чёрный инстинкт убийц. Для вугов они давно стали живым оружием, которое не нуждается в особой подготовке. Хомосы признавали только одну форму жизни – габи. Все другие формы являлись врагами, подлежащими немедленному уничтожению.

Боба выбрали первоочередной жертвой из-за очков. Хомосы решили, что это странное приспособление на голове в виде круглых стёкол является признаком лидера. С гораздо более крупной рыжеволосой самкой они рассчитывали разделаться чуточку позже. Но они ошиблись. Рыжая самка представляла куда более серьезную опасность.

Боб и Кора не хотели искушать судьбу во второй раз. Из кухни нужно было выбираться. Наступая на осколки стекла, они попятились назад к выходу. У стены Боб нащупал включатель. В кухне вспыхнул свет.

Пол был усыпан осколками твердой адской смолы и разбитого стекла. С кухонного стола капала вода из разбитого графина. Здесь же валялись рассыпанные столовые приборы, перевёрнутый тостер. На обеденном столе, в другой половине кухни, среди выставленных на обозрение предметов саквояжа, не хватало янтарных шаров. Боб, озарённый догадкой, возбужденно указал Коре на стол.

- Они наверняка  вылупились из тех штук!

Кора лишь грустно вздохнула. Что тут скажешь? Мало им своих проблем, теперь к ним добавилось ещё маленькие зеленые убийцы.

Они по-прежнему стояли у самого выхода из кухни и уйти им мешало лишь любопытство. Подходить к столу никто из них не решался. Кора не отпускала ружья и водила им из стороны в сторону, словно находилась в тире-атракционе. Ей, как и Бобу, было очень страшно.

- Видела, что стало с тем, что был на мне? – у Боба до сих пор перед глазами стоял зеленый монстр с занесенным тесаком. – Он вроде бы не совсем умер.

- Прости меня, Боб.

- За что?

- Не нужно было взбалтывать эту чёртову пробирку.

Боб уже хотел сказать, что в этом нет её вины, как вдруг, тостер у дальней стены, без всякой видимой причины, заскользил по поверхности длинного кухонного стола. Этим манёвром тостер напоминал самолет, разгоняющийся по взлетной полосе. Шнур, воткнутый в розетку, быстро разматывался, пока тостер не достиг края стола. Тогда штепсель выскочил из гнезда, и тостер взмыл в воздух. Причина этой чертовщины крылась в природе габи. Оказавшись в совершенно неестественной среде, габи-дух убитого хомоса несколько растерялся. Вместо того, что вернуться в печь газовой плиты и начать процесс перерождения, он залез в интересный металлический прибор с длинным раздвоенным хвостом. Чтобы сделать тостер частью своего организма габи потребовалось всего несколько минут. За это время габи-материя проникла в каждую молекулу этого бездушного тела, изготовленного для кулинарных целей. Отныне это был не просто тостер. В определенном смысле это была новая форма габи. В Габи-сити её назвали бы габи-тостер.

Чтобы освоиться в новом теле, габи-тостер начал выделывать круги над газовой плитой. Его длинный шнур нелепо цеплялся за газовые конфорки.



Ник Трейси

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться