Больше трёх не собираться

Сфинкс

Сфинкс

 

С тяжелым сердцем покидал он действительность, которую так пестовал. Душа, разрывающаяся от ощущения неисправимой ошибки, несла печаль сквозь пока ещё знакомые созвездия. Проплывая мимо одного мирка, он остановился задумчиво вглядываясь в занесённое красным песком лицо того, кто был почти его сыном, но ставший его первым врагом в том мире, который он покинул недавно…

Маленькая злобно-красная планета, плыла сквозь время и пространство. Последнее пристанище первой ошибки Создателя. Отсутствие кислорода, как и впрочем всей биологической жизни, нисколько не мешало ей, быть прекрасной тюрьмой даже мёртвому богу. Недра планеты, поглотившие тело, не посмели коснутся его великолепного лица, неземной красоты, слепленного по образу маски Демиурга. Грустная, чуточку обречённая улыбка, казалось, блуждала по этому окаменелому лицу… Как будто и не было той борьбы, что разразилась за много миллионов лет в этой же части галактики, правда, тогда она все ещё была известна во всех межгалактических справочниках как Терра Инкогнито. Земля Неизведанная. Циклы, что протекали на ней, будили воображение великих зодчих. Так появились первые создания и хозяева этой планеты. Возгордившись, что созданы руками самого Демиурга, они, переходя в своём преступном порыве все рамки, стали, создавать уже себе подобных, сливая и смешивая божественное и звериное, переворачивая историю эволюции, не туда, где был рассвет этой планеты, а наоборот, во мрак.

Он был первым, кто открыто выразил своё презрение Творцу. Кто стал символом божественного бунта… И разразилась великая битва, и сошлись в том сражении все силы, что принимали то одну то другую сторону, но земле было без разницы, она принимала всех… Лучшее создание Демиурга, почти его ребенок, он не был его жалким отражением, это потом, учтя ошибки прошлого, Создатель начал лепить по образу и подобию своему другое дитя - человека, ставшего всего лишь слабой тенью отражения… Так вот этот первенец создал своё логово сильного и ловкого зверобога на вершине горы Меру, заявив, что он теперь будет контролировать, кем заселять этот мир, что и послужило началом войны… Ибо та гора, была единственной твердью, с которой и началось строительство и развитие этой планеты. Именно с этой горы, по преданию, должны были спустится те, кому, передаст свою власть Творец над миром, временем и пространством.

Тело льва, хвост скорпиона, крылья орла и неземное лицо высшего существа, отражающего всю гамму чувств, вскинув голову к небесам, бросило им вызов.

И вызов был принят, в спешном порядке создавались отражения Демиурга, что вступали в битву и умирая приносили победу ему. Брат не вмешивался, смотря на всё со стороны, и только время от времени отпуская едкие замечания, показывал что он вообще ещё находится здесь…

Долго длилась битва, но вот один из тех, кто был почти во всём похожь на творца, ставший в последствии его неофициальным любимчиком, при помощи энергетической сетки, смог сместить полюса, накинуть сеть на бунтаря и…

И объятый всполохами, провалился в открывшейся портал вневременного - пространственного колодца, взбунтовавшийся бог. Очень ловко расставленная ловушка, захлопнулась. Зверобог оказался заточённым на чуждой планете, ставшей его тюрьмой.

Творец вглядывался в посмертную маску, выделяющуюся на поверхности злобно красной планеты и вспоминал, как он сам очень долго ждал, когда же его создание перестанет существовать. Он дождался этого… Зверь умер раньше века, не успевшего пройти после его заточения.

Постоянно дежуривший возле пространственно временного портала, божок, что уже стал в глазах многих чуть ли не правой рукой самого Демиурга, ликовал…

Отправив сообщение Создателю, он приказал другим мелким божкам своего не очень большого пантеона изготовить уменьшенную статую, первого врага Демиурга. Чтобы напоминать всем и, в первую очередь, Творцу о том, кто помог удержать власть его, а потом верой и правдой служил добровольным тюремщиком. Но награды не последовало… Были, конечно, слова благодарности, но всё это казалось не то, на что рассчитывал обманувшийся бог. И тогда в тайне мечтающий, чтобы и это сооружение, было погребено твердью земной, он наслал на те благодатные места, пустыню и песок… Но грандиозная статуя, со спокойной, мертвой грацией, всё так же кидала немой вызов богам, теперь уже на земле, где существовали последние отражения Демиурга.

Однажды, проплывая мимо неё, на своей лодке, по чистому как лазурь небу, мелкий божок не выдержал взгляда каменного исполина… Метнувши молнию, он возжелал изуродовать нечеловечески красивое лицо каменного бога. Он смог отколоть лишь маленький кусочек, остальное доделало время и природа…

Но именно тогда, у казалось бы мертвого лица, проскользнула и навеки застыла, ироническая улыбка, как бы говорившая: «Амон ты сердишься? Значит ты не прав!» Умерший бог оставил о себе память…

А поджавший от страха «хвост» божок, прилетев в резиденцию прародителя, поведал обо всём, что было ведомо ему самому. Демиург так же вспоминал как потом началось развитие того цветущего сада на той планете… Но очень скоро все стало рушиться: похожие на него внешне, создания не были им внутри себя. Он перестал баловаться с генной инженерией, создавая только свободные отражения, извлекая урок из прошлого, он создал такие модели, для которых достаточно было нажать клавишу перезагрузки, и пустить всю жизнь по новой колее. Но рука так ни разу и не смогла нажать на неё…



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться