Больше трёх не собираться

Соломонович

Соломонович

 

Новый перенос пера доставил троих избранных в новую точку времени и пространства.

Лесостепная местность так до боли напоминала команде Родину, что по обоюдному согласию они решили задержаться чуть подольше в этом мире.

Разбив лагерь и приняв меры безопасности, которые вылились, в вывешивании пера на высокой жердине, по принципу «высоко сижу, далеко гляжу», в надежде отдыха и покоя от всего суматошного.

Герои (а Яков, Александр, Израиль были именно ими) тоже захотели отдохнуть, блажь, конечно, но кесарю кесарево…

Взяв лук, Яков отправился в лес на охоту. Израиль, смастерив удочку, двинулся к реке. Александр упорядочивал свои записи, причём Хосе, сотворивший свой дубликат, только меньшего размера с вечным псевдозапасом чернил, решил, по его мнению, проблему Александра в части, касающейся отражения действительных приключений путешественников… Тот в память о друге назвал этот самописец Хосе Второй.

Погода стояла великолепная…Легкая горчинка осени, плывущая паутина, лес полный изысканных лакомств - все говорило о том, что здесь действительно можно остановиться и подумать не только о душе, но и о Боге…

Изя удил долго в речке у запруды, как он их находил, не знает никто. Соломонович на все вопросы друзей, отвечал примерно так:

- Если бы ваш народ водили по пустыне сорок лет, вы бы и под толщей земли видели и чувствовали воду!

Вот только рыбалка не всегда удавалась у Избранного, примерно как сейчас…В течение трёх часов ни окунька, ни карасика, ну ничего не клюнуло в тихой заводи.

Кормя комаров и терпеливо подёргивая самодельный поплавок, Соломонович ждал своей жертвы, как расчетливый убивец с большой дороги.

Взмолившись, он укорил Бога за то, что тот не бросил все дела и не послал бедному еврею желаемого улова.

Бог ответил ему подёргиванием поплавка…

Рывок - и на бережке бьётся чудо чудное, диво дивное. Рыба, да непростая, а золотистая, в переливах чешуи играли искорки, отражающиеся в каплях озерной воды и солнце, что придавало рыбе, антураж драгоценного украшения.

Рот её был полон зубов и на голове не наблюдалось никаких отличительных признаков мифически - креативного происхождения.

- Класс! – Изя отбросил удочку, - Это ж надо, вот свезло так свезло, пацанам покажу, обзавидуются. - Изя обошёл рыбу по кругу почёта.

- Отпусти меня, выполню всё, что пожелаешь, в пределах разумного. -прошелестело в воздухе, - Отпусти, два желания любых…

- Ага, классиков я уважаю, они врать не будут… Или вы думаете иначе?

Рыба дёрнулась на берегу.

- Чего хочешь? Бессмертие? Золото? Дворцы? Гаремы?

- Как минимум трёх желаний!

- Да будет по слову твоему! - рыба как будто удовлетворенно улыбалась.

Изя, взяв в руки рыбу, бросил её в воду, немного сожалея, что нельзя будет похвастать таким уловом.

- И так? – голова рыбы высунулась из запруды.

- Желаю, Желаю, Желаю…- Изя затанцевал по берегу, не зная, чего бы сейчас пожелать такого…

- Уважаемая, я хотел бы, оставить в качестве бонуса, право подумать. Или вы предлагаете мне дополнительные желания потом… Думать?

- Ладно! Когда что-нибудь захочешь, просто щёлкни пальцами и чётко произнеси желаемое…- рыбья голова исчезла, а пузыри сложились во фразу: « Бойся желаний, они сбываются!», правда, очень быстро всё пропало, потому счастливый Коган поспешил выкинуть предупреждение из головы.

Изя, закинув удочку в кусты, пошел в сторону лагеря, чело его всё больше омрачалось. Жадность и желание похвастаться распирало душу Богоизбранного.

Лагерь встретил Когана разноголосьем, не придав этому значения, он направился в просвет между деревьями, по тропинке, что вела к друзьям.

Смело, ступив на опушку, Изя опешил…

Вокруг Александра сидели несколько человек и о чем-то оживленно говорили… Но вот одежда, та, что бросилась сразу в глаза завхозу периферийного ДК, она была похожа на ту, что когда-то он видел у своего рабби Авраама Исаака га-Когена Коока на вышитом куске гобелена, он же в свою очередь говорил, что так были одеты предки евреев, которые выбирались из земель Фараоновых.

Не видя сразу Якова, Изя стал оглядывать лагерь. От души отлегло…

  • в стороне Яков с незнакомцем метали ножи в дерево, на котором в качестве мишени была вывешена его ермолка, схватившись за голову, на коей не оказалось оной после утренней молитвы - Шахарит. Изя печально поднял глаза к небу: «Прости им, Господи, не ведают, что творят!»- мысль, метнувшаяся к создателю, принесла с собой очищение от гнева.

Переступив черту лагеря, он отметил, что речь незнакомцев, стала понятна, напоминая ему о чем-то забытом из детства, когда речь Учителя служила путеводной звездой, и как всё стало стираться из памяти, когда Рабби эмигрировал.



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться