Больше трёх не собираться

Размер шрифта: - +

Моисей

Моисей

 

Гора, опоясанная серпантинной тропой, манила в высоту, что было в этой тропке такого, что каждый шаг героев становился шагом на Голгофу: пот, катящийся по лицам, прерывистое дыхание, и это только в начале пути…

- Высоко забрались, братаны! - Яков вытер со лба выступившую влагу.

- Так ближе к Богу. - пояснил Александр.

- А то я не понял! Ты мне лучше скажи вот что, зачем пудрить мозги людям, ну и сидел бы себе в шатре этот Моисей, крапал по тихой грусти заповеди, нет же попёрся, чёрт кошерный, такую даль…

- Яша, прости, тебе не понять. Человек только тогда сможет вытравить из себя скотину, когда будет способен на поступок, не ради себя любимого, но ради многих. Это сродни духовному подвигу. Для нас сейчас кажутся смешными люди, которые бежали в горы, пустыни, скиты, но поверь, от этого выигрывали не они, а человечество в целом… Они возвращались, и мир становился другим, чуточку ближе к Создателю…

- То есть сейчас мы типа свершаем духоборческий подвиг? Не согласен, надо было загнать сюда Изю, пускай бы отдувался, это как никак его банда.

- Яков, ну прекрати молоть чепуху, причем здесь банда? Пойми наконец, перед тобой настоящая страница истории, ты - свидетель таких событий, да тебе цены не будет, если когда-нибудь мы вернёмся и кому-нибудь расскажем о том, что видели своими глазами, детекторы лжи ещё никто не отменял, так что доказать правдивость слов - не вопрос, коллега…

- Во, во, правильно подметил, свидетели, а они, как правило, долго не живут, так что либо «Кащенко», либо в фантасты, в принципе не далеко одно ушло от другого.

- Братуха, тебе не надоело, чего ты как муха на клиенте, побольше оббежать стараешься, экономь силы, нам ещё, чую, далече придется пилить по этой тропке камикадзе.

Так, переговариваясь, обо всем и ни о чём, они преодолели почти весь путь. Ветерок, гуляющий в вершине осушил их разгоряченные тела, приведя не только физическую оболочку в норму, но и духовную составляющую, потому как, когда оглянулись они на проделанный путь, перехватило дух у обоих… Красота дикого мира, открытого всем ветрам, кучка мурашей у основания горы, что способна покорить Вселенную - вызывали полное онемение; душа, воспарив ввысь, пела…

И в песне той было всё: и благодарность Творцу, Земле и Небу, Воде и Огню, и свобода, которой нет границ, нет зла и жестокости, оков и предательств, но только душа и Создатель, который, улыбаясь, дарует всё; и тяга творить и созидать, любить и слышать тишину, верить и дарить себя без остатка, надеяться и ждать, обретать и воплощать...

Очищенная под лучами жаркого солнца, душа, подобно цветку, раскинув лепестки, жадно вбирала эту энергию, как будто знала, что ещё чуть-чуть и грубое животное тело притянет её назад, а потому - все выше и выше, авось не достанет, не вернёт в узилище, не заставит работать день и ночь, чтобы кому-то передать словами ту песню, что сейчас она поёт…

Оторвавшись от созерцания Вселенной и Бога, они переглянулись…

- Сань, предупреждать надо, у меня будто вынули душу, а потом подарили обратно, нафиг мне такие пельмешки?

- Яша, заткнись, не ломай кайф…

Более энергичный напарник, уже осмотрев близлежащую местность, ткнув пальцем, сказал:

- Гляди, Санёк, пещера, а вон и костерок, так что не отставай, о душе думать потом будем на досуге, а сейчас за мной, с реликтами знакомится будем.

Спутники ускорили шаг, тропинка привела их к каменной площадке, на которой и развернулись дальнейшие события.

Седой мужчина, стоя на коленях чему-то молился, глядя на горящий куст, вокруг были расколотые каменные плиты, отколотые края, крошка - и все это на площадке, что упиралась в пещеру…

На звук их шагов из пещеры вышел другой старик, суровый, обветренный, борода до пояса, жилистый, с блестящими глазами религиозного фанатика, зрелище было то ещё…

Голос молящегося журчал, после произнесения классического « Аминь» он поднялся с колен, заметив путников…Синие как небо глаза жгли пришельцев, на кого бы из них не упал взгляд, затем разверз уста свои:

- Что забыли, странники, здесь, так далеко от грешной земли?

- А-а-ро-н ,че-го на-до этим по-цам? - заикаясь, но не сводя глаз с Избранных спросил пещерник.

- А, может, мы хотим поближе к Богу, папаша? – Яшка, не терпевший, религиозный фанатизм, ехидно отреагировал на вопросы стариков.

Ткнув пальцем в пещерника, он скинул руку Александра, пытавшегося успокоить друга…

-Ты что ли главный жид Моисей? - Яшка сознательно нарывался на грубость. Агрессивное поведение вкупе с усталостью прорвалось в цыгане на полную катушку, выплеснув вместе с вопросом и негатив.

Александр, отстранив цыгана, ступил на каменную площадку.

- Яша, остынь, дай поговорить с отцами?

Обращаясь к патриархам, он произнёс:



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться