Больше трёх не собираться

Дестроер

Дестроер

 

Долго думал Бог Шива, как ему поступить, потом, взявшись за трезубец свой, он освободился от телесной оболочки… Смена тел всегда происходит через смерть живого…

Его огненная ипостась расплавленной каплей устремилась туда, где ждало приключение… Горы Гималайские, трепещите, идёт один из трех величайших богов индусского пантеона… Брахма и Вишну пускай отдыхают, он будет тем, кто вершит судьбы Миров…

Одним усилием воли он достиг острых пиков, но на приступ горного монастыря пока не пошёл… Была у него мысль другая…И действие другое, что неподобающе богу затеяно им было…

В одной из забытых заснеженных пещер вечеряло семейство снежных людей - это тупиковая ветвь неудавшегося эксперимента богов над людьми…

Шива, осветив пещеру, вошёл в главного самца этой стайки…

Его ипостась жаждала крови…

Взревев, и уничтожая всех на своём пути, обезумивший самец рвал зубами, всё, что могло содержать жизнь… Самка, детёныш, молодые самцы - все они превратились в корм для безжалостного бога.

Смерть и ужас, воняющей волной исходя, глумясь, била в небо…

Белая шерсть самца, заляпанная кровью, окровавленные клыки, безумные глаза - всё это Шива-Разрушитель.

Он принёс смерть… Утолив свою жажду крови, он взревел и направил, послушное тело наверх.

На верху было много еды…

«Теплое мясо и вкусная кровь…Вперед животное!» - мысли стучали в пустой, черепной коробке, так как все участки, отвечающие за сознание, Шива, попросту выжег, чтобы зверюшка не мучилась, оставив только инстинкты дикого зверя, они его забавляли…

Ночь была ужасна…

К утру от монастыря не осталось ничего, кроме осквернённой статуи Будды. Пред ликом которой кто-то, кто, извращаясь и глумясь, выложил из оторванных голов свастику, а из разорванных частей тела - надпись на санскрите.

Дацан был осквернён и оплёван таким же божеством индусов, которые также как и Будде возносили молитвы одному из трёх… Брахма, Вишну и Шива, не смирились с Буддой…

Страшнее этих слов с их символикой сложно было что-то придумать:«Славься Будда! Встретимся в нирване!»

Статуя, забрызганная кровавыми ошмётками, казалось, испускала дух…

Посреди бронзовой груди, где ранее находилась свастика, теперь красовалась дыра с ободранными краями, как будто кто-то огромными когтями вырвал кусок из живой и трепетной плоти Бога…

Зверь стоял и смотрел на дело рук и клыков своих, ему нравилось…

Кусок бронзы в его руке, опаляя кожу на ладони, принимал форму укороченной призмы, в навершие которой выплавлялся круг, с заключенной в окружности свастикой, все стороны этого чуда были покрыты фигурами олицетворяющими жизненные элементы строительной базы планеты Земля, а именно: пиктографические изображения четырёх стихий: земля – круг, вода – зигзаг, подобный молнии, огонь - крест, заключённый в овал, воздух – роза ветров в тридцати двух ипостасях - всё это напоминало колокольчик; странная и в то же время завораживающая работа слилась в нём одном…

Бог понимал: вот нечто на его руке - это и есть вторая часть артефакта; воздух пронизывает всё, без него нет ничего, потому он вверху пирамиды Демиурга…

С груди настоятеля была сорвана цепь с остро отточенными гранями, причём, потянув за цепь, чудовище срезало седую голову…

Это его ещё больше порадовало…

Опасное ожерелье украсилось необычным кулоном – колокольчиком…

Зверь дрожал от переполнявшей его энергии…

На утреннем солнце, необычное украшение искрилось и переливалось, самец довольно порыкивал, колокольчик при ходьбе тихонько и жалобно позванивал…

По ком звонил этот колокольчик? Не ведомо?

Может, что-то оплакивал? То незнаемо?

Всё впереди…

Время всё расставит по своим местам… Оно хороший лекарь, но плохой косметолог, так утверждают многие, и не только люди…

 

Судьба Шанны

 

Утро в деревушке было хмурое, неприятности так и напрашивались в гости…

Друзья, собравшись в низу корчмы, почёсывались от укусов ночных доброжелателей, потягивали травяной настой, заменявший и кофе, и какао с булочками, смотрели на то как насыщался Мелкий.

Саня вздохнул:

- И куда в тебя только лезет? Аж завидно!

- На какого мы ту птичку схарчили? Теперь как люди сможем поесть только через лет сто! - Яшка ворчливо говорил, но когда Шанна поперхнулся от услышанного, он, победно улыбнувшись, подмигнул ему с видом «Учись салага!»…



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться