Больше трёх не собираться

Асур

Асур

 

Трое прибыли в ночь; по-походному, на скорую руку, соорудили лагерь и уже собирались приступить к своим любимым делам… Но…

Яшка, вглядываясь в ночь, тихо приподнялся от костра.

- Ша, у нас гости…

Изя с Саней переглянулись. У цыгана был абсолютный слух, а потому друзья поверили сразу, не вдаваясь в подробности, что что-то не так.

Вскоре и они услышали тихие шаги, сопровождающиеся всхлипываниями.

На освещённую огнём полянку вышла девушка, красивая, стройная и, как любят сейчас говорить, сексапильная, до умопомрачения. Смоляные волосы водопадом накрывали холмы, что при движении тела, так соблазнительно колыхались; короткая набедренная повязка говорила о том, что представительница слабого пола не пользуется кривыми колготками.

Всхлипывания внезапно оборвались.

Испуг, читающийся в её глазах, можно было сравнить с испугом обречённого на смерть зайца в период половодья, когда он увидел, что дед Мазай проплыл мимо и шансов на жизнь больше нет.

Она что-то произнесла горловым звуком, обхватив себя за плечи, замерла, готовая то ли умереть, то ли тут же сорваться в ночь.

Волна флюидов, сшибающая, на прочь башню, прокатилась по всем троим.

«Ну, вот и всё, хана нашей гоп компании: женщина на корабле всегда была к беде…» - понеслись мысли у Яши, - «но ведь хороша-то как, чертовка!» - с этой мысли он переключился на воспоминание о хозяйке озера, и тогда пришло чувство, которое уже ничем нельзя было выкорчевать из грешной души цыгана, он помнил только её, и другие рядом с ней просто блекли, а потом, поигрывая клинком, он сделал приглашающий жест, к огню.

«Дитя, сущее дитя, как она оказалась здесь!? И как она стоит? Девочке же неудобно…» - мысли Изи были где-то в районе отцовских чувств.

«Кто она? Что делает здесь? И почему она вызывает во мне непонятное, смутное чувство тревоги?» - Александр поднялся от костра, нащупывая перо, вытащив его, он обратился к тому мысленно:

- Хосе, просканируй её, на вшивость.

- Не буду, хоть весь ворс выщипай.

- Не понял?

- Чего ты не понял? Дурак ты бесчувственный… Понял?

- Лахесис, объяснись, будь ласков?

- Сказала, не буду, значит, не буду! Два медведя в одной берлоге, не живут…

Не обратив внимание на начало фразы, Александр почесал затылок, таких закидонов от верного Хосе он не получал никогда. Вновь всплыли подозрения по поводу голоса и ориентации. Неизвестность стала мучительной, потому Александр решился:

- Или ты сейчас всё мне объясняешь, или в дальнейших твоих услугах мы не будем нуждаться.

Перо, чуть не воющим голосом, казалось, надрывая связки, истерично ответило:

- Мне параллельно.

- Я тебя чем-то обидел?

- Ты - нет, она - да!

- Да ты же её только сейчас увидел?

Александр в недоумении уставился на взбунтовавшееся перо.

- Саша, ты чурбан! Понимаешь? Чурка бесчувственная!

- Хосе, ты чего?

- Я не Хосе, я – Лахесис! Двоечник! Недоучка!

- И чего?

Выпавший в осадок студент возомнивший себя героем, был в ещё большем недоумении.

- Я, старшая мойра, богиня судьбы! Я дочь Зевса и Фемиды! И эту сучку, от которой за милю тянет похотью, я смотреть не буду!

- Ты мне её на предмет дряни какой-нибудь просканируй, чего ты всё мне про то, что она – баба!

Взорвавшийся Саня своим криком похоже успокоил перо.

- Ты уверен, что она тебе не нравится?

- Задолбил, или задолбила… Уже не знаю, как правильней будет?

- Как скажешь, милый, так и будет. Но она точно тебе не понравилась?

- Врать не буду, понравилась, но звоночек какой-то не хороший, с душком девонька…

Ворчание Александра бальзамом растеклось где-то там в глубинах пера.

- Поднеси меня к виску этой…

Александр вытянул руку в открытом жесте, показывая, что оружия у него нет, а, значит, безопасен. И может нести свет и просвещение темным дикарям.

Неспешно подошёл к девушке. Та ещё, находясь в каком-то трансе, не отскочила. Но, сжавшись, испуганно оскалила прелестные зубки, которые по всей видимости не чурались сырого мяса.

Александр осторожно поднёс руку к виску девушки. Свет, изливающийся с кончика пера, окутал голову незнакомки. Перо, скользнув, сделало круг возле её головки и кончиком коснулось по очереди обоих висков девушки. Её дивная грива осветилась, и внезапно свет потух, а девушка рухнула без чувств.



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться