Больше трёх не собираться

Место артефакта

Место артефакта

 

Головная боль ифриту не страшна, но как не охота открывать глаза, не хочется, чтобы сказка исчезала…

Его вчера освободили какие-то непонятные смертные.

Нет, чтобы дворцов да невольниц потребовать, или на худой конец золота, драгоценных камней с гору.

Они… Они посадили его за достархан, пили с ним, говорили с ним, а что ждёт его сегодня!?

«Эх, вернуть бы вчерашний день!» - пронеслась мысль грустная, с этим и открыл глаза он.

Картина открывшаяся его взору, была таковой.

Яшка в обнимку с Изей спали, по детски плямкая губами, утренний холодок заставил их прижаться друг к другу, Соломонович ещё и крыльями накрыл сверху друга.

Александр и Асур лежали тоже вместе, только вот их полежалки нельзя было назвать дружескими. Голова девушки покоилась на груди мужчины, раскинутые руки, как крылья, пытались охватить весь мир, но цеплялись только за этого мужчину.

Достархан был весь разгромлен, как будто через него прошёл хан Тохтомыш.

Джинн потёр глаза, чего-то было не так, вчера, вроде, было лето, жарко было, а с чего сейчас-то осень, за одну ночь природа так не меняется.

Ифрит не стал испытывать судьбу и полетел за новым достарханом, чтобы уж потом начать будить хозяев.

Когда он вернулся, все уже проснулись. Морщась от головной боли, оглядывали место своего пребывания.

То, что было вчера, сегодняшней картинке как-то не очень соответствовало.

Перо истерично билось под курткой у Александра:

- Значит, ты так со мной смертный! А сам… А она… Всю ночь на твоей груди…

- Слышь, а где это мы, Сусанин-герой? - Яшка не упускал момента поддеть истерично зудящее перо.

- Пошли все на ху…тор, я сам здесь впервой!

- Да чего, случилось-то, уважаемый Хосе? - Изе невозможно было отказать в корректности, даже с бодуна.

- Ага, не помните? Ну так я напомню. Вчера именно ты, Израиль Соломонович Коган, возжелавший пообщаться со мной, напоил меня, выведав, где находится третья часть артефакта, при этом приговаривая, что какому-то Моссаду у тебя учится надо. После этого ты обработал джинна так, что он вас без всяких желаний перенёс в это место. А сейчас, я таки понимаю, что вы скажите мне, что вы не помните ничегошеньки? Таки я прав, Коган Израиль Соломонович?

- И это всё сотворил я? - Коган в замешательстве перекрестился.

- Ребята, вы мне верите? Я не специально, честное еврейское!

- Да уж, сделанного не воротишь! - Саня притворно изобразил жуткое огорчение.

- Изя, Изя, ну как ты мог? Мы так тебе доверяли? А ты? Спиваешься сам, мифических существ спаиваешь? Как тебе не стыдно? Как тебе не ай-я-яй! - Яшка хохотал в открытую.

Соломонович понял, что никто на него, не сердится из друзей, и на трескучее перо перестал обращать внимание.

Саня долго крутил головой, что-то прикидывая в уме, потом разродился:

- Ребята, я подозреваю, что мы на Урале! Прикиньте, на родине! Ура!

Крики переросли в стон. Все взялись за головы, вчерашнее вино, которое так «вставляло» (не божественного происхождения), сегодня приносило только разочарование.

Александр потянул руку к кувшину, лежащему навзничь, волшебство кончилось, он был пуст.

- Где это тело в шальварах шпариться? - Асур разошлась не на шутку, - Хозяева не поены , не кормлены, а рабы загорать изволят? Пробку от кувшина ему в глотку!

Александр, Израиль, Яков и материализовавшийся Сеня офигевающе присвистнули. Вчетвером получилось не слабо.

- Родные вы мои! - уже мягче произнесла она, - Не свистите, денег не будет, примета такая, народная!

Она вспомнила вчерашнюю ночь, какой жаркой она была, всё произошло, как она и хотела. Добиваясь мужчину, что сводил её с ума, она не переставая подливала в его кубок, а потом, потом была сказка, которую детям не рассказывают на ночь… Желание, переполнявшее её, перекинулось на него. Истосковавшийся по человеческому теплу, он дарил ей все вершины, и все тайные желания её были для него, что открытая книга. Он был её мужчиной, она верила в это. По вере да воздастся… Вглядываясь в перо, Александр верил, что время у них ещё есть и они обязательно справятся. Прислушавшись, он горько усмехнулся, разум преподносил другое.

Перо в руке Александра, умирающе прохрипело:

- Кобель… Вспыхнувши, разразилось серией искр и потухло, замолчав.

- Саня, ну чего ты скис? - Яшка весело толкнул друга в плечо, - Така раклы, просто пхабори, а он нос повешал.

Саня смотрел на Асур неверящими глазами:

- Я тебя не обидел?

- Нет… - тихо прошептала она. Потом приободрившись, глянув на ифрита, начала командовать:



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться