Больше трёх не собираться

Цзянь - Юань

Цзянь - Юань

 

С утра шёл дождь, услужливые джинны догадались притаранить откуда-то полог, так что все были относительно сухими, если бы не водяная изморось, что буквально пропитала всё.

- Гори, Якхори! - Яшка словом-вызовом сотворил огонь посреди импровизированного караван-сарая. Стало сразу сухо и тепло.

- Кажется, боги гневаются на нас, не давая нам благостного путешествия? - Ася предпочитала видеть везде происки потусторонних существ.

- Да, маринада им за воротник! – Саня, привыкший к тому, что они могут горы своротить, плевать хотел на какой-то мелкий дождик, который якобы кто-то могучий пригнал, что бы всем стало ясно: «Туда низя!»

- Бред какой-то, кому мы нужны? - продолжил он свою мысль вслух.

Израиль, почувствовав себя, настоящим хозяином положения, так как, по его мнению, понадобились услугу завхоза, принялся говорить:

- Я таки вижу, что пора в поход, и вот что сразу становится интересным. А вы готовы к нему? А у бедного Соломоныча всё готово? Конечно…Берите, пользуйтесь!

- Сеня, я тут приготовил списочек. Ты уж будь ласков, на пару с Лейлой сгоняй по тихой грусти, прошурши по закромам, да и добудь по мере, всего, что здесь указано.

- Это второе желание, мой друг и повелитель? - ифрит с головной болью хотел избавиться от всего на свете и чем раньше, тем лучше.

«А то так и спиться недолго с этими смертными» - гулкие мысли пронеслись в голове.

- Сеня, я тебе удивляюсь, и ты смеешь утверждать, что ты есть мой друг? - огорченный Коган присел возле Александра.

- Представляете, Саша, каков гусь? Женщину ему спасли, поили, кормили, а как малюсенькую просьбочку исполнить: «Это твое второе желание, хозяин?».

Изобразив ифрита довольно-таки метко, он продолжил далее:

- Куда катится этот мир, нет, вы мне ответьте, куда он катится? Это как говорят у нас в местечке, большое свинство, любезный.

Ифрит, смущенно сопел.

- Да ладно, Изя, чего ты с ним как с человеком говоришь? Он же с Востока. Хотя знаю оттуда не мало бродяг, все они точно знают, что такое честь, мужество, братство. Но он - существо…Не человек, понимаешь!? - Яша подначивал ифрита с самым невинным выражением на лице, как бы показывая, какая разница между одним и другим.

- И…Эх, … - махнул одной рукой ифрит с громким хлопком, держа за другую даму сердца, и исчез. Исчез так же и список, приготовленный заботливым Израилем.

- Так бы и давно… - Александр вытер вымышленный пот с чела и хитро подмигнув, прищурившись, произнёс:

- А желания нужно экономить, не так ли? Что скажите? Не так ли?

- Так ли, так ли, вождь! - Ася с простодушным обожанием смотрела на своего мужчину, который и в эту ночь не оставил её одну.

- Но как-то это подло, не находишь, господин мой?

Ася потупила, невинно глазки, ожидая ответа.

И он пришёл, но не от мужчины её мечты, а с небес:

- Смертные! С вами говорю Я – Цзянь-Юань, Великая Праматерь Восточных людей! За дерзость вашу, что Богам адресована, кара ваша будет страшной!

- Ну вот, а говорят, что китайцы только Дальний Восток оккупировали, а они, глянь, уже тута командуют.

Наверное, не было ситуации в жизни у Яши, когда он не встретил бы проблему без очередной подколки.

Небо, просветлевшее от схлынувших туч, преподнесло удручающую картинку.

Молочно-белый дракон купался в восходящих струях воздуха и пролетавших мимо каплях дождя. И был тот дракон ужасен обликом своим, и слова его сотрясали горы, казалось, само небо, пело песнь разрушения, смертным.

- Слышь ты, петух с гребнем! Потерпи, сейчас твоему курятнику выйдет полный аншлюс. - сняв с себя часть артефакта, Яша, бережно завернув его в свой плащ, соорудив из всего этого что-то напоминающее некультяпистый сверток, протянул его в сторону Когана, попросил:

- Изя, братишка, ты же летать обучен? Ну-ка подсоби! Вон той ящерке, да прямо в зубки кинь-ка эту хреновину.

Изя, поправив, золотую цепь, и взяв свёрток, покорно взмыв в небо, прокричал:

- Я вам удивляюсь? Куда смотрит Грин Пис? Вы же раритет, вас охранять надо, а не по небу разрешать лётать!

Подождав удачного момента, когда морда зверя окажется на одной прямой с ним, он зашвырнул в пасть дракона свёрток и попытался дать дёру.

Израиль успел увернуться от зубов, но намокшие крылья его подвели, и получивши удар от хвоста, он спикировал на землю.

Крик боли огласил окрестность, сломанной куклой он продолжал лежать под дождём.

Яшка, не ожидая такого исхода, выскочил из- под полога:

- Ну, сука, получи за братуху! Жги! Жги эту дрянь с крыльями! Она Изю, порешила. Не прощу, тварь! Сдохни! Умри! Пропади, сука, пропадом!



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться