Больше трёх не собираться

Алатырка

И правду говорят, утро вечера мудренее, когда Александр открыл глаза, план действий уже был сформирован и требовал лишь обкатки.

Потерев щетину, которая грозила перерасти в окладистую бородку, Александр вздохнул: друзья не брились не один месяц своих приключений, так что стали похожи на брянских партизан. Так называли воинов ополчения, времён второй мировой войны двадцатого столетия, мира смертных, откуда и были доставлены избранные, в надежде на победу и спасение Вселенной.

- Подъём! – командный голос Александра заставил спутников зашевелится.

Ася как ни в чём не бывало бросилась готовить утренний завтрак, Лейла помогала ей, то и дело щелкая пальцами, после чего появлялись довольно оригинальные составляющие утреннего завтрака.

Мужчины отошли по утренним делам подальше за полог, а дамы, хитро переглянувшись, стали собираться в дорогу.

- Думаешь получилось, подруга? - Лейла взглянула на Асю.

- Не знаю… - честно призналась та, - время покажет, кто у кого будет кушать из рук, подруга.

Женщина, хоть и была настроена оптимистично, так как ночь с обломленным мужчиной под боком всегда улучшает настроение, но какое-то смутное сомнение терзало её в это утро. В голове пронеслось: «А если я перегнула палку, и он откажется от меня? И чего делать тогда?»

Отогнав мрачную перспективу, они, дождавшись мужчин, сами удалились, уже по своим делам.

Вернувшись, они увидели, что завтрак идёт во всю.

- Семеро одного не ждут… - было буркнуто им в ответ. Эта маленькая месть хоть немного улучшила настроение мужчине Аси, он даже пододвинулся, чтобы она могла присесть рядом. Она тут же воспользовалась этим, решив, что отказаться она всегда успеет потом.

Завтрак прошёл без изысканных возлияний вином, отряд готовился к выступлению в район речки Алатырки.

- Саня, а чего нельзя, чтоб сразу, бац, и мы там?

Яшка с неохотой натягивал свою часть груза на спину, там подозрительно что-то гремело время от времени.

Мешок был увесистым, и цыгану не очень хотелось тащиться и бить ноги по каменным насыпям Уральских гор.

- Яша, спокойно, всему своё время.

Александр оглядел свой отряд командирским взглядом:

- Сеня, ко мне!

Чёткая команда подбросила ифрита в воздухе, он только и смог произнести:

- Слушаюсь и повинуюсь!

Ифрит понял, что слова его услышаны, а значит, сейчас будет ещё один шаг к свободе, к их свободе… Он был готов делать что угодно.

- Сеня, слушай моё повеление и не говори, что не слышал. Всех нас перенеси к истоку реки под названием Алатырь.

- Это желание, мой господин?

- Да!

- Да будет по слову твоему, о, мудрейший!

Миг и они перенеслись в долину, в конце которой возвышался не камень, но монолит величественных размеров, из-под которого и бежала река – Алатырь.

- Сеня, я чего-то не догоняю, а поближе нельзя было? - Яша озадаченно глянул на ифрита, ему так не хотелось и не улыбалось, добираться по долине, которая (даже отсюда видно его-то цыганским глазом) пронизана вся мокрючими артериями, сбегающимися в единый поток спокойной речки Алатырь.

- Нет, уважаемый! Там защита от магии, возле самого истока живёт чудовищная змея Скарапея, дочь змеиного царя, и дети её, и она сама охраняет, тот камень от непрошенных гостей. Мы про неё в своих странах слыхивали, странно, что вы ничего об этом не знаете.

Услышав в ответ что-то про Иванов, не помнящих родства, Ифрит продолжил:

- Но если это третье желание, то я постараюсь выполнить его, но за результат не ручаюсь. Моя магия, даже объединённая с волшебством Лейлы, намного слабее магии славянских богов.

- На фига портить желание, и так переберёмся. А уж со змеями нам толковать не привыкать, побеседуем. – Угроза, прозвучавшая в голосе Яши, заставила ифрита как-то сжаться, в голове пронеслось: «А, ведь, справятся, это полные отморозки, ни Богов, ни демонов не боящиеся…»

Спутники сделали привал и вроде не путешествовали ножками, но устали так, что всем сразу захотелось отдыха.

- Ничего не понимаю, вроде Ифрит нас перекинул, а чего кости-то все ноют, как после хорошего замеса? - Яшка, задавший вопрос уставился на Саню, ожидая вразумительного ответа.

- Яша, если бы ты, когда-нибудь, хоть иногда, общался с Лахесис, ты знал не в пример больше, чем сейчас.

- И чего новенького бы поведала мне эта птичья ипостась Богини? - Яшка грубостью пытался скрыть чувство смущения, о чём знали все и уже даже не обижались.

Изя, оглядывая долину, не вступал в дискуссию, зато что-то записывал на листе пергамента, что был натянут на рамку; и каждый раз, смотря в подзорную трубу, наблюдал появление новой линии. Все-таки он подготовился основательно к походу.



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться