Больше трёх не собираться

Перед испытанием

Перед испытанием

 

Под ногами жутко чавкало, ноги как чугунные, но с упорством тракторов, осваивающих целину, отряд шёл вперед.

Няша, чмокая и пузырясь, нехотя расставалась с ногами избранных.

Александр, наконец-то помирившийся с Лахесис, брёл, продавливая месиво впереди, неся в руке рамку с пергаментом Изи, за ним следовала юная дикарка, за которой вышагивал Соломонович, и замыкал строй Яков. Ифрит на пару с джиннией парили возле плечей Аси, ведя неспешную беседу на каком-то мёртвом языке. Чтобы никому не мешать, как они пояснили, когда Яшка пытался вникнуть в суть разговора, попросил их помедленней, они залопотали ещё быстрей, а потому их речь была своеобразным рефреном к хлюпанью мокрой дорожки, по коей шли отчаянные смертные.

Не час и не два шли они, но сутки, пролетевшие в бездумном шаге, подходили к концу.

Великий Хорс уже закатывал свою колесницу за Алатырь-камень, и в последних лучах, казалось, что камушек весь покрыт кровью и чернотами.

- Ребята, а, может, привал? - Яшка, сбившийся с ноги, раздражённо пнул кочку, из-под которой в ту же секунду, вылетела пёстрая стрела и ткнулась в ногу.

Скрежет зубов о металл, хруст позвонков, отступившая нога, извивающееся тело…Всё, как обычно…

Вот ведь правду глаголют, человек - скотина, которая привычная ко всему, если «ко всему» длится более часа, вырабатывается иммунитет, который и позволяет до сих пор оставаться на вершине биологической пирамиды.

Не прошло и часа, как начался массированный удар гадов по ногам путников. Через два часа уже не было вскриков, диких притопов по пресмыкающимся. Всё рационально и со сбережением сил…

Пнул, наступил, раздавил, дальше.

После полудня Александр, отбивший крупную гадину, повернулся в сторону Изи и, поклонившись тому в пояс, бросил короткое:

- Благодарю, отче!

Изя, смутившись, пытался пошутить:

- Рад стараться, ваше благородие! Как вы её ножкой барской!

Уловив откровенные взгляды спутников, которые обещали, что «сейчас будут бить, и возможно ногами», Коган, поёжившись, развёл руками.

Порядок был восстановлен, и дорожка побежала далее.

Сейчас же, когда до заветной цели оставались каких-то полтора километра, и впереди маячил громадой Алатырь- камень, пришлось остановиться. Все устали просто дико, смысла идти дальше не было.

Яков, сняв с шеи свою часть артефакта, бросил её на землю, приказав:

- Жги, ягори! Диаметр: десять метров вокруг.

Пламя, послушное воле хозяина, выжгло всё в означенных пределах, юркнув к своему повелителю, затаилось, ожидая новой команды.

Земля, потрескавшись, пошла, чадить испаряющейся влагой, мокрый ил исчезал, превращаясь в буро-зелёную корку, что пятном-фантомом выделялась среди прочего влажного царства долины.

Переждав дым испарений, друзья пошли к центру импровизированной полянки. Яков развернулся, глядя на Алатырь-камень, швырнул в его сторону артефакт, который остановился на границе влаги и суши, строго приказал:

- На границе зоны - огонь в два метра высоты, чтоб ни одна зараза не просочилась! Гореть всю ночь, не убавляя мощи!

Пламя стеной отгородило окружающий чавкающий ад от путешественников.

Джинны накрыли достархан, вытащив всё, что положено из каких-то своих схронов, ловко управившись, притаранили ещё и ковры, что уж совсем было похоже сейчас на сказку.

Избранные, разоблачившись из доспехов, с удовольствием рухнули на персидские ковры и пуфики, что так любезно были предоставлены Лейлой.

- Грех жаловаться, господа хорошие! - Израиль, оценивающе окинул стол. Продолжил:

- Вот только чего-то не хватает для души…

Накатившая усталость проявляется по-разному.

Лейла, строго взглянув на Когана, расплылась в восточной улыбке. Из воздуха, материализовавшись, упала к его ногам скалка, с ошметками теста.

- Теперь всё в порядке, всё отлично, я всем доволен!

Буркнул Соломонович и заткнулся.

Дружный хохот начал снимать напряжение пути.

Наскоро перекусив, друзья держали совет, что делать завтра.

Обещанная змеюка пока не появлялась, но детёнышей её, да всякую нечисть болотную передавили немало за день.

Так что, эта амфибия, царя змеиного дочка, по-любому была в курсе, что на её территории появились супротивники не из простых.

В основном говорили двое, но остальные внимательно слушали, так как от этого зависела и их жизнь:

- Сань, ты пойми, бабка на двое сказала, где тот артефакт. Ну, запряжём мы джиннов, поднимут они нам его, а там тю-тю… Спалим желание, джинны сбегут, и чё дальше делать будем?



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться