Больше трёх не собираться

Холи

Холи

 

Вечер в тайге двадцать девятого июля одна тысяча девятьсот восьмого года в устье небольшого притока Чамбры – речки Дюлюшмы, был прохладным.

В это лето потомок великого шамана поставил здесь свое стойбище. Эвенк с женой приготовился к выпасу оленей и важенок, что сбились в испуганную стайку, как будто что-то предчувствуя. Вечер, что перетёк в ночь, принёс изменения в жизнь эвенка. Ночью пришёл к нему во сне подземный страшный зверь Холи и сказал:

- Когда Сохатый станет на дыбы, Холи высунет свою рогатую голову и закричит: «О-О-О!».

А в семь часов утра на расстоянии девятисот километров к северу от Иркутска, в бассейне Подкаменной Тунгуски, разразился ад…

Наступил конец света… Антихрист в дыму и смраде пронёсся по небу и с превеликим грохотом упал на землю, сражённый рукой бога.

Странные вещи творились в то ясное утро. Огненное тело с грохотом и гулом стремительно промчалось по безоблачному небу и там, где только что зеленели могучие кедры, сосны и лиственницы, теперь расстилалась мрачная, дымящаяся пустыня, покрытая нескончаемыми рядами поваленных, сломанных, искорёженных, обгорелых деревьев.

Злые духи – аглы и одины - творили чёрное пиршество своё на земле.

Молились тогда все: и крещённые, и нехристи, охотники и купцы, благородное сословие и голь кабацкая.

В ужасе потомственный эвенк взмолился первозверю, что делать им детям леса и пришёл ответ. И ответил первозверь во сне потомку великого шамана:

- Жди трёх!

Боги умеют шутить и любят это делать…

Трое плескались, как и давеча, в ручейке Алатырь. Вода, остывшая за ночь, бодрила дух, крепила тело лучше всякого алказельцера.

Вчера было весело: выпили и закусили, до хрипоты наоравшись «Горько!». Причём джиннам этот обычай понравился с первого раза, как только поняли, что делать надо, а потом всё больше и больше. Последние проводы на свободу двух детей воздуха, славная пьянка, песни до хрипоты. В общем, отдохнули не плохо, так как умеют, наверное, только свободные люди.

Легкий завтрак оказался кстати. Александр был мочалив и грустен, на вопрос, что у них опять не так, вождь достал перо, у которого осталось белого цвета всего осьмушка от половинки.

- Во притасавэс… - Яшка красноречиво чиркнул себя ногтём по горлу, - И чего делать будем? Может, зря джиннов отпустили?

- Изя, смотревший то на одного то на другого побратима, тихо произнёс:

- Боги в милости своей не оставят нас. Верьте и молитесь, и будет вам по вере вашей!

- Будем мороковать, на Бога надейся, а к берегу плыви - Александр яростно вгрызся в кость, как будто там, где сладкий мозг, было решение всех их проблем.

Ася рассовывала по мешкам провиант, остатки живой воды, слитой в одну походную фляжку, закончив с этим, направилась к ручейку состирнуть нижние рубахи её семейства как настоящая полевая жена.

Вечно эти мужики забывают о чистоплотности, несёт как от коней, а потом носом тыкают женщин, то носки не заштопаны, то рубахи не стираны, а ты успевай, крутись, женская доля, понимаешь.

Солнце недолго резвилось на небе; набежали свинцовые тучи и раскрылись хляби небесные, легкий летний дождик сменился холодным водопадом. Ася с визгом забралась под полог достархана, рубахи впрочем притащив с собой. Герои не обращали внимание на экспромты погоды, каждый был погружён в раздумье.

Пронеслись первые градины, и одна особо крупная, чем-то похожая на мелкое яблочко дичку, долбанула, пробив полог, Александра по темечку.

Саня, подняв отскочившую градину в руку, внимательно стал рассматривать чудо, сотворённое природой. Катаясь в его ладони, согретая теплом человеческим, градина потихоньку таяла и капельки воды, просачиваясь сквозь пальцы, падали на ковер достархана. Дождавшись, когда последняя капля сбежит с его ладони, Саня, потерев приличную шишку на темечке, обронил:

- Были бы мозги - было бы сотрясение, а так пора орать: «Эврика!»

- Знаете, уважаемые, у моего народа… - начал Соломонович, - есть притча о трёх великих евреях. - он собрался, сделав умное лицо, продолжил:

- Так вот, первый, первый пришёл в этот мир и сказал: «Бог есть любовь!». Второй прожил с убеждением, неся его людям, что любовь - это секс, и он в людях от обезьян, но потом пришёл третий и доказал, что всё относительно. Таки вот о чём я, мне кажется, что нашему уважаемому Александру пришло что-то, что опять втравит нас в такие неприятности, и придётся нам вновь топать неизвестно куда, неизвестно зачем, чтобы в полной мере насладиться этими умственными выкладками нашего горячо любимого шефа. А оно нам надо?

- Надо, Соломонович, надо! - Яшка, стукнув по плечу богоизбранного, глянул на Саню:

- Что надумала, голова? Шапку пора покупать!

- Да вроде грех на менингит жаловаться.

Александр, достал перо:



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться