Больше трёх не собираться

Тор

Тор

 

Бильскирнир – дворец Тора - осветило солнце, слуги, гремя посудой, убирали вещественные улики, вчерашнего пиршества. Сив, прекрасная жена Тора, опять не показывалась никому на глаза. Короткие волосы - удел рабыни, а она всё-таки Богиня и жена Бога, потому запершись в дальней комнате дворца, она продолжала плакать. Суровое северное лето омрачилось проливными дождями, зерновые гнили на корню, реки выходили из берегов, природа бунтовала. Но что за дело богам, до людей, и до их жалоб и просьб, смилостивиться над участью детей, а северный народ, что почитал Одина, тем более никогда не беспокоил слезами и причитаниями своего отца. Потому и пополнялась регулярно Вальхалла смелыми и неустрашимыми воинами, и прислуживали им грозные валькирии на пирах тех …

И снимала дань свою с полей битвы жена Одина, Фригг, разъезжая на повозке, запряжённой гигантскими кошками. И видела она, что люди творили зло всё больше и больше. И вороны Одина спешили на доклад к шефу. Но мир менялся, и перемены несли с собой не радужные перспективы.

Всё смешалось на планете Земля, племена снимались с насиженных мест, разрушались города, возникали и падали в небытие империи.

Ламии, очнувшись от сонной зыби, привели себя в порядок, попудрили носики, нанесли боевую раскраску – макияж, и уже собирались покинуть свою гостеприимную комнату, как оказались в окружении толпы слуг.

- Не поняла, в чём проблема? - старшая ламия ткнула в одного пальцем, подозвав к себе, - Чего стоим? Кого ждём?

- Вчера хозяин точно отдал приказ, пустить, как проснётся! - слуга поклонившись, вступил в круг, опоясавший ламий.

- Ты пошто такая-то? Ну, сказал хозяин не пущать, так значит не пущать!

Вторая ламия, казалось, смирилась с судьбой:

- Но хоть по дворцу погулять-то можно, мальчики?

- Ни-зя! - хором ответили слуги.

- Вот попадос, так попадос… - ламия сморщила носик, обнажив клыки, после употребления подслушанного у смертных словечка. Дурной пример, как известно заразителен, какая разница для людей или Богов.

- Пошли, сестра, ещё массу подавим, за нами придут. Не так ли, мальчики?

- Ага, двое с носилками и один с осиновым колом… - в унисон ей вторила другая ламия, помахивая рукой, а потом развернулась и последовала за своей старшей сестрой по направлению к своим апартаментам.

- Чао, мальчики!

- Чего, она сказала? - слуги, перешёптываясь, разошлись.

Ламии увидав, что горизонт чист и что на их примитивную разводку купились, рванули без пробуксовки к тронному залу, на бегу переговариваясь:

- Не, ну тупые эти мужики, ну тупые!

- Ага, как пацанов… Как два пальца об гранит… - опять проскользнули в речи ламий слова из сленга Избранных.

- Слышь, сестра, ты завязывай, с феней, а то мать её перемать, то есть Прамать, не поймёт твоих приколов, да и пойдёшь на исправление в Аид, лет так на шестьсот горячие сковородки лизать; удовольствие, я тебе скажу, ниже среднего. И вообще, я ж соскучусь.

- А, да, забодай меня сатир, сестра, пофигу. Может, жить – гарпия наплакала осталось, а ты о приличиях.

Так неспешно переговариваясь, но спешно передвигаясь ножками по Бильскирниру, ламии вломились, расшвыривая слуг, в тронный зал Тора.

Диалог девушек прерван был всхрапом могучего Аса.

Слуги, валялись в ногах у ламий, пытаясь в отчаянной попытке в последний момент не пущать настырных баб-с пред светлые очи хозяина. Понимая, что справиться не судьба, они взвыли, что есть сил:

- Хозяин, не губи, они сами пришли!

- Их никто ни пущал!

- А они нас по морде чайником, ещё угрожали танцевать научить чему-то!

Горестный вопль-всхлип пробудил бога Тора.

- Вы чё тут делаете? Совсем припухли? Асу взгрустнуть не даёте? Да я вас сейчас… - сделал он неопределенный жест рукой. - Чё припёрлись? Кого надо? Не видите у Бога горе? В депрессии я…

Сквозь зевоту Тор заревел:

- Э, слышь, девчонки, а я вас где-то видел. Случаем не валькирии свеженькие? Продравший глаза Бог что-то пытался совместить в картинках, его окружавших.

- Нет, Великий Бог Тор! - ламии встали на вытяжку, во фрунт, - Вчера мы пришли по очень срочному делу к тебе. Прости неразумных женщин, что принесли тебе, белому Асу, величайшее сокровище.

- Эт какое? - Тор подозрительно огляделся, вокруг трона ничего не было, стояла стерильная чистота.

- Знание… - был единодушный ответ ламий.

- Чего? - не понял их Бог.

- О, Великий Тор! Ты вчера приказал записывать за нами слова наши своим слугам, прочти и узри мудрость, что дарована только тебе.

Ламия в ужасе замолчала с подозрением глядя на Тора, ожидая услышать, что Бог грамоте не обучен, не дело воину бумажки читать, глаза портить. А значит, всё по новой, и день – ночь, сутки прочь…



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться