Больше трёх не собираться

Колесница Тора

Колесница Тора

 

Александр грыз травинку, отдыхая от очередной стычки с местными аборигенами. Их отряд всё чаще и чаще начал подвергаться нападениям со стороны неугомонных степняков-печенегов, а тут ещё и какие-то горцы пожаловали, и всем хотелось их голов и безделушек Демиурга.

Не вступая в переговоры, они тупо нападали, чтобы уничтожить героев, и забрать, то, что нужно было их вождям. Вся великая Степь прослышала про волшебные вещи, что позволят построить Величайшую Империю, Каган и жрец, могли считать себя отомщёнными, так как, запустив об этом слух по Степи, они нашли много желающих, кто хотел попытать счастья, в экспроприации ценностей у этих необычных смертных.

И если сперва Александр, преисполненный человеколюбия, студент двадцать первого века, пытался отговорить сотоварищей от пролития лишней крови, и пытался «сеять разумное, мудрое, вечное», то после того, как ранили Изю в одной из стычек замагиченной стрелой, а тот в лихорадке и бреде умирал (и те степняки по внешнему виду вроде бы печенеги были стерты в порошок и пепел по приказу Якова послушным огнём), а потом проведения целой ночи в попытках спасти бедного еврея; и только вино, приготовленное с участием бога Ахура-Мазды, спасло того от неминуемой смерти, он принял решение.

- Никаких больше переговоров, бьём на поражение, как только приблизятся на расстояние полёта стрелы!

И после того случая понеслось, если сперва они пытались считать схватки, то потом бросили это дело, и даже Александр перестал записывать свои заметки, потому что и перо больше не писало, да и некогда было.

И сейчас, отдыхая на взгорке со своими друзьями, они наблюдали за пиршеством падальщиков. Вороньё и степные волки, так полюбившие Избранных, что даже перестали их боятся, и не таясь, следовали по пути благодетелей (зачем бегать за дичью, когда она всегда тепленькой, после короткой стычки с этими странными двуногими, предстаёт пред когтями, зубами, клювами степных санитаров). Ссор не было, еды хватало на всех…

- Ася, спела бы что ли, дочка?

Изя, находящийся в депрессии, был готов слушать даже песни нанайских мальчиков, лишь бы не карканье воронья на самом шикарном погосте.

- Саня, чего там с пером? Скоро всем хана? Или успеем выкрутиться? - Яшка как всегда излучал оптимизм висельника.

- Вряд ли…

Саня, уставший от событий последних дней, достал перо из-за пазухи и, кинув им в Якова, промолвил:

- На, сам смотри, у меня уже сил нет, и мне кажется, что нас крупно поимели, и это был не «Эйс Вентура», а две старые облезлые вороны греческого происхождения.

- Сашенька, ну как вы так можете о дамах?

Изя, на минутку забывший о карканье и утробном вое степных волков, решился заступиться за женщин.

- Изя, отвали.- мрачно посоветовал Саня, его уже выворачивало на изнанку, запах свеженины, крематория и псины, всё-таки доконают какой угодно желудок. Правда одно хорошо: поднявшийся ветерок принёс тучку, сбрызнувшую злым холодным дождём всех… И правых и неправых, и даже живых и мертвых тоже…

После дождя Яков начал эксперимент, он приказал перу:

-Увеличься, чтобы можно было посчитать сикоко нам осталось топтать эту грешную землю.

Перо увеличилось, и Яша заскорузлыми пальцами пересчитал оставшиеся белые волоски, всё остальное оперение было антрацитно-чёрным.

- Сань, я насчитал чуть более тридцати, а если точно, то тридцать восемь. Это чего-то значит?

- Тридцать восемь попугаев, это значит…

Александр стукнул по земле:

- Яша, умоляю, не тупи… Нам, осталось жить, месяц и семь дней, ты это хотел услышать?

- Не фига себе, Саня, да это же прорва времени целый месяц с копеечками. Да мы за это время и мир спасём, и богам морды утрём, и сами напьёмся, протрезвимся, дома построим, деревья посадим, тёщ застроим.

- Я вас попрошу, Яшенька, давайте не будем касаться святого. - Изя поморщился:

- Если бы ви видели мамочку Сарочки, тогда бы у вас было бы что сказать про тещ…

- Ладно, беру свои слова обратно.- Яшка пошёл на попятную, - Будем дрессировать, мэйям, только тёщу Соломоновича, а то совсем мужик при одном упоминании сник.

- Согласен! - Изя оживился, - Ребята, вы же не пошутили, правда? Поможете?

Изя как-то вновь сдулся на последней фразе, видимо, опять представил себе разлюбезную, многокилограмовую, необъятно злобную тещу.

- Да забей, Изя, чего-нибудь придумаем, не впервой… - Яков, смотря в чистое небо, отливающее голубизной, после прошедшего дождика, пытался придумать план дрессировки для тещи Соломоновича.

- О, смотри, чего-то летит… И быстро так, понимаешь…

- Кажется, летят наши проблемы под названием ламии.

Александр поднялся с земли, протянул руку в сторону пера, что крутил Яков:



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться