Больше трёх не собираться

Размер шрифта: - +

Охотник

Охотник

 

Собрав лагерь, Избранные направились с Охотником. Ступая след в след, они шли за проводником из местных. Тропой, что потом в народе прозовут «тропой кулика». День плавно тянулся, и, медленно влачась, перетёк в вечер, привёл спутников к последнему месту, что так долго ими искалось.

Остановившись возле гигантской воронки, посовещавшись, порешили, что после трудного перехода времени хватает. Но рисковать не стали. И потому полезли внутрь воронки, развернувшейся по земле своими краями жутковатым, спёкшимся пятном, что, как раковая опухоль, раскинув свои метастазы, уродовала чистую незамутненную поверхность тела земли.

Скатываясь с краёв, почти бегом, быстро переставляя ноги, наши герои достигнули наконец-то дна воронки, но там ничего не было…

- Саня, ты ошибся? Я не верю! - Яшка устало опустился на землю, вся усталость, скопившаяся за очень много дней и ночей, рухнула на него снежной лавиной, из-под которой вытащить его могло только чудо.

- Таки что делать-то? - Изя опустился возле Якова. Уставший, смертельно бледный человек (судьба снова щелкнула его по носу), он не кричал и не ругался матом, не топал ногами и не размахивал руками, но все почувствовали, как тоска богоизбранного еврея почти физически надвинулась на всех.

Александр обречённо опустил руки, ссутулив плечи. Заговорил он с надрывом и хрипом, что, казалось, раздирает его легкие и разрывает сердце.

- Надо признать, мы проиграли эту гонку! Простите меня, ребята, я… мы… все… всё человечество, крупно проиграли…- После чего, грустно махнув рукой, он замер как соляной столб, выражая свои лицом мировую скорбь, причём лицо его было обращено в сторону садящегося солнца, как будто он прощался с ним на всегда, отстраненно понимая, что завтра или через неделю оно больше не взойдёт. Ася, прижавшись к своему мужчине, готова была вплавится в него, стараясь всеми силами души утешить его, помочь, дать сил, даже не смотря на то, что сама еле держалась на ногах.

Друзья обречённо осматривали стенки воронки, поражаясь, какой же чудовищной силой и мощности был удар, а земля вытерпела. Она всё вытерпит… Она терпеливая…

И только Охотник эвенк, попинывая сапогом из оленьей кожи комья, что-то высматривал на земле. Последние лучи солнца, вспыхнув, погасли. Сил разжечь костёр не было ни у кого. Тьма, сгустившись на дне вертуна, ближе к краю расплывалась. Тишина не омрачалась радостью. Её не было.

Бездонное, звёздное небо, когда кажется, что звезды на расстоянии вытянутой руки, протяни и возьми их, хранило молчание.

Один эвенк никак не мог успокоиться.

- Однако. горячо! Однако, очень горячо! Однако, совсем обжёгся!

Вскрик - и в кромешной тьме золотая искорка падает к ногам Охотника.

Избранные, тут же отреагировав, оказались поднятыми на ноги как по команде, усталости как не бывало, тела как сжатые пружины, готовы к действиям. Ещё не веря в свершившееся чудо, но понимая, что вот это может быть последний их шанс. Именно теперь им реально терять нечего и потому, скрестив пальцы на удачу, все устремились к Охотнику, как к последней надежде человечества.

- Что случилось? Чего голосишь? - намеренно безразличным, небрежным голосом спросил Александр.

- Да понимаешь, начальника…,- начал свои объяснения эвенк, - когда вошли сюда, однако, печать тёплой стала. Я ходил, ходил, а она горячилась, однако… Я ходил туда, я ходил сюда, а она горячая, рука жгёт, однако.

- Да не тяни ты, балычо, за яйца! - Яшка взвыл, приплясывая от необходимости ждать и надеяться, что его лучший друг и побратим, за которого он готов хоть сейчас отдать жизнь, оказался прав, черт побери.

- Ну, башнаро, пой! В натуре, чих пых… - Яшку трясло, он готов был толи расцеловать, толи разорвать на сорок маленьких медвежат бедного эвенка. Тот невозмутимо продолжал свой рассказ, причём обращаясь только исключительно к Александру.

- Однако, долго ходил, пока совсем рука не спалил.

- Яша! Свет! - Александр впервые за весь поход заорал на побратима. Тот хватанул с шеи артефакт, поднял на вытянутой руке приказал:

- Гори!

Рука Яши обратилась в импровизированный факельный помост, боли огонь своему хозяину не причинял, а света стало в достатке. На руке эвенка был выжжен знак мамонта, коростой и смуглостью похожий на очень маленькую коричневую копию большого гиганта, когда-то бродившего по этим местам. Золотой слиток у ног эвенка растекался в лужицу, которая как вода стала впитываться в землю.

- Копать надо здесь! – Саня, скомандовав, сам же первый бросился рыть землю, забыв про оружие, он, подобно хорошей землеройке, расправлялся с землёй голыми руками. Земля была тёплая, нагретая за день солнцем. Работа заспорилась, но внезапно Александр вскрикнул и его тело отлетело в сторону. На секунду все замерли.

Яшка, кинувшийся к месту угрозы, был откинут с ещё большей силой, причём его импровизированный факел, зашипел так, как будто на него вылили чан с водой. И в темноте только дымка, да красный уголёк в ладони указывали, где очутился незадачливый мститель. Изя, осторожно подойдя к тому месту, обратился к Охотнику, что стоял по близости, покачивая обожжённую руку, и к Асе, которая, точно метавшаяся кошка, во мраке пыталась найти тело Александра. Найдя его, она уткнулась тому в грудь и разревелась в голос, но вопрос Изи заставил её смахнуть слёзы.



Алексей Анатольевич

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться