Большое песчаное плато

Размер шрифта: - +

Большое песчаное плато

Я слышал, что в августе в полнолуние в определенном месте собираются те, кому кажется, что они звери. В Москве — это Лосиный остров, а в наших краях — Большое песчаное плато. Съезжались на такие форумы участники со всей страны, даже из самых отдаленных ее уголков. Жгли костры, разговаривали, общались, находили родственные души. В августовское полнолуние каждый, считавший себя зверем, мог там найти «своих».

Меня уже давно интересовала гипотетическая трансформация человека в животное, духовная идентификация с ним. Соединение в одной личности двух разных сторон самосознания. Феномен этот называется териантропией. А люди, которые ощущают, что они являются животными — териантропами.

Видимо, у меня было что-то общее с ними. Сам себе я казался одиноким волком, которому пора уже было иметь собственное логово с волчицей и волчатами. Ходили слухи и о реальных превращениях людей в животных. Но в это я, конечно, не верил.

В этом году полнолуние пришлось на 8 августа. У меня как раз был отпуск. Появилась, наконец, возможность посетить интересовавший меня форум.

* * *

Вечерело… Горели костры, около которых группами расположились люди. Я пробирался между этими «оазисами света», пока не остановился около одного из них. Мне понравилась сидящая у костра маленькая блондинка с большими печальными глазами.

— Можно приземлиться? — спросил я, обращаясь ко всем присутствующим.

— Конечно, — с улыбкой ответила блондинка. И тут же задала вопрос:

— А вы кто?

— Одинокий волк, — сказал я, не задумываясь. Ведь так оно и было на самом деле, так я ощущал себя в жизни.

— А я — лань, — молвила девушка, пугливо оглянувшись по сторонам. — Здесь впервые. Зовут меня Олей.

— Андрей, — произнёс я своё имя

— Сова, — представилась вторая представительница женского пола, лохматая, черноволосая девушка в очках с роговой оправой. Она протянула мне свою маленькую, цепкую, как лапка хищной птицы, руку и произнесла: — Алина. — Затем, кивнув в сторону сидящего с ней рядом молодого человека, добавила: — А это Савва, он филин. Мы здесь уже третий раз. Клево!

— Угу, — изрёк её партнер.

— Очень приятно, — проговорил я.

У костра была еще одна пара: молодой человек спортивной наружности с курительной трубкой в руках и девушка с очень красивой внешностью. На моё появление они никак не отреагировали. Возможно, что даже и не заметили его, так увлечены были друг другом.

— Регина и Артем, — представила их Ольга и с улыбкой добавила: — Присаживайтесь к нашему столу.

Стол представлял собой расстеленную на песке голубую скатерть с расставленными на ней алкогольными и безалкогольными напитками, разовыми рюмочками, бокалами и тарелочками с бутербродами. Я открыл рюкзак и пополнил содержимое «скатерти самобранки» своими запасами. Затем стал расстилать спальник, «забивая» у этого «оазиса тепла и света» себе место.

Ночь наступала, потихоньку входя в свои права. На небе вспыхнули первые звездочки. И вот уже в окружении мириад звезд царицей небосвода засияла полная луна, погрузив в призрачный свет Большое песчаное плато, горящие костры и сидящих около них людей, которые ощущали себя животными.

Заботу о нашем «походном очаге» я взял на себя. Поддерживать его жизнь было нетрудно. Тут уже лежала куча заранее заготовленных сучьев и сухих веток. Выбрав одну из них, длинную и прочную, я положил её рядом с собой.

Жизнь на Большом песчаном плато шла своим чередом. Время от времени к нашему костру подходили люди, искавшие «своих».

— «Лисицы» есть? — спросил молодой человек с рыжим чубом и немного длинноватым носом. Оля, Алина, Савва и я отрицательно покачали головами. Регина и Артём ни словом, ни жестом не отреагировали на этот вопрос. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу. Сейчас, ночью, Регина была ещё прекраснее, чем вечером, на закате солнца. Вспышки костра внезапно вырывали из темноты её лицо с блестящими, мерцающими, как звёзды, глазами. Красота этой девушки притягивала меня, но в то же время почему-то и отталкивала.

К нам подходили «львы» и «тигры», «собаки» и «кошки», «крокодилы» и «бегемоты», и даже один «жираф». Мы вчетвером дружно отрицали принадлежность к этим видам животных. Артём и Регина всё это время находились в состоянии какой-то напряжённой, болезненной отрешённости. «Странная пара», — подумал я, глядя на них. — «Интересно, каких зверей они представляют?»

Ещё немного побыв вместе со всеми, Алина и Савва, обнявшись, тоже пошли искать себе подобных.

— А мне не хочется уходить от нашего костра, — тихо сказала Оля и ласково посмотрела на меня своими фиалковыми, с поволокою, глазами. И тут же пугливо опустила взгляд.

Идти искать «своих» у меня тоже не было никакого желания. Интуитивно, как зверь, я вдруг почувствовал, что нашел ту единственную, которая мне, наконец-то встретилась на жизненном пути.

Оля сидела, обхватив колени руками и, приподняв голову, смотрела на луну. Я подошел и сел рядом. Магнетизм Луны завораживал... Меня переполняла буря чувств к этой девушке, проявить которые мешали сидящие у костра Артем и Регина.

В полнолуние на волков находит непонятная тоска и непреодолимое желание повыть на Луну. «Что происходит с моей душой? — думал я.-- Да и нужна ли мне, вообще, волчица? Ведь  спокойней, приятней рядом с боязливой ланью. Не упусти свой шанс», — шептал внутренний голос.

Так, молча глядя на луну, каждый со своими невысказанными мыслями, мы просидели около получаса. Одиночество, столь ценимое волками, было мне в тягость.



Валентина Лада

Отредактировано: 28.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: