Болван

Размер шрифта: - +

Сверхъестественное

Коля читал «Оно», закинув босые ноги на обеденный стол, когда со стороны поля донеслись сигналы, оповещающие дачников, что приехала молочная машина.
Шло время, грузовик продолжал однообразно дудеть, зовя покупателей. За окном с банкой в авоське протопала баба Нина. Кто-то еще проехал на велосипеде, позвякивая бидоном на руле.
Коля никогда не понимал: откуда такая нужда ходить в поле, если молоко всегда есть в магазине. Может, там его продают дешевле? Или оно лучшего качества? Алина с презрением говорила, что «совок живуч». А вот дед, хоть и с неохотой, все же не упускал возможности затариться.
Сигнал звучал уже в тридцатый раз, не собираясь умолкать. На улице было необычайно людно. Вернувшиеся с поля люди ходили по дачам и стучали в двери соседей.
«Что ж там такое?» – подумал Коля, выходя из дома.
В калитке с бидонами в руках появился дед.
– Кольк! Зови всех! – бодро потребовал он.
– Зачем?
– Не знаю. Народ, вишь, собирается! Говорят, собрание какое-то очень важное. Все должны быть! Может, против строительства митинг?
Через несколько минут Коля, дед и мама (Алине было «по фигу») подошли к обрывкам сетки, с незапамятных пор ограждавшей поле. На воротах теперь висел красно-белый, совсем как в советские времена плакат: «Заходите, не пожалеете!»
– Там, наверно, супермаркет открыли, – предположила мама.
Но и она, и дед ошиблись. Вместо супермаркета или митинга посреди скошенного, наполовину застроенного дачами луга стояли грузовик и черный джип. Кузов грузовика был закрыт, возле джипа прохаживались парни с короткими стрижками, в темных очках.
«Бандиты…» – подумал Коля, вспомнив сериал про ментов.
Огромная толпа, какой дачный поселок не знал за всю историю, гудела и шепталась, объятая смутным предчувствием и напряженным любопытством. Один из братков сжимал в руке мегафон.
– Ну чего созвали-то? – проворчал дед. – Ниче не говорят, молока не предлагают… А эти-то чего здесь забыли?
– Щас денег с народа потребуют! – то ли в шутку, то ли всерьез фыркнул стоявший рядом Иван Петрович.
Один из бандитов кивнул остальным, видимо давая понять, что народу собралось достаточно. Водитель грузовика торопливо начал открывать двери кузова.
– О-ой, как немцы прямо! Щас нас всех из пулемета покосют! – простонала старуха в панамке. – Помереть спокойно и то не дадут!
Бандит поднес мегафон к губам:
– Уважаемые граждане дачники! Короче… У нас тут есть для вас кое-что. Да не пугайтесь, не пугайтесь! С добром мы к вам! Выноси!
Шофер вместе с одним из братков осторожно вынес из кузова и поставил на траву невысокого, пузатого глиняного истукана.
Публика настороженно зашепталась. Главный бандит заговорил с кем-то по сотовому.
– Бредешник! – дед, сердито почесал лоб. – Все, пошли отсюда!
– Идолам поклоняться будем? – крикнул кто-то из толпы.
– За козлов нас держат, что ли? – прорычал Иван Петрович.
Бандит свистнул в мегафон, и у всех протестовавших разом заложило уши. Где-то захныкал ребенок.
– Граждане дачники! Один вопрос: вы любите деньги?
– Любим, любим, не волнуйтесь!
– Любите, да?
Коле вдруг показалось, что бандит-оратор не слишком-то уверен в себе и как будто сам чего-то ждет.
– Вам-то что за дело, граждане крутые?
– Кто любит деньги, пусть щас же встанет на колени!
После этих слов глухое бухтение толпы перешло в оскорбленный гомон. Люди стали разворачиваться и уходить.
Братки обеспокоенно зашептались, явно не зная, что предпринять.
И вдруг…
– Деньги! Деньги! – услышал Коля за спиной.
Изо рта болвана, как из работающего наоборот пылесоса, летели, кувыркаясь в воздухе, купюры в пятьсот и тысячу рублей.
Толпа ахнула. На несколько секунд все застыли, не до конца понимая смысл происходящего. Все ждали, что денежный поток вот-вот иссякнет, что это дурацкий фокус и не более того.
А потом Коля увидел, как люди стали наклоняться, толкаться, вставать на четвереньки, чтобы подобрать, пощупать и поскорее набить карманы. Кто-то, запрокинув голову, разглядывал на солнце водяные знаки. Где-то вспыхнула перебранка.
– Деньги! Деньги дают! – заорали на окраине толпы.
И Коля почувствовал, как сзади начинают напирать. Мама вскрикнула.
Кто-то в гуще (кажется, Борис Генрихович) пытался перекричать всех, убеждая, что деньги – фальшивка.
Какой-то дед сбил Колю с ног и сам повалился на траву. Коля ощутил жуткую боль в колене. На смену недоумению к сердцу подступил внезапный страх перед безумием толпы. Словно волной накрыло.
Над головой рявкнула автоматная очередь. Толпа замерла, оглушенная громом и повисшей следом мертвой тишиной.
– Народ, поорганизованней! – крикнул мегафон. – Не толпиться, не драться, не валяться! Всем хватит!
Истукан продолжал сыпать рублями как ни в чем не бывало. Казалось, у него внутри неисчерпаемый источник наличности.
Приведенные в чувство дачники тихо и мирно, стоя на коленях, собирали купюры.
Коля набил деньгами карманы джинсов. Дед долго мусолил и разглядывал одну тысячерублевку, не веря, что никакого подвоха нет. Потом, бережно свернув, положил ее в карман. Мама спокойно, точно цветы, подбирала с травы деньги.
– Ты что, не понимаешь? Мы же их соучастники! – боязливо шептал кто-то сзади.
– Спаси-ибо вам, сынки ро-одные! – заливалась бабка в платочке.
– Слушай, а как эта штука работает? Я че-то вообще не пойму, сколько у него там денег?
– Товарищи, войдите в положение! Мой отец участник войны!
– Давай, давай, дура, иди в милицию! Чтоб нас обоих потом без голов нашли! Бери деньги и помалкивай!
– Э-эх… Теперь куплю себе «Самсунг»!
Вдруг Коля увидел, как к бандитам подошел пожилой седобородый священник. Он что-то горячо говорил им, кладя руку на сердце, сокрушенно мотал головой, судорожно указывал на ползающих по лугу людей и с почтительным ужасом взирал на плюющегося истукана. 
Наконец, старший браток, рассмеявшись, похлопал старика по плечу и сунул ему в руку пачку денег. Священник оторопел. Тщетно попытался вернуть деньги бандиту. Потом стыдливо, как бы невзначай сунул их себе в рукав и, что-то удрученно прошептав, зашагал прочь.
– Да-а, случился-таки праздник на нашей улице! – улыбался дед, идя домой.
– Если только это все законно, – говорила мама.
– А если незаконно, то что? Весь поселок на Колыму сошлют? Не-е, не выйдет!
– Может, они нам эти деньги в долг дали? – предположил Коля.
– В долг без расписки никто не даст! – бодро рявкнул шагавший рядом Иван Петрович. – Не боись, Колян! Не смогут они весь поселок в кулаке держать! Мы не какая-то там деревня посреди тайги! Посмотрим, посмотрим, че они задумали! Главное щас не бояться! Дают – бери, бьют… бей в ответ, так, чтоб зубов не осталось!
Всю ночь Коле снились странные, дурацкие сны. Проснувшись к полудню, он почему-то с облегчением подумал, что вчерашние события тоже сон.
«Какие бандиты, какие деньги…»
– Пойдем в поле, может, там еще что-то лежит? – долетело с соседского участка.



Дмитрий Потехин

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться