Болван

Размер шрифта: - +

Расставание

День близился к закату. В воздухе, напоенном теплым безмятежным дыханием августа, не было ни намека на подступающую осень. Желтые листья, иногда пролетавшие над головой, казалось, могли лететь так целую вечность. Луг покрыли золотистые россыпи отживших свое трав. Стрижи готовились ко сну.
Коля остановил велосипед у калитки Архановых. Сидевший в садовой беседке за ноутбуком Максим бросил на него неприветливый взгляд.
– Привет! А где Рита?
– Не знаю.
– Ее нет дома?
– Нет! Еще раз повторить? – Максим сверкнул на Колю злыми глазами.
– В чем дело-то?
– Че те от нее надо? Ей ты не нужен!
Коля почувствовал, что назревает какая-то скверная стычка. Он уже два года не разговаривал и почти не пересекался с братом Риты. Очевидно, за это время между семьей Архановых и окружающими дачниками произошло что-то необратимое. А, может, дело было не в соседях? Поговаривали, что их отца прошлой осенью пытались убить.
– Вали отсюда, понял! Вы все, жлобье русское, нам уже поперек горла стоите!
– Чего?
– Что слышал! Отошел от калитки!
Коля отшатнулся, послал Максима к какой-то матери, остервенело стиснув зубы, сел на велосипед и поехал дальше.
Он подумал, что, очевидно, доля правды в разговорах про нерусских есть. Они действительно другие: неуравновешеннее и злее обычных людей. Но ведь Рита тоже была одной из них… 
«А, может, это из-за скинхедов?» – подумал Коля, проезжая шлагбаум.
После того мерзкого случая, когда бритоголовые гонялись в лесу за каким-то стариком, дачники потребовали вынести их лагерь за пределы поселка. Заверения в том, что молодчики принадлежат к благочестивой патриотической организации, что их цель: оберегать покой глуховцев, что случившееся не более, чем дурацкий инцидент, никого не убедили. Нациков согнали с места, впрочем, недалеко: администрация тут же выделила им новую территорию рядом с игорной зоной.
Коля с вихрем в ушах скатился вниз по дороге к развалинам церкви, которые теперь с неясной целью обнесли массивными щитами.
Дальше ехать было некуда, только назад до дома.
Вдруг Коля увидел знакомую фигурку с длинными черными волосами, сидящую к нему спиной на краю склона.
– Привет! – сказал Коля.
На мгновение он подумал, что Рита не ответит или тоже начнет огрызаться.
– Привет.
– Что делаешь?
– Сижу, как видишь.
Она почти не изменилась за последнее время. По крайней мере Коле так казалось. Сам он очень существенно выстрелил вверх и теперь чувствовал себя рядом с подругой незаслуженно взрослым.
Он сел рядом. Впереди раскинулся знакомый с детства вид: река, ивовые дебри, дом бандита (теперь его почтительно называли олигархом), далекие луга, опоясанные хмурой лесной каймой.
– Как дела? – спросил Коля.
– Нормально. Ты к нам домой не заходил?
– Нет. Максим не пустил. Он меня теперь ненавидит.
– Это бред какой-то... – тихо произнесла Рита.
– Ты о чем?
– О чем?! Ты голову-то включи! – она взвилась, грозно уставившись на Колю своими жгучими восточными глазами. – Ты что, не видишь, что кругом происходит? Все как будто с ума сошли!
– Да. Может быть...
– Грызутся как собаки! Ходят к этим мафиози деньги клянчить! В Глухово каждую ночь какие-то шабаши, дерутся, пьяные на машинах ездят! У всех крыша съехала, и у моих, и у твоих!
Коля хотел возразить, но понял, что слова Риты не столь уж далеки от истины. В его семье тоже с недавних пор происходило что-то неладное: мама разругалась с Алиной, дед стал глупым и хвастливым, отец отдалился от семьи, утонув в работе.
– Священника знаешь? – тревожно спросила Рита. – Нашего, местного. Ходил к нему?
– Н-нет. У нас в семье набожных нет.
– Он псих! Он такой бред несёт!
– Откуда ты знаешь?
– От верблюда! Когда у нас бритоголовые жили, он им знамена освящал! Ещё говорит, что надо готовиться к концу света. А сам перстни  носит!
– Так, может, он просто мошенник? Секту создает ради бабла?
– Нет, он реально больной. Я пару раз его видела... Даже не хочу рассказывать.
Коля вспомнил про новую церковь, которая с первых дней не знала отбоя от прихожан. Мало кто в поселке разделял мнение Риты.
Про отца Савелия он знал только то, что это был какой-то странноватый батюшка с вечно кисло-озабоченным выражением лица. Да мало ли таких?
– Мы, может быть, сюда больше не приедем, – промолвила Рита. – Папа хочет дачу продать.
Коля вздохнул. Он знал, что будет тосковать по Рите, хоть и с натяжкой мог назвать их отношения дружбой. О чем-то большем между ними никогда не заходило и речи. Дело, впрочем, было не только в ней. В последнее время почти все его друзья, кроме Алешки посъезжали со своих дач.
– Жалко… 
Он наклонился и в приступе решимости поцеловал ее в щеку.
Рита тут же отстранилась.
– Не надо!
– Извини. Я… просто буду скучать.
– Ладно.
– Может, мы просто повзрослели? – предположил Коля. – В детстве многих гадостей не замечаешь. Зла в мире как будто нет, все взрослые кажутся добрыми. Представляешь, мне всего пару лет назад на политику вообще плевать было, я даже не знал, что там в Чечне происходит. Услышу новость, что террористы захватили заложников или что подводная лодка затонула… и забуду через пять минут. Меня ж это не касается. А теперь как-то вдруг начало доходить.
– Ты это к чему?
– Может, здесь всегда так было? Просто мы, наконец, стали это видеть. И, может, сейчас из-за денег вся эта дьявольщина как-то… резче проступает?
– Тоже мне, открытие! Я давно это знаю. То, что здесь люди собачились, сколько себя помню… Просто раньше это не было похоже на балаган.
– Да… Будто бы всех накачали каким-то наркотиком.
– Скоро здесь убивать начнут, –  мрачно подытожила Рита.
Коля не знал, говорит ли она всерьез или шутит. Верить ее словам совершенно не хотелось.
– Да ладно тебе! Кто будет убивать? Скины вон один раз рыпнулись, их сразу вышвырнули за шлагбаум. Сейчас же не начало девяностых!
– Тут и без них хватает…
Рита погрузилась в молчание, так и не пролив свет на свое зловещее пророчество.
– Ты живешь в жанре «триллер»! – спустя минуту оживился Коля.
Ок кивнул в сторону владений нового русского:
– Помнишь ты предсказывала, что его убьют? А в итоге, он теперь тут самый влиятельный и крутой. Скоро президент к нему будет ездить, денег просить.
– Хм… А ты уверен, что он до сих пор жив?
– Да. А как же… – изумленно пробормотал Коля. – Его ж недавно по телевизору показывали!
– Ну и что? Могла быть старая запись. А я, например, часто здесь сижу и ни разу его не видела.
– Может, он просто сюда больше не приезжает.
– А почему его машина все еще там?
Машина и правда стояла на парковке под навесом. При этом калитка, окна и двери обоих домов были закрыты наглухо. И воду в грязном бассейне давным давно спустили.
– Брат сказал, один раз в сумерках видел у него в окнах какие-то зеленые вспышки.
– Может, он там вечеринку устроил с лазерами?
Рита пожала плечами.
– Все равно, странно.
– Н-да.
Коля обнял ее за плечо. Они молча разглядывали участок, не без удовольствия чувствуя трепет перед его смутной и недоброй тайной. Ощущение забытости и заброшенности сквозило из каждой щели. И все же кто-то продолжал там жить… 
Потом они оседлали велосипеды (у Риты, наконец, появился собственный велик) и поехали домой.
Солнце, плавясь, приближалось к черной кромке леса. Темнело уже не по летнему рано.



Дмитрий Потехин

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться