Болванка

Болванка

– Да чтобы ты понимала, болванка чертова! – очередной стакан дешевого вина уже не разливался по телу теплом, только добавил в голову шума, похожего на помехи в эфире. – Понимания в тебе только на самые простые и неприглядные в человеческом понятии процедуры… 
Разговаривал Прозаиков с деловито ползающим по полу роботом. Блестящая машина, действительно напоминала болванку, на поверхности которой просматривались аккуратно сложенные манипуляторы, убранные шланги, датчики, камеры. 
– Самообучающийся пылесос… – подытожил Прозаиков. По его мнению, аргумент должен был уничтожить бессловесного оппонента. 
Прозаикова поджимали сроки сдачи очередного рассказа в журнал фантастики, а на ум шли только вариации терминатора с убийственными для человечества концовками. Проклятые роботы, поправ все людские принципы морали, неизбежно уничтожали человечество, потому в корзину отправлялся уже не первый файл начатого рассказа. Виноватого Прозаиков нашел сразу. Бесшумный робот-уборщик ползал по затертому ковру, собирая невидимые пылинки. Угрозы Прозаиков хоть и не чувствовал, но ждал с нетерпением, пока уборщик неловко воткнется в ножку мебели или замрет намертво, зависнув у плинтуса. Робот оправдывал его надежды, Прозаиков пинал его ногой в стоптанном тапке и разражался одной тирадой. 
– Пшел на кухню! Мешаешь писать… – Прозаиков ожесточенно придал роботу направление и уткнулся в несколько строчек на мониторе.

Уборщик почти сразу же захрустел рассыпанными на пол чипсами, трудолюбиво собирая их в свой мусорный мешок. Прозаиков ругнулся, вспомнил про оставленную без внимания вазочку с чипсами и бокал пива. Удовлетворенно встал, похлопал себя по округляющемуся животику и окинул комнату рассеянным взглядом. 
– Болванка! Ты все чипсы сожрал? 
Ввиду отсутствия голосовых функций бесшумная электроника не ответила, пару раз стукнулась о ножки кухонного стола и продолжила свое занятие. 
– Болванка, а ты ведь мне заменяешь лучшую половину человечества… - вдруг очнулся Прозаиков. – Что я говорил? Роботы – зло! 
Прозаиков воткнул палец почти в потолок, как будто это именно он сделал такое ужасное открытие. Глаза его затуманились вспыхнувшими в хмельной башке сюжетами. Он решил написать настоящий топ-рассказ. 
И вот, первые строчки беспощадно стерты, а на их месте начала виться новая строка повествования, которая должна была сшибить читателя с ног, повергнуть его в экстаз заинтересованности: «Бочкин хотел женщину. Нет, не банальное соитие, свершающееся от скуки и безделья, а женщину со всем ее бездонным содержанием». 
Прототип Бочкина, поблескивая металлическими боками, подтирал с ламината на кухне пролитое пиво. Именно такой герой должен был и явится читателю в повествовании хмельного Прозаикова. Нет, конечно, не робот. Хотя роботы будут… Какая фантастика без этих железяк?

Прозаиков увлекся идеей. Пальцы, оставляя следы от жирных чипсов, застучали по клавиатуре: «Женщина – она как генератор, питает мужчину энергией. Без нее не свершается ни одно открытие, без нее не обойдется и безумие. Она дает жизнь, но жизнь эта без нее вовсе не имеет никакого смысла». Прозаиков нахмурился, сомневаясь в собственной правоте. «Вон как эти… Обходятся и без них», - мелькнула в его голове мысль, но он отмахнулся от нее и посмотрел на смятую постель, словно черпая в ней вдохновение. 
В это время «прототип» без суеты выдернул из-под холодильника носок и старательно боролся с ним, пытаясь определить дальнейшее место существования предмета одежды, как распорядился с прочим найденным мусором – в собственном чреве. 
Прозаиков погряз в романтике, описывая все прелести присутствия женщины в жизни мужчины. Рассказ уже продвинулся на целую страницу, но сюжет зашел в тупик, потому Прозаиков основательно приложился к пиву и захрустел чипсами. 
Растянутый носок волочился за уборщиком, как хвост дракона. Электроника злиться не умеет, но новое устройство сбивало датчики ориентации прибора, потому перемещение его приняло немного хаотический оттенок. Робот миновал дверной проем, недобро поблескивая боками, отражающими пестрые обои прихожей. 
Прозаиков даже застелил неприглядную постель и включил плавную музыку. Вдохновение возвращалось. Прозаиков сделал несколько неуклюжих танцевальных па по комнате, ведя воображаемую партнершу в страстном танго.

Уборщик, помахивая носком, покружился на пороге, анализируя все, что он мог признать за мусор своими бесхитростными датчиками. Прозаиков уже вел неспешный соблазнительный диалого-монолог с воображаемой женщиной. Он потом непременно запишет все лучшее, а пока он присел на краешек дивана и взял горсть чипсов. 
Пара лепестков чипсов тут же настроила уборщика на деловой тон. Он пересек порог помещения, волоча за собой носок. 
Прозаиков тем временем уже положил руку себе на коленку, имитируя заинтересованность прекрасной незнакомки. Речи его становились все смелее, а голос бархатнее. 
Уборщик совершил маневр, заворачиваясь в носок, как кошка, которая укладывается спать, оборачивается собственным хвостом. Датчики прибора взбунтовались. Он повернулся в обратную сторону, но обратного эффекта это действие не возымело. Носок плотно обхватил свою жертву, как голодный удав. Робот завертелся на месте, попытался выплюнуть непосильный для себя носок, но это его никак не спасло. Уборщик попал в окружение, но сдаваться, как всякая упертая электроника не собирался, с легким жужжанием выпустив манипуляторы. 
За время борьбы за заднем плане, Прозаиков успел довести сюжет до идеала и кинулся к клавиатуре, записывая поток вдохновения… Строчки ложились ровно и быстро.

Увлеченный Прозаиков забыл про Болванку. Это и стало решающим фактором. Одна, две, три, четыре странички, уборщик с распростертыми манипуляторами медленно заворачивается в провода под столом… 
И едва на самой страстной нотке повествования Прозаиков потянулся за пивом, чтобы промочить пересохшее горло, как монитор вдруг без всяких на то оснований погас. Из-под стола появилась Болванка, обмотанная проводами, с волочащимся сзади носком. 
Прозаиков выплюнул мат, разглядывая уборщика. В позе его застыла отчаянная растерянность, поникшие плечи, отпущенная на волю диванная подушечка живота. Он с равнодушием наблюдал за неспешной борьбой робота с нахлынувшими бедами. Потом взгляд его оживился, он причмокнул, хмыкнул. 
– Болванка! Ты нашла мой носок? 
Прозаиков быстро распутал провода, выдернул носок, натянул его на босую ногу, воздел указательный палец в потолок и изрек. 
– А вот вам хрен! Мои роботы спасут человечество!



Дмитрий Фантаст

Отредактировано: 23.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться