Бомжик Витёк, на орбите.

Бомжик Витёк, на орбите.

Бомжик Витёк, на орбите.

Рассказ о том, какие закидоны может выкинуть жизнь и во что, это может вылиться.

Всех под государственный контроль.

Одна из ветвей политики США...

Минотавр.

 В одной деревеньке Российской глубинки, жил себе маленький и незаметный бомжик-человечек по имени Витёк.

  Бомжом в «чистом виде» Витёк конечно не был. А был обычным бухариком. И должностью- званием своим, даже гордился. Был у него маленький и незаметный, как и он сам домик, который невесть как, оказался в его подчинении. Но, как и принято бомжам, не работал, а проживался тем, что кто-нибудь из собутыльников, приносил выпивку и закуску. Выпивал с друзьями-бухариками, закусывал и был счастлив.

 Жил сам по себе, никому не мешал, ни к кому не приставал. Иногда правда просил, добрую соседку-хозяйку, то ли в шутку, то ли в серьёз, усыновить-удочерить его. Но все «приставания» к окружающим, этим и ограничивались.

 Летним вечерком, как он помнил к тому моменту, пришли к нему гурьбой стайка малолеток. Где они взяли деньги на палёную водовку, Витёк не интересовался. Главное пришли и принесли, а остальное не важно.

 Выпивали, разговаривали. Естественно перебрали. Один из «посетителей» по имени Андрюша, начистил Витьку рожу. За что? Да бог его знает, пьяных!

 Утром просыпается Витёк, под глазом огромная шишка-синяк, башка гудит как бубен аборигенов. Во рту гадость и на душе слякотная грязь. Присел на кровати, потрогал рукой шишку-синяк, выматерился.

– За что бил, сволочь?

 Спросил он сам себя. Поозирался осоловевшими от долгих пьянок, ничего не видящими глазами. И ещё не до конца осознавая окружающей обстановки, начал потихоньку входить в ступор.

– Мать твою, где я?

 Сидел Витёк совершенно голый на кровати торчавшей из стены. У кровати не видно привычных ножек. Их вообще не было. На кровати хоть и не было матраса, а сама кровать была какая-то мягкая и пышная. Не видно было и подушки, а в изголовьях был выступ похожий на подушку. Одеяло (или покрывало, или простыня?) было невесомым, но тёплым и мягким. Полы, так привычно обшарпанные и заплёванные, совсем не напоминали ему дом. А были по ощущениям босых ног, тёплые и мягкие. То ли линолеум, то ли ковролин без ворса? Витёк встал и полы, как ему показалось спружинили, мягко отзываясь на его почти отсутствующий вес. Витёк боковым зрением увидел сзади и сбоку, лёгкое движение и почувствовал лёгкое дуновение воздуха. Он резко обернулся и чуть не упал.

 Кровати как не бывало. В том месте, где несколько минут назад он лежал головой, из стены торчал похожий на доску «поднос», а на соседней угловой стене другая доска.

 – Стул, что ли?

  На «подносе» лежала стопка одежды. Витёк присел на это стул и так как не было ни чего другого, принялся одеваться. Да и одежда была совсем уж мало напоминающая привычный Витьку костюм «тройка», трусы, майка и фуфайка. Взял в руки одежду, развернул. Комбинезон ни комбинезон? Лёгкий, и почти невесомый, мягко-шелковистый на ощупь. Хрен поймёшь! Ни каких тебе вырезок в нем, куда можно было засунуть ноги и руки.

– Ну и как я это буду одевать, блядь?

  Ни с того, ни с сего, на одежде появился тот самый вырез куда и можно из всего выше перечисленного, запихать. Витёк на автомате, рассовал по рукавам и голяшкам свои причиндала. И стал оглядывать окружающую обстановку. А обстановки, как таковой и не было. Отсутствовал как класс, стол со стульями, кровать. А на столе, по его привычкам не было естественно и посуды. Кружки, стаканы, тарелки и ложки с вилками разного калибра и времён, так же неизвестно как, появившиеся в его квартире.

  Стены, пол с потолком мягко-серого цвета. Лампочки на потолке нет, но свет откуда-то проникает. Казалось, что свет идёт со всех сторон. Ни окон, ни дверей. И не успел Витёк до конца всё понять и опупеть, полы вдруг стали наклоняться и его центром тяжести, стало смещать к одной из стен. Витёк естественно в попытке не хлопнуться об стену, начал смешать центр тяжести на спину. Но полы невероятно изогнувшись, мягко толкнули его под зад. Витёк потеряв равновесие и закрыв глаза «полетел» на встречу со стеной. Он уже почти закрыл глаза представив, как он сейчас в неё врежется, заметил, как в этой самой стене появился проём.

 Окончательно растерявшись, Витёк вывалился в длинный коридор. Хлопнулся пузом на пол и скорее почувствовав, чем увидел понял, что полы в коридоре движутся как лента. Увидев справа неожиданно появившийся проём, он сразу понял, что ему туда. Закрыл глаза! Открывал их, он уже в той комнате. Полы снова невероятно изогнувшись и толкая Витька в грудь, подняли его и усадили в появившееся сзади, кресло. Кресло мягко обтекая вокруг тщедушного Витькиного тельца, зафиксировало его в своих «объятьях». Перед ним появился мини-столик с харчем. Полная серая тарелка чего-то непонятного, серая же ложка и такого же цвета кружка с каким-то напитком.

 Витёк в этой ситуации, теряться совсем не стал. Мало в последних годах его жизни, перед ним стояла полная тарелка чего-нибудь съестного. Так что недолго думая, он всё это дело оприходовал. Посуда вместе этим мини-столиком, мягко и тихо исчезла в одном из подлокотников. И тут же, неожиданно, на голову Витьку напялился шлем, плотно облегая его пустую башку. Руки оказались зафиксированы чем-то.

 Вот тут-то Витёк испугался так, аж под ложечкой защемило.

– Ну вот, теперь пипец!

 И воспалённый Витькин разум, с радостью начал подсовывать ему ужасные картинки. Его разделки на отдельные куски тела и внутренние части на хирургическом столе. Витёк, чуть не взвыл в ужасе...



Минотавр

Отредактировано: 10.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться