Борьба за будущее: Интроекция

Размер шрифта: - +

Глава 35.2

Как бы там ни было, сев на монорельс, они ехали в Геофронт молча. Синдзи настолько смутился, что не мог подобрать правильные слова, дабы завязать разговор. Особенно среди постоянно набивающихся в вагон пассажиров — не очень-то хотелось, чтобы их слушали посторонние. Из-за чего ему становилось ещё более неловко. Он боялся, что пропасть между ними из-за этого молчания только разрастается, и с каждой упущенной минутой он теряет шанс поладить с ней.

А вот Рей это не заботило, судя по её лицу. Однако что-либо точно говорить только по её выражению — не совсем верно, как уже убедился Синдзи. Например, презирает ли она его за сегодняшнее утро, боится ли предстоящей реактивации «Евы-00»? Внешне Аянами была холодна, но вот что у неё на душе? Гадать можно было сколь угодно.

Монорельсовый поезд остановился на конечной остановке в Геофронте, и все пассажиры вывалились сплошным потоком. Стараясь не потерять Рей из вида, Синдзи собрал остатки своей воли в кулак. Попытка не пытка, и бить она его не будет за доставучесть. По крайней мере, он так думал.

— Знаешь, Аянами, — они подходили к контрольно-пропускному пункту, — я хотел бы извиниться.

— За что?

— За утреннее, разумеется, — он старался поспевать за уверенно шагающей девушкой, — застал тебя в таком виде, а ещё высказал претензии. Извини, я был не прав.

Она остановилась и посмотрела на него своими холодными красными глазками. Синдзи никак не мог распознать, что же они источали и какую эмоцию испытывает их хозяйка.

— Тебе не за что извиняться, — Рей снова двинулась к КПП.

— Вообще-то, есть, — парировал он, — я же к тебе заскочил не для того, чтобы на тебя пялиться или отчитывать.

Аянами задумалась всего на секунду. Но это значило многое, когда речь заходила о ней.

Подходя к турникетам, Рей ответила тише обычного:

— Вот как, — достала она свой пропуск, — тогда для чего?

Аянами провела своей ключ-картой по турникету, и тот с противным громким звуком высветил красное сообщение: «Access denied»[1].

Её лицо еле заметно переменилось, но Синдзи был уверен: настолько яркой эмоции у Рей он ещё не видел. С изумлением она повторила процесс вновь — «Access denied». Потом ещё раз. Изумление плавно перетекало в недоумение, а оно, в свою очередь, — в неверие. Где-то внутри неё сломался заложенный алгоритм. Ещё немного — и она столкнётся с когнитивным диссонансом. А как это повлияет на Рей — ещё вилами по воде писано. А уж образовывающуюся очередь позади неё — тем более не интересовало. Что уж говорить про охранников, которые направились к ней проверить, в чём дело.

— Вчера меня доктор Акаги попросила передать тебе, — Синдзи протянул Рей её новый пропуск, — ради этого я к тебе и зашёл. А я совсем запамятовал, прости.

Аянами просто схватила карту и, ничего не сказав, прислонила к турникету, после чего послышался тихий звуковой сигнал: «Access granted»[2]. Девушка прошла дальше к металлоискателям, не поблагодарив, даже не кивнув. В чём-то юноше стало обидно, но он также понимал, что сам виноват перед ней. Всё же Рей не железная, какой бы внешне малоэмоциональной она ни выглядела.

— Слушай, — Синдзи нагнал свою попутчицу у эскалаторов, ведущих глубоко вниз, — как я могу загладить свою вину?

— Что ты имеешь в виду? — снова холодные нотки в её голосе.

— Ну, я хочу извиниться за всё сегодняшнее.

— Тебе не за что извиняться.

«Опять двадцать пять».

Разговор не клеился. Впрочем, как всегда. Но можно было поговорить о деле, хоть Синдзи этого не любил. Он предпочитал общаться на отвлечённые темы, но что сейчас оставалось? Это неловкое молчание, как минимум для него, необходимо было обрушить.

— Аянами, ты не боишься?

— Чего?

— Снова залезать в «Еву».

— Почему это?

— Мне рассказывали, что прошлый эксперимент вышел неудачным и ты очень сильно пострадала. Я бы, наверное, в твоей ситуации места себе сейчас не находил.

— Всё хорошо, — в её отрешённом голосе чувствовалась некоторая уверенность в себе.

— Мне бы твою уверенность. Иногда кажется, что они и сами не понимают, что такое «Ева» и что они создали.

Она задумалась. На этот раз дольше, чем на секунду.

— Ты же ведь сын командующего, разве не так?

— А при чём тут он? — удивился Синдзи.

— Ты не доверяешь работе своего отца?

Доверяет ли он отцу? Вопрос из разряда «выбери верный ответ из „нет“, „нет“ и „нет“».

Если Синдзи и доверял всецело кому-то, так это Мисато, которая тепло его приняла. В этот список можно ещё включить разве что Макото и Рицко с Майей, от советов и указов которых могла зависеть его жизнь. Но уж точно не Гендо. Точно не человека, из-за которого он лишился и мамы, и папы.

— Знаешь, Аянами, — он постарался не повышать голос, — у меня нет ни единой причины доверять такому козлу!

Рей развернулась к Синдзи, глянув на его физиономию. В её глазах была заметна какая-то недобрая искорка. И не успел Икари что-то предположить, как получил мощную пощёчину. Звук шлепка громом раздался, все окружающие моментально обратили внимание на пилотов. Поднимавшиеся на соседнем эскалаторе работники были настолько поражены, что на их лицах смешалась куча эмоций за раз. И их можно было понять: такой реакции от знаменитой на весь комплекс снежной принцессы никто не ожидал.

Она развернулась и медленно зашагала по ступенькам вниз, оставив Синдзи с красной щекой и поражённым до глубины души.



Мота

Отредактировано: 31.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться