Босиком по траве: Бонусы

Font size: - +

Бонус к эпилогу: Максим и Станислав

МАКСИМ И СТАНИСЛАВ

Лето 2013 года

Юля собирала свое многочисленное семейство на дачу…

В коридоре стояли кучи коробок и сумок на вынос, она нервничала в ожидании Кондрата, который обещал поехать вместе с ними, на первые несколько дней. Матушка присматривала за Дариночкой. Данечка обучал Федечку азам азбуки, хотя Юля пыталась убедить своего сверхумного сыночка, что младшему братику еще рано изучать буковки, но и не мешала процессу. Двухлетний Федечка рос, активно познавая мир вокруг, большим шкодником и затейником.

В доме скучал только Стас, ждал Максима. Юля обещала отпустить его на съемки телевизионного музыкального шоу, где Подгорный выступал в качестве члена жюри. Шоу молодых талантов, где Максим появлялся в каждой программе, дома смотрели под ворчание Кондрата.

Но и Стас быстро себе нашел занятие, планшету не было покоя от старшего сына. Юля проходя мимо Стаса, мельком заглянула, Стас сидел «Вконтакте» и вел активную переписку с девчонками. Она и не заметила, как быстро подрос ее старший сынок…

Тринадцатилетний Станислав видимо решил, ни в чем не уступать родному отцу. Домой уже названивали взволнованные одноклассницы, поскольку ребенок иногда игнорировал мобильный телефон, желая избежать разговоров с юными поклонницами. Одна, видимо самая влюбленная, изрисовала ночью стену на их этаже сердечками и признаниями в любви. Юля сфотографировала это «безобразие» на память и заставила сына перекрашивать стену. Стас пыхтел, притворно ворчал на девчонок, но навел порядок на этаже.

Максим постоянно не жил в квартире, которую вслед за ними купил несколькими этажами выше, шепнув Юле, что готов в любой момент переписать ее на сына. И, вообще, торопил ее конструктивно повлиять на события, и уже сообщить Стасу о его отцовстве. Ходить в дальних родственниках у собственного ребенка ему надоело. Еще ждать год, до четырнадцатилетия Стасика было уже невмоготу, он жаждал признания и права называться отцом.

Юле он предложил официальное усыновление, если Стас будет не против, получить его фамилию и отчество. Через год ребенок получит паспорт, а вдруг он согласится, ведь красиво же получается: Подгорный Станислав Максимович. Юля обещала не препятствовать, если сам Стасик будет готов к таким переменам.

Юля выглянула в окно, нет, Макс еще не приехал, зато его верные поклонницы из их подъезда, уже караулят кумира на лавочке. Недавно Макс пополнил коллекцию почитателей своего таланта, в ряды его верных адептов записались две милые бабуси-сплетницы.

Когда он приезжал в квартиру, они блаженно шептали: «Наш барин приехал!» и кланялись, интересовались его делами и творческими планами. Макс был с ними невероятно мил и обходителен, и даже запомнил их имена, Наташенька и Оленька, именно так просили называть себя бабули, которым было глубоко за семьдесят.

- Когда уже папаша приедет? – заныл Стас, откладывая планшет.

- Стасик, скорее всего ты уже не застанешь Кондрата. – откликнулась Юля из коридора, еще раз проверяя сумки, все ли взяла с собой. – Но Макс обещал тебя завтра привезти на дачу…

- Мам, где наш папа я знаю! – ответил непонятливой мамке Стасик. - Я о другом папаше…

- И давно ты знаешь…? – Юля выронила пакет с детскими вещами, но поднимать не стала, стрелой ринулась к сыну на кухню. - Кто тебе сказал?

Ну, вот… это случилось. Стасик знает про Максима, и так буднично реагирует? Но кто сказал ребенку раньше времени? Мир не без «добрых» людей, огорчилась Юля. Многие знали, не заметить поражающего внешнего сходства было невозможно. Видимо, кто-то сделал определенные выводы и просветил ребенка. Из своих никто не мог…

- Да, не парься ты так, мам, на этой теме… - махнул рукой Стас, заметив, как побледнела мама, руки у нее затряслись, а в глазах паника.

- Стасик, сынок… - прошептала она, судорожно подбирая слова для серьезного объяснения с сыном. Она уже много раз прокручивала в голове правильные фразы, с помощью которых пояснит сыну, как так вышло, что папа Сережа, ему вовсе не родной отец. Но у нее вырвалось только огорченное. – Милый мой, кто…?

- Никто, мам, догадался. Метод дедукции. – усмехнулся довольный и гордый собой Стас.

***

И пояснил мамке, что у него уже давно закрались подозрения по поводу Максима, конечно, не в первую встречу. Но в зеркало Стас смотрелся часто, и сравнить внешнее сходство себя с Максимом, не составило труда. Но даже не это его навело на подозрения, ведь он какое-то время считал его маминым одноклассником и по совместительству дальним родственником.

Первые ростки сомнений появились давно, когда папа Кондрат поехал на реабилитацию в Германию. Тогда Макс помогал Юле, забирал его к себе, окружал заботой, исполнял любую прихоть. Но ведь Даню тоже забирали друзья мамы. Особенно, из-за тогда еще, младшего братика ругались Ника и Андрей, к кому на несколько дней поедет жить Данечка.

Окончательное подтверждение своим догадкам Стас получил почти год назад…

Стас все понял про себя и отца, когда к Максиму, с которым они вместе готовили ужин, приехала мама, а по крови и его бабушка. Надо было видеть лицо матери Максима, которая чуть в обморок не упала, при взгляде на него, ей даже пришлось пить успокаивающие капли. Она плакала и никак не могла остановиться, смотрела на Стаса и опять начинала рыдать, тихо приговаривая

- О, господи, не может быть... Максимушка, как же так…? Господи, боже мой…

Макс попытался увести мать в другую комнату, поговорить, объяснить, но она заупрямилась, и категорично объявила, что с места не сдвинется. И жаждет поближе познакомиться с прелестным мальчиком. Макс метал в сторону Стаса обеспокоенные взгляды, но он заявил, что бабуля Мила часто плачет по поводу и без, а чаще просто от радости, так что к слезам пожилых женщин он привык дома.



Саша Купырева

Edited: 15.12.2018

Add to Library


Complain