Босс-недотрога

Размер шрифта: - +

Глава вторая.

Глава вторая, та самая, в которой герой поступает вопреки собственным убеждениям.

В моей команде только один мужчина, и этот мужчина – Ян Блумен, зубной техник, располагающийся в крохотной лаборатории в самой глубине нашего небольшого праксиса. Коренастый, похожий на отощавшего после зимней спячки медведя, он неизменно травит стоматологические байки и с неослабевающим упорством ведет поиски своей второй половины.

О своих многочисленных неудачах он любит рассказывать в обеденный перерыв, когда мы сходимся на маленьком балкончике глотнуть чуток свежего воздуха перед новым витком трудового дня.

Сегодня, однако, его волнует совершенно другая тема. Легко догадаться, какая...

– Эта новая ученица – просто огонь, шеф! – восклицает он в тот же момент, как ступает на пятачок свободного пространства подле меня. – Вся такая, – он обрисовывает ее формы руками в воздухе, – фигуристая. Аппетитная до умопомрачения... Заметили, какие у нее ноги? От шеи. Впервые такие вижу!

С этим я бы поспорил: Ян перебрал такое огромное количество женщин, что поверить в это «Впервые такие вижу!» весьма и весьма сложно. К тому же, каждая новая цель – всегда лучшая для него. Жаль, что крохотный дьяволенок с ангельскими крылышками так ни разу и пальнул в его полигамное сердце...

– Обычные ноги, – откликаюсь без всякого энтузиазма. – Длинные, да, но в остальном не лучше, чем у других. У Надин, к примеру, они даже красивее...

Ян качает головой.

– Надин – ваша жена, шеф. Такие сравнения не считаются!

– Это еще почему? – искренне удивляюсь я, и парень пожимает плечами.

– Просто собственную супругу всегда следует считать самой лучшей, так в Кодексе верного мужа прописано. А если убрать это «следует», тогда... – он замолкает с многозначительным блеском в глазах.

– … Тогда я вообще не понимаю, о чем мы говорим.

Мой любвеобильный сотрудник вздыхает с видимым недовольством. Мной, как я понимаю.

– Мы говорим об Элле Вальц, Фабиан. О новой сотруднице нашего маленького коллектива, способной скрасить самые унылые рабочие будни. И не только... – добавляет с улыбкой чеширского кота на лице. – На что я очень надеюсь.

И я произношу:

– Надеюсь, на этот раз тебе действительно повезет.

– Даже не сомневайтесь, шеф.

Остаток дня я старательно подбираю момент для разговора с новой ученицей, однако такого так и не подворачивается. Или, возможно, я сам не решаюсь им воспользоваться... Перед глазами упорно стоят злополучные капроновые колготки и эхом звучащие слова: «Ну вот, я теперь все равно что голая». И это при том, что мне в принципе не интересны расфуфыренные «куклы», выставляющие себя на показ... Да еще и с татуировками на видных местах.

В итоге я даже с облегчением выдыхаю, когда выясняется, что новая сотрудница ушла ровно в срок и больше не будет мозолить глаза своей вызывающей внешностью. Заканчиваю последний прием и покидаю рабочее место с ощущением честно выполненного долга...

– Доктор Бергманн.

Голос настигает меня под сводами все той же парковки, и я не сразу замечаю припаркованный в узком простенке девчачий скутер красного цвета, возле которого и обнаруживается сама обладательница оного. Элла Вальц собственной персоной...

В руках у нее мотоциклетный шлем – кажется, она собиралась вот-вот нацепить его на голову. И я мысленно негодую: черт возьми, следовало задержаться на работе чуть дольше! Вот только сделанного не воротишь, и я откликаюсь:

– Фрау Вальц.

Она морщится как при зубной боли.

– Фрау Вальц, в самом деле? Зовите меня Эллой, – просит она. Потом чуть смущенно: – Простите, что утром так получилось: не думала, что в первый же рабочий день меня сшибет с ног собственный шеф.

Если она действительно просила прощение, то это вышло у нее как-то наоборот: виноватым почувствовал себя я сам. И мне это не понравилось...

– Я как раз хотел с вами поговорить, Элла, – решаюсь-таки завести весь день вынашиваемый разговор. Раздражение на странную девицу делает меня смелее...

– О чем же? – вскидывает она черные брови. И улыбается почти кокетливо... Что она себе там напридумывала, право слово?!

– О вашем внешнем виде, – с еще большей твердостью отвечаю я. – Он не совсем подходит для работника нашей сферы, надеюсь, вы меня понимаете?

– Не совсем.

Похоже, облегчать мне задачу она не собирается: только глядит большими невинными глазами и хлопает ресницами.

– Дело в том, – начинаю объяснять я, – что к нам приходят самые разные люди: молодые, пожилые, дети...

– Кстати, о пожилых, – обрывает она мою с трудом формируемую речь. – Меня как раз дожидается фрау Кёниг. Не могли бы мы поговорить об этом в другой раз? Я очень спешу.

– Фрау Кёниг. – Мне с трудом удается не поперхнуться залипшим в горле воздухом, и я восклицаю: – Так вы действительно собираетесь переговорить с ее соседями насчет этого несуществующего кота?! Я думал, вы это не всерьез.

Девушка насмешливо хмыкает.

– Зачем бы я, по-вашему, стала обманывать несчастную старушку? – И одаривая меня улыбкой: – Конечно, я говорила искренне. Нужно разобраться с этим котом раз и навсегда! – Надевает на голову мотоциклетный шлем и берется за ручку газа на своем скутере. Воинствующий паладин, не иначе. – Au revoir, доктор Бергманн! – взмахивает рукой, и я невольно прикрываю глаза, когда ее нога в короткой юбке перебрасывается на другую сторону все того же скутера.

В себя прихожу только секундой позже, когда эта бессовестная девица уже выруливает с парковки в сторону выезда из гаража.



Евгения Бергер

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться