Босс-недотрога

Размер шрифта: - +

Глава третья

          Глава третья, та самая, в которой герой участвует в спасательной операции и понимает, что некоторые неровно к нему дышат.

                                                                   ******************

– Добрый день, мальчик, могли бы мы поговорить с твоими родителями?

Ответивший на звонок мальчишка лет десяти молча кивает головой. Убегает вглубь дома, откуда до нас и доносится его голос: «Мама, там тебя кто-то спрашивает». Вскоре раздаются торопливые шаги, и на пороге появляется женщина в спортивном костюме. Окидывает нас вопросительным взглядом и не без интереса осведомляется:

– Добрый день, чем могу быть полезна?

Элла выступает вперед.

– Здравствуйте. Меня зовут Элла Вальц, я племянница вашей соседки, фрау Кёниг, – без единой запинки выдает она на автомате и протягивает женщине руку.

Та мгновенно спадает с лица, мрачнеет, подобно туче. Грозовой и не сулящей ничего хорошего! Руку, однако, пожимает, еще и на меня косится с видимым недоверием.

– Это мой муж, – решается объяснить мое присутствие девушка. – Адвокат по семейным делам. Мы приехали переговорить насчет вашего кота... Того самого, что не дает тетушке спокойно спать которую ночь подряд. – И с горестным выражением на лице: – Ей пришлось обратиться к доктору в связи с головными болями и ухудшением общего состояния здоровья... Скажите, можем ли мы решить это дело полюбовно, без обращения в вышестоящие инстанции?

Женщина с грозовым облаком в глазах протяжно выдыхает.

– Послушайте, Элла, – произносит она без какой-либо агрессии в голосе, – я уже множество раз говорила нашей уважаемой соседке, что никакой кот ночами за стеной не скребется... Что...

Элла ее перебивает.

– Но тетушка ни за что бы не стала придумывать такого. Если она говорит, что кто-то скребется за стеной, я ей верю.

– Вы точно, как ваша родственница, – испускает еще один утомленный вздох женщина. – Перебиваете, так и не дослушав до конца! – И поясняет: – Никакой кот за стеной не скребется просто потому, что это несносный хомяк вертит свое колесо. Ночи напролет! С вечера и до утра. Теперь понимаете?

– Хомяк? – удивляется Элла, и мне почему-то хочется улыбнуться. Порадоваться ее замешательству... Вот тебе, безбашенная мисс-помогу-всем-чем-смогу!

– Хомяк, – кивает соседка. – Маленькое зловредное существо, измучившее нас не на шутку! – И поясняет: – Сын упросил сделать ему подарок ко дню рождения, и вот – пожалуйста! – уже не знает, как от него отделаться. Завтра же позвоню в приют для животных и отвезу туда этого грызуна. – Потом позволяет нам осмыслить услышанное и спрашивает: – Надеюсь, такое решение проблемы вас устроит?

И Элла – этот длинноногий сгусток неутомимой энергии – ОТРИЦАТЕЛЬНО качает головой.

– Как же так, – произносит она совсем тихо, – бедного хомячка – в приют. – И с блеском в глазах: – Можно я его себе заберу?

Женщина, похоже, немного обалдевшая от такой резкой перемены темы, всплескивает руками:

– Да о чем речь, хоть сейчас его забирайте! – Распахивает дверь и кличет сына: – Патрик, сынок, неси сюда хомяка! Да поживее, будь добр.

Никак боится, что девушка передумает. Спешит избавиться от надоевшего животного!

Ровно через минуту на лестнице появляется тот самый, открывший нам дверь мальчишка – в руках у него клетка с хомяком. Огромная, с целой конструкцией из большого оранжевого колеса и пластиковых труб светло-салатового цвета… Настоящая вилла для забившегося в угол зверька десяти сантиметров в размере.

– Вот, прямо с клеткой и забирайте, – протягивает ее нам женщина. – Я сейчас еще мешок с кормом принесу. Нам он больше не понадобится!

Исчезает и возвращается с огромным мешком корма, который и впихивает мне в руки.

Поверить не могу: эта ненормальная забрала себе надоеду-хомяка. Зачем?

Еще и интересуется:

– Как его зовут?

– Сэмом, – отвечает мальчишка, ничуть не расстроенный утратой домашнего животного. – Как толстяка из «Властелина колец». – И лыбится смущенной полуулыбкой.

– Хорошее имя, – соглашается Элла, и «пасмурная» соседка, дружески кивнув на прощанье, захлопывает перед нами дверь своего дома. Такое ощущение, что сам дом выдыхает от облегчения, избавившись от надоеды-жильца…

Мы же какое-то время стоим в полнейшем оцепенении: я уж точно, Элла, возможно, просто-напросто занята разглядыванием хомяка.

– Если вы станете опаздывать на работу, ссылаясь на недосып из-за докучливого хомяка, даже не думайте, что это сойдет вам с рук, – только и успеваю произнести я, прежде чем фрау Кёниг приоткрывает дверь и любопытствует:

– Ну, как все прошло? Они снова утверждали, что их кот не скребется ночами? – А сама косится на клетку в руках девушки.

Элла улыбается:

– Это не кот, фрау Кёниг, это все злополучный хомяк. – Кивает на клетку в своих руках и торжественно обещает: – Больше никто не станет мешать вам спокойно спать. Этот надоеда переезжает. – И абсолютно без перехода: – А теперь давайте подкрепимся сливовым пирогом!

Последующие десять минут две разновозрастные представительницы женского пола охают и ахают над клеткой с пушистым зверьком, забившимся в самую темную часть своего немаленького такого домика. Еще бы, у меня от такой перемены судьбы тоже снесло бы «крышу»! Так что я хорошо понимаю крохотного бедолагу...



Евгения Бергер

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться