Босс-Оборотень для Белоснежки

Размер шрифта: - +

23/3

Просыпаемся, когда солнце уже в зените. Мы долго спали, утомленные как событиями, что с нами произошли, так и любовью. Мы голодны, но все равно тянемся друг к другу, занимаемся любовью, не в силах оторваться друг от друга.

Потом Эрик, одевшись покидает палатку, вскоре вернувшись с подносом еды.

Запахи восхитительны, хотя еда простая – похлебка, хлеб. Понятно, у нас походные условия. Я с жадностью набрасываюсь на еду.

- Мне нравится твой аппетит, Белоснежка, - шутливо произносит Эрик. Он смотрит на меня с такой любовью, что я начинаю трепетать. – Ты словно за двоих ешь…

Чудь е поперхнувшись от его намека, вскидываю на него глаза.

- Ты что имеешь в виду?

- Ничего, - улыбается мой истинный. – Просто мысли вслух. Но если серьезно, я бы очень хотел, чтобы ты подарила мне малыша.

Краснею от его слов. И в то же время трепещу от счастья. Хочется броситься ему на шею и зацеловать до смерти. Какое же это счастье, когда твой мужчина вот так говорит о детях…

- Я тоже очень хочу… - признаюсь тихо, подходя к Эрику.

- Тогда я счастлив…

И мы снова растворяемся друг в друге.

***

Когда нам удается остановиться наконец от нашей безумной тяги… которая не прошла, о нет конечно, просто больше у меня нет никаких сил, кажется в моем организме пропали разом все кости. Абсолютно уставшая и довольная, я не могу уснуть, потому что меня мучает один вопрос – как там Алекс. Я тут вся такая счастливая, витаю в облаках, а подруга одна, среди чужаков.

- Позволь я навещу свою подругу, - касаюсь руки Эрика.

- Ты знаешь ее пару дней, как можешь подругой звать.

- Я так чувствую. Позволь мне… не запрещай. Ведь что бы ты там не думал, от моего визита плохого не будет…

- Ты можешь ошибаться.

- Все мы можем ошибаться, даже ты, любимый.

 

В конце концов мне удается уговорить Эрика. Но одну он меня не отпускает, идет со мной.

По дороге мне вдруг приходит в голову вопрос:

- А что стало с твоим дядей? Ты разобрался с ним? Или он снова будет строить нам козни? Я так устала от его бесконечных подстав…

- Пока ему удалось сбежать, - хмурится Эрик. – Но я натравил на него Охотников. Все главы общин возмущены его поступком. Похитить истинную – одно из тяжелейших преступлений. И Деймон об этом знает. Но все равно пошел на это…

- Да уж, - вздыхаю. – Неужели ему настолько хочется испортить тебе жизнь?

- Даже не представляешь насколько. Чтобы занять мое место в Черном банке он готов на все.

- И что же ты будешь делать дальше? Будешь тоже искать его? Преследовать?

- Я хотел… Но не буду.

- Почему?

- Потому что гораздо сильнее я хочу быть с тобой. Надеюсь его найдут и без меня. И закроют в самом темном подземелье.

Какое счастье, что Эрик так решил! Что не бросил меня ради погони… Что бы тогда стало со мной? С Алекс… Нас бы разорвали демоны. Но Эрик прежде всего продолжил мои поиски. От понимания этого мне становится так хорошо на душе! Я счастлива, ликую…

А потом вспоминаю про еще один момент… Неприятный. Не знаю как спросить у Эрика, поэтому говорю прямо.

- Мы же едем завтра в поместье?

- Да.

- В то откуда меня похитили.

- Да, сначала туда. Но через сутки – отправимся домой. На ближайший аэродром и вылетаем. Почему ты спрашиваешь? Что-то не так?

- Я… просто подумала, где сейчас Дина… И Даная. Ждут ли они в поместье? Прости. Но мне совсем не хочется их видеть.

- Разумеется их нет. Они заплатили дорогую цену за то что сделали. Обе.

- Даже Даная? Ее муж не защитил?

- Пытался. Все они сейчас в местной тюрьме и ожидают приговора. С ними справиться куда проще, нежели с Деймоном. Мне немного жаль мужа Данаи. Он неплохой мужик и я почти уверен, что не был в курсе планов своей жены и ее подруги. Вообще, я виноват. И только я… нельзя было позволять мешать нам с тобой. Тем более бывшей. Я поверил Дине. Поверил ее заверениям что отношения в прошлом. Впрочем, она предала тебя не из-за любви ко мне. Ей просто очень хорошо заплатили. Как и Данае.

- Это ужасно!

- Согласен. Мне противно что я был с ней. Пусть и не долго. Душа у нее гнилая. Омерзительно даже вспоминать о ней…

И что будет с Диной? Дальше?

- О, ей приготовлено изысканное наказание.

- Что это значит, ты меня пугаешь?

- Ты правда беспокоишься за нее? Нельзя быть такой доброй, Белоснежка.

- Нет, за нее точно нет, - вспоминаю, что пережила, когда увидела черную машину и направляющихся ко мне мужчин. И взгляд Дины. Довольный, полный триумфа. Жестокое предательство…



Марго Лаванда

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться