Босс-Оборотень для Белоснежки

Размер шрифта: - +

Глава 3

Эрик

Как только дверь моего кабинета захлопывается, запускаю пятерню в волосы и тереблю нервно. Что происходит? Почему девка, случайно упавшая под колеса моей тачки – теперь моя секретарша? Чья это нелепая шутка? Или этот белобрысый ангелок со взглядом невинной девственницы – шпионка? Тогда самая заправская из всех, которых я когда-либо встречал. Нет, этот затравленный взгляд… Она даже не оборотень… Хотя… разве мог человек задолжать Банку Оборотней крупную сумму? Людей в наши казино пускают редко. Только очень богатых… Что-то не сходится. Надо получше узнать…

И снова возвращаюсь мысленно к девчонке. Алисия. Ей идет это имя. Ей идут белые волосы и светло зеленые глаза. Хоть и демонстрировал при бабушке равнодушие и отвращение – не дают они мне покоя. Не могу переключиться на работу, которой по горло. Надо подготовиться к двум важным встречам. Надо прочесть пять контрактов, подписать их. А я не могу думать о ни о чем, кроме Белоснежки. В первую секунду как увидел дал ей это прозвище. И теперь мысленно только так могу называть, хоть в лицо ей летит «Пигалица». Девчонка волнует меня какой-то совершенно особой своей красотой. А беззащитность вызывает буквально бешеное желание… напасть или защитить?

В результате вызываю Дориана. Лучший сыщик из тех что знаю – досье собирает быстро и максимально полное.

- Узнай об этой девке – сую ему в руки фотографию Алисии, которую только что из ее досье вырвал. Хорошего конечно мало – в отделе кадров ненавидят такие вот грубости, и раньше не позволял себе такого. Но нет терпения добыть другое фото. Хочу вызнать все что можно про девку немедленно. Чертова Белоснежка. Почему меня так зациклило на ней? Не могу переключиться.

- Хорошо.

- Первый приоритет.

- Так важно? Хорошо, отложу все дела и займусь ею. Ты что-то подозреваешь, Эрик? Может тогда сразу в контроль передать? Если она опасна? – взволнованно спрашивает Дориан.

- Ни в коем случае!

Контроль – организация которая занимается отслеживанием опасных оборотней и прочих тварей. Если кто ведет себя скажем неадекватно и подставляет сородичей, грозит нашему миру – тем что люди узнают слишком много про нас. Или хотя-бы заинтересуются. Обычно таких моментально зачищают. А Белоснежка, хоть и подозреваю ее, но не думаю, что к опасным относится. Скорее наоборот.

- Это не для контроля дело. Мой личный интерес – признаю неохотно.

- Ого! – Дориан аж присвистывает. – Парень, впервые на моей памяти, чтобы ты меня для личных нужд, да еще и срочно… Неужто так хороша девка?

- Не знаю, что тебе еще сказать, - морщусь как от боли. – Могу я себе маленькую блажь позволить? Ее навязали мне в секретарши, и я совершенно от этого не в восторге.

- А ты ее для других целей присмотрел да? – ухмыляется мой собеседник.

- Возможно, - признаю хмуро. Вспоминаю бабушкино заклятье. Как заставить бабулю передумать и снять его? Если вдруг мне захочется пощупать беленькую… я же не смогу. И это осознание напрягает, так что впиваюсь руками в стол… и сам не замечаю, как вылезают когти и царапают дубовое покрытие.

- Хорошо, не нервничай, парень. Все сделаю быстро, и даже бесплатно.

- Не стоит.

- Неа, мой подарок тебе. Ты слишком давно такого интереса не проявлял… Я рад, что пришло время все исправить.

Но Дориан радовался совершенно зря. Мое сердце – выжженная пустыня, в нем нет места для чувств и эмоций. И уж точно не для любви.

***

Наверное, так ощущает себя любой оборотень, потерявший свою пару. Не успевший даже ни разу дотронуться до нее. Получить первый поцелуй. Стать ее первым мужчиной. Нельзя думать об этом, иначе меня снова засосет пучина безумия.

В которую я погрузился, когда Аманда погибла. Я не мог есть, не могу спать. На долгие месяцы я обернулся зверем и бродил по темным лесам далеко от дома. Выл на луну, раздирал в клочья зверье, попадающееся мне на пути… Пока, однажды не столкнулся со стаей далеко не дружелюбных волков. Этот клан жил обособленно, дикари. Они ненавидели нас, городских, скрывающих свою сущность под дорогими костюмами. Эта встреча едва не стоила мне жизни. Меня рвали на части, я рвал, выплескивая все бешенство и отчаяние…, наверное, это помогло мне выжить, сбежать. Не помню, как добирался чащобами и кривыми тропами до цивилизации, едва живой, истекающий кровью. До первого телефона. Им оказался мобильный какого-то заблудившегося охотника, который при виде меня упал в глубокий обморок. А я позвонил Дориану и тот запеленговал мое нахождение.

Потом недели восстановления, постельный режим, отповеди от родителей и прочих родственников. В духе: Ты наш единственный наследник, так как можешь поступать столь опрометчиво и жестоко.

Моя мать, женщина довольно суровая и дикая в своих порывах, едва дождалась моего выздоровления, чтобы залепить от души хорошую оплеуху. Но я знал, что они любят меня. С ума сходят от мысли, что мог погибнуть. Поэтому собрался и живу ради них… Работа помогает отвлечься. И женщины. Много разных женщин.

Последняя – довольно серьезное и длительное увлечение. Дина порывиста, стервозна. Мне нравятся ее капризы, ее громкий смех… Нравится, как отчаянно она отдается мне в постели. Для нее не существует преград и запретов. Напрягает одно – в последнее время Дина стала чересчур собственницей.



Марго Лаванда

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться