Божественные игры

Размер шрифта: - +

Глава 22. Заркаллон.

Поначалу, как и у всех детей, маги вызывали интерес, но не сами по себе, а чудесами, которые показывали. Но после нескольких уроков Заркаллон понял, что волшебники скрывают тайну и не собираются ею делиться. Ни одна из попыток ученика не была успешной, а тем более сравнимой с чародейством учителя.

Заркаллон не мог согласиться с доводами о развитии в себе высших качеств Добра через неопределённо большой период времени и часто избегал ежедневных уроков…

Однажды он принимал участие в командном соревновании. Нужно было бежать по скользкой каменной дороге и, не останавливаясь, в определенном месте подбирать один из круглых камней и класть его на другой.

Скальных образований имелось несколько на выбор, легче всего было брать самое большое, оно лучше удерживалось на камне-платформе. Но за него давали мало очков команде. Если положенный камень соскальзывал с платформы, то следовало пробежать штрафной круг, прежде чем продолжить соревнование.

Несмотря на то, что Заркаллон всегда брал самый большой кусочек скалы, ему редко удавалось, не останавливаясь в беге, положить его на платформу так точно, чтобы тот удержался.

Заркаллон ощущал скрытое негодование других участников его команды, хотя плохого отношения к нему, возможно, и не было. Ученику казалось, что постоянные штрафные круги, которые он наматывал, приводили к поражению всей группы.

И вот при очередном падении камня он увидел неподалёку большой овраг и в нём туманные клубящиеся слои…

Так Заркаллон первый раз сбежал с магического урока…

Он прятался от наказов учителя, укоряющих взглядов учеников. Порой ему казалось, что бежит от некоего самого себя, а потом, становясь обратно собой, пытается догнать того невидимку, который бежал от него…

Заркаллон корил себя за пропуски уроков и обещал учителю вовремя приходить на занятия. Но снова и снова что-то отталкивало его от магов и всяческого рода обучений…

Туманы стали отдушиной, он пытался найти там кого-то, кто тоже убегал или прятался. И вскоре начал видеть образы, которые напоминали Людей и пейзажи. Они будто манили к себе и ожидали большей скорости от Человека, чтобы показать чёткие картины. Постепенно бег вошёл в привычку, а также сопутствующие ему падения в непрозрачных туманах.

Заркаллон пытался оправдать свои поступки, и когда узнал о существовании Замиев, решил, что видел именно их в густых воздушных слоях. Нерадивый ученик уверовал, что это его собственная «реальная» магия; желание и воля, о которых толковал учитель, как раз и обнаружили соседей с Прадэ Земли раньше, чем рассказы попечителя.

Но Заркаллон никому об этом не говорил, потому что в глубине внутреннего естества думал, что учитель заявит о его невежестве и ошибочном восприятии. Один раз ученик пояснил своё исчезновение перед уроком стремлением догнать образы, но маг лишь пожурил его и сказал о слабой концентрации и нежелании учиться…

В какой-то момент Заркаллон решил больше путешествовать и узрел, что в туманах далёких от поселений могут быть иные образы и, возможно, они намного отчётливей видны. Ученик не бросил общаться с учителем и не отказался от его попыток привить магические навыки, тем более, когда поговорил с Лантаннелем.

Этот маг почему-то был другим по сравнению с Васиколисионом. Он будто больше понимал желаний ученика, скрытых и явных, и пытался помочь проявить их, развить и упрочить. Этот необычный чародей объяснял, что не стоит навсегда отвергать магию, даже если она далека от практики. Говорил, что обучение может помочь Заркаллону в путешествиях и неразгаданных тайнах…

Его слова были сложны в восприятии, но маг рассказал о том, что впереди новые возможности, которые легко упустить, если бросить касаться магии навсегда…

Заркаллон подолгу отсутствовал в родном обжитом лесу и заглядывал в другие края. Но они для него были похожими друг на друга и не вызывали интереса. Хотя бывало, что отношение к магии у некоторых общин было отрицательное, и тогда Заркаллон оставался послушать рассказы бывалых Людей.

Они винили магов в своих бедствиях, связанных с влиянием туманов. Говорили о возмездии Светоча Бога и приходе иных воздействий из прошлого, которые никогда не исчезали и всегда существовали в настоящем и проявляются в будущем. Рассказывали о неком маге, который привлёк туманы из чужой территории, а потом исчез. Многие из них открыто выражали негодование всем чародеям и прогоняли всякого волшебника со своих обжитых земель…

Заркаллон уходил и в пустынные безлюдные места. Но не забредал далеко от населённых лесов, зная об ядовитых растительных образованиях и сильном холоде.

Если туманное понижение температуры его беспокоило мало, то несъедобные плоды часто попадались на пути.

Заркаллон заметил, что поначалу их и вовсе не было…. Потом…он стал больше бегать, чтобы догнать яркость и чёткость туманных образов. Порой они что-то нашёптывали ему. Человек не мог уснуть и с утра чувствовал усталость. Но иногда ему удавалось контролировать бег и ложиться спать по своей воле…

Бродил голодным и утомлённым. Когда он находил ядовитые плоды, они всегда казались ему на вид точно такими же, какие ел ранее, и именно поэтому травился внезапно, не подозревая подвох.

Тяжело влияние различных недомоганий и онемений, но больше Заркаллон переживал об упущенных возможностях, о которых говорил Лантаннель. Ученик боялся, что длительное отсутствие его на уроках лишит необходимых знаний. Поэтому даже если желание путешествовать и устремляло Заркаллона в далёкие земли, он медлил, потому что верил Лантаннелю и дожидался проявления его слов.

Но время шло, ученик рос, мало что изменялось вокруг и в его жизни…

Но вот подошёл тот момент, когда слова мага Лантаннеля обрели реальность. В одном из редких посещений урока магии Заркаллон уловил разговоры учеников о соревновании и награде. Оказывается, существуют путешествия в далёкие земли к территориальным соседям Замиям и жителям Бога Дэ Знарха, и некоторым ученикам дают возможность поездки…



Евгений Соколов

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться