Божественные игры

Размер шрифта: - +

Глава 10. Жертва.

Ивал перешёл на бег. Замий размышлял о возможности применения ветра для ускорения. Стихии в этой части территории были спокойными, редко встречались шальные ветра, которые напоминали о неустойчивых безумных вихрях вблизи границы нерушимой могуществом.

Тень Зла пульсировала внутри тела, подгоняя к свершениям.

Ландшафт местности содержал больше каменных образований и разломов земной коры, нежели пологих равнин, Ивалу часто приходилось прыгать с одного валуна на другой или идти по оврагам и склонам.

Высшие Замии рано или поздно будут осведомлены о надвигающемся преступнике. Они обязательно подготовятся, и,…кто знает, как они смогут ограничить меня. И успеет ли Тень Зла достаточно напитать прогрессом связь нашу для решения сложных проблем?..

Но, у неё нет выбора. Есть лишь одно направление, одно решение, один ответ. А правильный он или нет, эти рассуждения касаются лишь простых оболочек Жизни, расслаивающихся в мыслях о выборе от невежества.

Ивал частенько падал, распарывал тело, но довольно легко вновь вставал на конечности, прекрасно понимая, что регенерация восстановит оболочку в короткие сроки.

И вот после непродолжительного, удивительно быстрого и проворного для любого другого Замия, путешествия приверженец нового порядка вновь повстречал группу вершителей Добра. Но на этот раз она была большая, порядка тридцати Замиев. Они находились на пологой поляне с разнообразной растительностью и в окружении скалистых гряд.

Хорошее место для проведения мероприятий по демонстрации разнообразных искусств; в избытке и камней и деревьев…

Ивал подбежал ближе. Замии показывали друг другу свою одежду, вероятно, рассказывая насколько прекрасны великолепные наряды, не сомневаясь в мастерстве творцов и высоком уровне творений.

Ивал перешёл на шаг, он не хотел резко вторгаться в предзакатное действо и помешать добрым играм по восхвалению красоты одежды. Широкий купол переливающейся бирюзы уменьшился.

Хотелось бы обойти их стороной, чувствую отсутствие здесь прогресса, но эти Замии могут знать Дармейлина и точнее указать путь к нему.

Некоторые Замии, вероятно, заметили бегущего Ивала. И когда он приблизился, уже все создатели нательных преобразований природных одежд с большим недоумением смотрели на неизвестного смутьяна.

Навстречу Ивалу вышел представитель Добра, по телу которого спереди друг за другом перемещались пять круглых камней. Один из них был красного цвета, остальные белого.

Возможно, красным камнем изображена голова, а остальные, следующие за ним элементы, это конечности, предположил Ивал. Ему самому всегда нравилась неприхотливость в одежде, а сейчас он и вовсе обходился без неё.

- Приветствую тебя, Творение Барадагарригаров! - разлился в пространстве тонкий голос, определяющий женский пол говорящего. - Меня зовут Касальтина, я наставница и сейчас провожу мероприятие по демонстрации Жизней Добра различных территорий.

Она сделала паузу, рассматривая Ивала и, возможно, ожидая каких-либо подсказок со стороны незнакомца, чтобы понять, как быть дальше,… чего ждать от него. Неприкрытое испускание бирюзы, столь сильно удивившее учеников, отразилось на наставнице в меньшей степени.

Боги Добра постарались на славу в доведении сопоставления иерархии Добра внутренним переживаниям,… хотя, я ещё мало видел и чувствовал Замиев, чтобы делать такой вывод...

- Я не знаю, кто ты и как появился здесь, но…твоё сияние тела, оно… никак не связано с Добром и ты…, не думаю, что не знаешь этого…как вижу оно для тебя не вызывает чувство вины, что довольно странно, и весьма… весьма безрассудно и необъяснимо…

Касальтина пыталась подбирать слова и объяснить для себя самой увиденное и частично понятое то, чего и быть не должно - бирюзовое сияние, которое как обычное явление для того, кто излучает его. Ведь оно в детском возрасте лишь допускается и постепенно сводится на нет, но взрослый Замий, испускающий его…Ивал видел возрастающее недоумение, которое всё же не смогла заглушить наставница.

- Меня зовут Ивал, я ученик, плохо познающий Добро, хотя и пытающийся...- Проводник Зла, успевший тайно от кого-либо оглядеться вокруг глазами Тени Зла, пока говорила наставница, увидел, что здесь проводится необычное мероприятие. Замии не просто показывают одежду, а действительно, как и сказала Касальтина, интерпретируют другие Жизни Добра, живущие далеко за пределами Прадэ Земли, о которых Ивал имел смутное представление. Поэтому поначалу желая лишь расспросить о Дармейлине и уйти прочь, Ивал теперь решил задержаться и впитать нужные знания о видовых представителях Добра, ему неизвестных.

- Дармейлин, мой наставник, отправил меня самостоятельно создавать движущуюся картину, а я был так неосторожен, что попал в вихрь безрассудных стихий и… со мной происходили неясные неизвестные мне явления. Лишь при помощи Барадагарригаров мне удалось выбраться из поглотивших меня вихревых потоков. После этого я начал хуже воспринимать Добро и почувствовал прерывание его внутри. Я сразу начал поиски Дармейлина, чтобы он помог мне в случившейся беде. Этот частый бег, преследующий меня… порой не могу его контролировать, меня тянет к наставнику, потому что, уверен, лишь он один способен разрешить мою проблему. Чувствую, что пренебрегаю Добром, но не по своей воле…

Ивал вдруг осознал, что без Тени Зла никогда не смог бы так просто показывать другую действительность, искажённую и в прошлом и в настоящем, и даже в будущем. Приверженец иного бытия явил себя абсолютно таким, каким был раньше, таким, каким его хотят видеть эти Замии, Ивал попытался рассеять их недоумение и показать, что и он сам не понимает случившегося.

- Добро есть самосущное явление, и оно никуда не ушло из тебя, это чувствительность твоя нарушилась, временное явление, исправимое. Я, да и все другие наставники, не сможем помочь восстановить течение Добра, но дальним послушникам, кем является Дармейлин, думаю это по силам…



Евгений Соколов

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться