Божественные игры

Размер шрифта: - +

Глава 18. Поиск отступника.

Входа в тюрьму не было такого неясного магического как в библиотеку. Квивилвиолви перелез через отступническую изгородь довольно легко и очутился внутри. Он не любил тюремное пространство, оно воздействовало на него как-то необычно. Хотя похожее влияние нередкое для него в глубоких размышлениях, вдруг внезапно прерывавшихся, будто существовали границы, за которые заходить не разрешалось. И они действительно были…, просто он забывал о них порой.

Память…, с уверенностью можно сказать о неизвестности исчезновения из сознания чего-то определённого, лишь догадки через ощущения некоего давления извне. Не понять, что конкретно влияет на тебя: просочившаяся сквозь интуитивное заклинание нить нечто из-за границы нерушимой могуществом, или воздействие читателей по предотвращению опережающего ранг мышления для получения несвоевременных знаний…

Временами чувствовал, что внутри кто-то другой, а настоящий Квивил смотрит со стороны, даже если его и нет. Эта двойственность сознания, а может быть, тройственность, происходит так неожиданно, что нет возможности удивиться, лишь следовать до окончания этого неясного и… иллюзорного явления.

Квивил ищет себя настоящего, пытается раскопать множащиеся копии восприятия окружающего мира, появляющиеся так внезапно, или всегда существовавшие и исчезающие лишь тогда, когда их замечают истинным сознанием, или всего лишь приближённым на неясное расстояние к нему…

Бороться с памятью и искать высшую явь Барадагарригаров непрестанно. Квивил преодолел многое; дела свершённые формируют нити прочных мыслей, которые не разрушит никакая иллюзия и влияние извне. У него много постоянных неисчезаемых островов внутри сознания, и они приближаются друг к другу, хотя так же незаметно, как и белые пятна. Но прогресс есть – Замий растёт как телом, так и внутренним естеством, и этого он никогда не забудет, Верой протопчет путь через любые препятствия…

Вокруг в незаметно тускнеющем пространстве находились отступники, в основном с дальними послушниками, которые уже, вероятно, заканчивали воспитательную работу вместе с завершающимся днём.

Не так просто будет отыскать Дармейлина, подумал Квивил, тюрьма немаленькая. Близкий послушник ускорил перемещение, а так как он был намного выше любого ниже себя рангом, и довольно редкий гость здешних мест, то на него обращали внимание Замии провинившиеся перед Богами. Он видел, как дальние послушники волновали с недержателями бирюзы и Квивил понимал о чём. Они указывали на явное развитие во мне и неверность их восприятия бесконечного времени. И, несмотря на доказательство развития, не могут отвергнуть манящую истинностью иллюзию…

Квивил хотел продолжить мышление, но оно прервалось, или это показалось лишь.…А после его органы зрения почувствовали лучи светила, ставшие на мгновения такими яркими, будто это общий глаз Богов Добра смотрит на него и молча торопит вершить задание…

Его ритмичные мельчайшие разрезы на теле с высвобождением волн творили заклинание. Квивил не заметил, как выявив внутри силу Веры, прочувствовал желание узреть местонахождение его ученика.

Пусть и интуитивное ощущение следов Дармейлина, но сильно сконцентрировавшись с помощью Барадагарригаров, он сможет зацепиться за исчезающую иллюзию тени недавно проходившего где-то поблизости Замия. Даже если он и не обладает такой силой как его учитель-читатель, всё же ухватиться за эту нить можно, уплотнить её несуществование и попытаться быстрее найти ученика. Пусть иллюзия тени даже вне поля зрения, но конечности, питаемые высшими импульсами, незаметно для меня поведут к нужной тропе.

Квивил всё шёл, и ему казалось, сначала, что идёт в правильном направлении, но уже далее, он всё меньше убеждался в этом и ощущал иллюзию верного пути. Что-то произошло, и сознание даёт сигналы, которые усиливаются. Но восприятие сопротивляется, ведь путь проложен, а цель не достигнута, и ничего такого не произошло, что бы сказало о необходимости изменения маршрута. В конце концов, внутреннее напряжение вынудило Замия повернуть назад.

Наверное, когда с лёгкостью смогу понимать интуицию, бессознательно принимая её как есть, без каких либо посторонних доказательств, лишь тогда прикоснусь к знаниям, которые сейчас недоступны и …крадут мою память…

Дальний послушник впереди! Неужели это Дармейлин идёт?! Нет, слишком уж он торопится, для моего ученика это несвойственно…. Надо подойти и убедиться. Вскоре Замии заметили друг друга и приблизились.

- Рад, что Боги услышали меня, несмотря на конец дня! Учитель мой, просветитель высокий уровнем, я желал встречи, но не думал, что смогу так скоро повидаться! – сказал восторженно Дармейлин. Его мелкие белые пятна ускоренно перемещались по телу. Что-то случилось, подумал Квивил, обычно Дармейлин был спокоен.

- Приятно видеть тебя в столь позднее время полным доброго восторга и желания следовать законам Барадагарригаров, исполнять волю их до самого завершения дня. И уверен, что и после, в ночи, когда внутреннее естество находит тропы в обитель Богов и путешествие за пределы восприятия и знаний вполне естественно, ты показываешь и там незыблемость своей Веры и Любви. – Квивил наблюдал за Дармейлином, но быстро почувствовал, что беспокоиться не о чем, он всё расскажет и объяснит в ближайшее время. Учитель предложил Дармейлину пройтись и обсудить важные дела…

- Как ты заметил, мой ученик, я пришёл в завершении дня. И как ты знаешь, если для тебя время имеет одно значение и длительность, то для меня – иное. Я не настаиваю на понимании столь глубокого определения в каких-то пределах, тем более ты своим рангом заслужил своё собственное толкование и думаю, оно не пойдёт вразрез с путями Барадагарригаров…. Но именно сейчас необходимо отправиться на поиски отступника, о котором сообщили из статистической башни. Мне нужен был помощник, и я подумал, им станет тот мой ученик, кто будет находиться в тюрьме. Возможно, отсюда убегал кто-либо недавно, и ты можешь знать об этом…



Евгений Соколов

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться