Божественный эксперимент. Грех третий

Глава 26. Не всемогущая

На следующий день после разговора с архиепископом Кира вновь наведалась в Святую церковь. Как она и предполагала, Лорей не смог ей отказать. С чрезвычайно мрачным лицом он сообщил ей, что в течении недели все пожелания ангела будут исполнены и, в качестве бонуса, два оставшихся человека, имевших к этому странному происшествию хоть какое-то значение, будут обвинены в одержимости демонами и сожжены на костре. Естественно, что под «оставшимися людьми» Лорей имел в виду безумного человека, бродившего по площади и Терранса, который состоял в «Консерваторах».
Да, Кира поведала архиепископу некоторую часть причин её странной просьбы. Тот факт, что архиепископ мог своими действиями предотвратить революцию в стране, немного успокоил сердце Лорея.
Забегая вперёд, можно сказать, что встреча архиепископа и богини Беатрис была самым большим разочарованием в жизни Лорея. Примерно через год после этого судьбоносного дня Лорей ушёл с поста архиепископа, написал книгу «Лицемерные боги» и со счастливой улыбкой умер на следующий день после издания его шедевра.
Но речь не об этом.
Спустя пять дней Лорей практически выполнил своё обещание, и все волнения в столице, а так же  на окраинах страны прекратились.
Вера имела на людей страшное влияние. В этом убедилась даже ангел, поняв, что в столь короткие сроки промыть мозги миллионам людей не смогла бы даже «Похоть».
Лишь одно обещание Лорей не смог выполнить – изловить Терранса. Но это было отнюдь не от того, что цепной пёс Вертании умел хорошо прятаться, а потому, что он так и не вылезал из своего номера в гостевом доме, стараясь разгадать загадку ангела. Служители церкви просто не могли его найти, ведь они считали Терранса умным человеком, который решит скрыться, а на самом деле он оказался дураком, даже не знавшим, что за ним ведут охоту.
Цепной пёс Вертании подтвердил своё недалёкость окончательно. И нет, это случилось не из-за того, что бывший «Консерватор» наконец-то начал думать. Всё было гораздо проще. Терранс просто вышел прогуляться и услышал все последние новости. Ответ пришёл к нему неожиданно, и он устремился к главному филиалу Святой церкви Сораса, лишь длят ого что бы…
***
Терранс мчался по улице, не разбирая дороги. Пусть он и разгадал загадку на день позже, но всё же надеялся, что успеет всё исправить.
Пребывая в состоянии полной отрешённости от реальности, Терранс не мог слышать праздных разговоров горожан обо всём на свете. Если бы он вслушался хотя бы в один из них, то сразу бы помчался как можно дальше от Сораса. Почему? Да потому что главной новостью последней недели была чрезмерная активность Святой церкви, в связи с поисками некоего «Консерватора» в маске, которого планировалось прилюдно сжечь на костре.
Терранс бежал, Терранс летел, Терранс мчался по улицам города, расталкивая встречных ему зевак и вот, наконец, он добрался до своей цели.
Он даже сшиб хрупкую монахиню, решившую встретить его у входа в храм, на что девушка гневно блеснула в его сторону синим и красным глазом…
Терранс чуть ли ни пинком вышиб входную дверь и ворвался в помещение церкви. Внутри пахло благовониями, но бывший «Консерватор» не обращал на это никакого внимания. Он с безумными, налитыми кровью глазами (которых, однако нельзя было разглядеть под маской) обшаривал взглядом всё внутреннее пространство, но ничего не находил.
- А ведь ответ был на поверхности, не так ли? – послышался женский голос со стороны входа.
Терранс обернулся и увидел девушку-монахиню, чьи глаза были скрыты от него тенью капюшона.
Терранс уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но девушка продолжила свой монолог.
- Ты и в самом деле глупец, – насмешливо произнесла «монахиня», покачав головой, - или глупцами были те, кто прислал тебя сюда… Ты делаешь всё по указке, подобно кукле, управляемой умелым кукловодом. Нет, ты, наверное, больше похож на очень верную и преданную собаку. Да… именно собаку… - девушка на секунду прервала свой монолог, о чём-то задумавшись.
- Ты кто такая!? Зови сюда священного зверя Сораса! – взревел Терранс.
«Монахиня» подняла на него свои глаза, и Терранс впервые за долгое время своего существования вздрогнул от ужаса. На него смотрели красный глаз, наполненный безумной яростью и синий, замораживающий своим безразличием и отчуждённостью.
- Я не давала тебе команды «голос», глупая псина, – ледяным голосом проговорил девушка, - неужели так трудно заткнуться и просто меня послушать? К тому же, тебя всю жизнь дрессировали и учили выполнять команды, но, видимо, ты слушаешь только своего хозяина… или мне лучше называть её «Госпожа»? В любом случае, ты остался глупой псиной, не имеющей собственной воли и знающей лишь как угождать своему владельцу, – девушка говорила сама с собой, но, видимо, Терранс подумал, что её вопрос был адресован ему.
- Откуда ты знаешь про госпожу!? – воскликнул мужчина, не обращая внимания на оскорбления, которыми щедро одаривала его девушка.
«Монахиня» снова взглянула ему в глаза, и Террансу показалось, что всё пространство церкви сжалось, а затем и вовсе раздавило его.
Из ужасного кошмара верный пёс Вертании вынырнул весь покрытый холодным потом.
- Мыслительный процесс – определённо не твоя сильная сторона, - после небольшой паузы продолжила свой монолог девушка. – Что ж, по крайней мере, я могу похвалить тебя за то, что ты умеешь слушать, но, ты опоздал.
- Я разгадал загадку священного зверя! – крикнул Терранс, - вы обязаны отступить, как и обещали.
«Монахиня» его не слышала, да и не слушала в общем то.
- Знаешь в чём заключается вся суть моей игры? – задала вопрос девушка, и, не дожидаясь очередных восклицаний со стороны Терранса, ответила на него. – В ней невозможно выиграть… В ней можно только выжить! – последняя фраза была произнесена ужасным, отвратительным, пробирающим до костей голосом.
Терранс затрясся всем телом, толком не понимая, чего боится.
- Ты не смог даже этого, - тем временем, уже обычным тоном продолжила говорить «монахиня».
-Что? – писклявым голосом спросил мужчина.
- Ваше Святейшество, пора закончить эту… «охоту на ведьм»! – воскликнула «монахиня» и из-за колонн, расположенных вдоль стен церкви, вышли мужчины, облачённые в белые хламиды и держащие в руках одноручные булавы. Это была элита церковной боевой силы – «паладины».
Мужчины скрутили Терранса и уволокли его вопящее на все высокие аккорды тело в известном лишь им самим направлении. Никто не заметил странной тени, мелькнувшей в проёме центрального витража… никто… кроме странной «монахини».
***
Через неделю после сожжения Терранса последние волнения прекратились. Что самое удивительное, так это то, что даже аристократы поверили сладким речам Лорея и его подчинённых. Кире оставалось лишь в очередной раз удивляться тому, какие страшные инструменты для манипуляции изобретают люди.
В Сорасе всё было спокойно. Слишком спокойно. И лишь два человека во всей стране осознавали, что за этим спокойствием кроется нечто ужасное, тревожное, смертельно опасное.
Одному из этих двух людей об этом явственно намекнула одна взбалмошная и непредсказуемая особа, вторым же человеком был правитель этой страны. Но что могло угрожать Сорасу? О чём же главу тайной канцелярии предупреждала Кира? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо переместиться в совершенно другое королевство.
***
Королевство Вертания:
На огромной горе из подушек, в окружении множества слуг, сидел человек. Он с важным видом поедал виноград, который отщипывала и клала ему в рот одна из двухсот его жён. В это время рядом с человеком стоял его подчинённый и рассказывал ему какую-то невероятно важную информацию. Однако человек на подушках совершенно не слушал своего подчинённого. Однако увлекательный рассказ слушал кое-кто другой…
«Султан… Как есть султан»,  - подумала Кира, увидев этого человека. И если для жителей этого мира слово, употреблённое ангелом, ничего не значило и являлось лишь набором букв, то для самой Киры, человек, официально правивший Вертанией, являлся олицетворением всех шаблонов и канонов, предполагаемых словом «Султан».
Всё было при нём: и дорогие одежды, выполненные из тканей, украшенных золотым шитьём, и многотонный тюрбан, в украшении которого не использовались разве только живые люди (но это не точно). Так же подле этого «султана» всегда находился  рой полуобнажённых красавиц в шёлковых тряпках, почти ничего не прикрывавших. Они больше напоминали змей (извивались похоже), но никак не людей. Иногда в их разговоре дуг с другом и вправду можно было услышать шипение… Всё это великолепие дополняла не иначе как армия слуг, кружащая вокруг «султана», словно трудолюбивые пчёлки, вокруг королевы-пчелы.
Честно говоря, этот человек был нужен лишь для красоты. На самом же деле он ничего не решал в этой стране. Руководил всем советник по военным делам Вертании. И все люди, занимавшие руководящие посты, знали это. У советника, которого, к слову, звали Агро, была дочь, прекрасная, словно богиня дочь, которую все называли не иначе как «Госпожа». Она частенько помогал своему отцу во всех его делах и получила в Вертании прозвище «Деспотичная демоница».
И вот, Агро, вместе со своей дочерью, сидел в своём кабинете и слушал доклад одного из светлейших умов всей Вертании, профессора… имени которого никто из парочки, состоящей из отца и дочери не запомнил.
Профессор рассказывал Агро о том, что некие «исследования» уже завершены и какое-то «чудесное изобретение» почти готово.
Услышав это, советник расплылся в довольной улыбке, «Госпожа» облизала пересохшие губы, а некая особа, притаившаяся в самом тёмном углу кабинета, навострила уши.
Профессор звал Агро и его дочь с собой, дабы показать им плоды его исследований, но советник и «Госпожа» отказались, сославшись на то, что у них назначена ещё одна очень важная встреча. Но они обещали, что непременно зайдут к профессору. Профессор удалился из кабинета, потирая руки и предвкушая как его гениально изобретение будет забирать тысячи невинных жизней.
Примерно в тот же момент, как дверь за профессором закрылась, в кабинете появилась некая персона, замотанная в чёрные бинты, которые скрывали даже лицо этого человека.
- Как вы и предполагали, господин советник, «Верховный палач» Сораса не всесилен. Дабы предотвратить революцию, он(а) использовал(а) церковь. К сожалению, у неё всё получилось, и революция была пресечена на корню, а так же, при помощи некоторых ухищрений он(а) смог(ла) укрепить веру горожан и аристократии в их короля. Теперешнее состояние Сораса можно определить как «очень устойчивое». Если вам интересно, господин советник, «Госпожа», то я смею сказать, что Терранс был прилюдно сожжён, - завершив свой доклад человек, встал на одно колено и склонил голову.
- Ничего большего я от этой шавки и не ожидала, - зевнув, проговорила «Госпожа».
- Продолжай вести наблюдение, - сказал советник.
Сразу после этих слов человек в чёрных бинтах буквально растворился в воздухе.
- Зельда, ты понимаешь, что это значит? – заискивающим голосом поинтересовался советник у своей дочери.
- Да, отец, - ответила ему девушка.
- Эта богомерзкая тварь не сможет встать у нас на пути! Теперь мы можем смело начать войну! – воскликнули они одновременно и громко расхохотались, своими словами заставив кое-кого подавиться чаем…
 



Александр Scriptor

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться