Божественный эксперимент. Грех третий

Глава 37.4. Игра со смертью (Эпилог 4)

Темно… слишком темно. Настолько темно, что даже не видно собственных рук. Именно по этой темноте сейчас брёл Левиафан.

Он точно не помнил, сколько находился в этом месте, но знал, что оказался здесь сразу после собственной смерти.

- Отец, я попыталась выбраться отсюда, но ничего не получилось. Я могу попасть в любую точку этого странного места, но выбраться из него не могу, - сказала ему девушка с белыми волосами, в которых изредка попадались синие, красные, фиолетовые, зелёные, чёрные и жёлтые пряди. Она появилась перед ним неожиданно, слегка разметав полы своего зелёного платья, но Левиафан даже не испугался.

Её бело-голубые глаза смотрели на окружающую пустоту безразлично, но стоило ей взглянуть на Левиафана, и они наполнялись теплотой и безграничной преданностью.

- Зависть, - обратился к девушке метаморф, - я уже множество раз говорил тебе прекратить это делать, но ты как будто меня не слышишь, - покачал головой Левиафан, лишь на секунду прервав шаг, а затем вновь двинулся вперёд.

Пару раз метаморф встречал на своём пути какие-то безликие тени, покрытые плотной серой дымкой, которые пытались узнать у него дорогу. К сожалению, Левиафан её не знал, а посему продолжал без устали идти вперёд.

Однажды на метаморфа попытался напасть какой-то жук, у которого было толстое тельце, шесть тонких цепких лапок, пара треугольных и очень плотных крыльев, а так же хоботок, которым насекомое даже проткнуло тело Левиафана. После убийства и поглощения этого странного жука, метаморф понял, что на него напала Загранная моль-охотник, которая пожирала заблудившиеся души, что не могли переродиться.

Это насекомое было единственным хоть немного интересным моментом в блуждании Левиафана, до тех пор пока он не встретил кого-то, кого ну никак не ожидал увидеть в мире за гранью.

-Вескульд, неужели ты умер? – спросил метаморф у старика, который однажды встал у него на пути.

- Да. Уже четыре года назад, - ответил ему бывший король Сораса.

Сначала метаморф был сильно удивлён этой новостью, а затем вспомнил, что все люди смертны.

- Хочешь жить вечно? – задал неожиданный вопрос Левиафан.

- Нет, - односложно ответил Вескульд с абсолютной уверенностью в голосе.

«Не лжёт», - сообщила своему отцу Зависть, неожиданно ставшая незаметной для старого знакомого метаморфа.

- Неужели ты ищешь выход так же как и я? – изумился Левиафан.

- Нет, на самом деле я пришёл сюда, чтобы сопроводить вас в одно место. Прошу, следуйте за мной, - попросил Вескульд, делая приглашающий жест рукой.

Левиафан сделал шаг, а затем почувствовал, как темнота затряслась, вздрогнула, и вывернулась наизнанку.

- Занятно… - протянул метаморф, обнаружив себя во всё той же темноте, но… на этот раз он мог разглядеть недалеко от себя маленький кофейный столик и два стула.

Левиафан огляделся, но никого, кроме Вескульда, стоящего отстранённо и смотрящего в даль, не обнаружил.

- Мне нужно сесть, я так полагаю? – поинтересовался Левиафан.

- Да, - вновь очень коротко ответил ему бывший король Сораса, при этом легонько кивнув головой.

У метаморфа был отличный слух, а посему он уселся на один из двух стульев почти моментально.

Как только он это сделал, на него обрушилась чересчур мощная энергия элемента смерти. На это метаморф, как и Зависть, стоящая у него за спиной, лишь надменно хмыкнули.

- Вы обещали не причинять ему вреда, - строго сказал в пустоту Вескульд.

- Я и не причиняю, - раздался уставший голос явно старой женщины.

- И как это тогда называется? – удивился Левиафан.

- Меры предосторожности, - ответила неизвестная старуха.

- Они бесполезны, - ответила неожиданно материализовавшаяся Зависть.

- Неужели вы, кто бы вы ни были, думаете, что меня, владыку Грехов, можно сдержать при помощи энергии? – весёлым тоном спросил метаморф.

 И да, хоть он и умер, но все его грехи были при нём, и он мог пользоваться ими на всю мощь даже за Гранью. Однако, по непонятным причинам, он всё же не мог покинуть Грань при помощи «Жадности».

- В этом месте главная я! – заистерила старуха, - И никто не может здесь двигаться без моего разрешения!

Левиафан ничего не ответил. Он лишь вопросительно приподнял бровь, а затем совершенно свободно встал со стула и прошёлся по тёмному пространству, чтобы затем вернуться и снова сесть на стул.

- Ну, как-то так, - прокомментировал свои действия Левиафан.

- Чт… Как!? – воскликнул всё тот же старый истерический голос неизвестной собеседницы.

- Я не хочу объяснять что-то пустоте. Если хочешь знать, покажись! – последние слова Левиафан произнёс командным тоном.

- Да как ты… !? – попыталась возмутиться собеседница, но…

- НЕМЕДЛЕННО! – взревел метаморф, на которого накатила волна гнева.

«Кажется, грехи всё сильнее влияют на эмоции…», - подумал про себя Левиафан.

Неожиданно из тьмы показалась высокая фигура, замотанная в плащ. Она стояла прямо напротив Левиафана и смотрела на него ярко-красными сияющими из-под капюшона глазами.

- Бойся смертный!!! – распевая каждую букву проговорил силуэт.

- Что это за маскарад!? – возмутился метаморф, - Хватит этого бреда!

Зависть взмахнула рукой и огромная фигура в плаще превратилась в сморщенную старушку с седыми волосами и длинным носом.

- Да что ж такое… - пробурчал метаморф и на этот раз самостоятельно махнул рукой.

В этот же момент старушка стала женщиной неопределяемого возраста с чёрными волосами до плеч, в которых виднелись седые пряди.

Собеседнице оставалось лишь удивляться тому, как легко человек, сидящий перед ней, развеял все её иллюзии.



Александр Scriptor

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться