Божественный эксперимент. Грех третий

Глава 38. Конец и начало

На руинах старого замка, который некогда возвышался над великой страной рабов, стоял человек. У него была белая, словно фарфор кожа и точно такие же волосы. Он ничего не делал. Они не издавал ни звука и ни один мускул на его великолепном теле не шевелился.

Неожиданно человек изогнулся в неестественной позе, выставив рук к небу и весь мир в это мгновение окрасился в серый.

- In fila, ut ligare universi. Ego sternat in via, accipiendo te ut fundamentum. Videte silentium mortis. Ecce in fine et in principio. Aperiesque ostium pro me quo vis eamus! (Нити, что связывают вселенную. Я проложу путь, взяв вас за основу. Внемлите безмолвию смерти. Узрите конец и начало. Откройте мне дверь туда, куда я так жажду попасть!) – Мужчина говорил на давно утерянном языке, который раньше использовали некогда могущественнейшие существа всех миров. Этот язык усиливал все взаимодействия с энергией тысячекратно, и именно этого эффекта человек и пытался добиться.

Внезапно в абсолютно застывшем мире поднялась ужасная буря. Гигантский смерч стал поднимать тонны песка в небо. А в эпицентре этого буйства природы стоял Левиафан. Он парил в метре от земли и с каждой секундой поднимался всё выше, в то время как под его ногами раскрывалась чёрная воронка, которая поглощала даже свет.

- Я уже иду! – радостно воскликнул метаморф и со счастливой улыбкой на лице рухнул в чёрную пропасть.

Смерч пропал. Воронка захлопнулась. Мир вновь пришёл в движение, даже не заметив минутной остановки.

Лишь малая кучка существ, которая находилась в месте под названием Божественный Пантеон, знала про странную аномалию.

- Кажется, кто-то вернулся… - протянула некая обворожительная девушка, находившаяся в руках устрашающего красноволосого мужчины.

***

[Зафиксирована попытка несанкционированного проникновения. Устранение нарушителя. Провал.], - потрёпанной книге прямиком в разум поступали сообщение некоего механического голоса.

«Прекратить мешать проникновению!», - приказал гримуар Миражанне.

[Принято]

В огромном особняке, который был выкрашен в чёрно-белые цвета, жило лишь три живых существа, одна книга, разум целого мира и «Кокон». Вся эта компания, кроме последнего, сейчас стояла в гостиной (книгу на руках держал человек-змей, а Миражанна могла наблюдать за любой частью особняка) и смотрела на бессознательно лежащее на полу тело молодого мужчины, покрытое чешуйками.

Неожиданно из спины нежданного гостя вырвался десяток щупальцев, на концах которых были глаза.

-Ты!? – жутким голосом воскликнул человек, у которого выросла вторая пара рук, которая помогала ему подняться на ноги.

Левиафан смотрел на ненавистный гримуар с нескрываемым гневом.

Мощнейшая энергия обрушилась на Лемегеттон, грозясь разорвать бедную книгу в любую секунду.

- Па… па… По… ща… ди! – воскликнул ненавистный гримуар, сминая собственные страницы от ментальной боли.

- А? – удивился метаморф, сразу прекратив всякое давление, - Стоп-стоп-стоп, как ты меня назвал? – в голосе Левиафана был слишком сложный коктейль чувств.

- А! – что-то для себя понял метаморф, - ты пытаешься меня обмануть? Ты пытаешься меня обмануть! Не мешайся!!!!!!!!! – внезапно метаморф абсолютно вышел из себя и окрасился в чёрный.

- Отец, не убивай брата, - попросила неожиданно возникшая за спиной Левиафана полупрозрачная девушка.

Однако, вместо того чтобы внять словам Зависти или уничтожить гримуар, он ломанулся в ту комнату, в которой находился Кокон, снося со своего пути всё, что попадалось под руку.

- Вот ты где, - мурлыкнул Левиафан, когда оказался около своего сокровища. Всё: его голос, поза и даже взгляд - выражали экстаз, вызванный нахождением рядом с Кирой, – я так долго тебя не видел… Просыпайся… Эй… Быстрее… Ну же… - с каждым следующим словом в голосе метаморфа слышалось всё большее отчаяние.

- Папа, мама не просыпалась с тех пор, как ты умер. Я долго изучал её «Кокон», но так и не понял, как её разбудить, - неожиданно за спиной Левиафана раздался голос гримуара.

- ААА!!! – ужасный вопль сотряс стены особняка и оглушил двух существ, а так же одну книгу.

- Хозяин, не отчаивайтесь, - раздался ещё один успокаивающий голос, который принадлежал явно мужчине.

- А? – вновь удивился метаморф, - что? вы кто та…!? – захотел возмутиться Левиафан, но его неожиданно настигло озарение.

- Арес!? Анжелика!? КАК!? – метаморф был слишком удивлён, чтобы формулировать длинные и логически выверенные вопросы.

- Это я их вернул, – вместо змеелюдов ответил Лемегеттон.

- О! Как интерес… но… - казалось, что к Левиафану вернулась жизнерадостность, но на последней фразе его голос вновь стал безжизненным и отрешённым.

- Поздравляю с рождением дочери, - без эмоционально сказал метаморф.

- Спасибо, - искренне поблагодарили змеелюды.

Однако Левиафан уже не обращал ни на кого никакого внимания. Он был полностью прикован к «Кокону», обследуя каждый миллиметр его поверхности своими щупальцами.

Метаморф стал поочерёдно применять к «Кокону» грехи. Сначала это была «Гордыня», затем «Жадность», после этого «Лень», «Зависть и «Чревоугодие».

На последнем грехе Левиафан уже отчаялся, но… Как только «Похоть» активировалась, сознание метаморфа померкло и он очутился в странном месте, похожем на «Грань».

Он точно знал, что не умер, но при этом совершенно не мог понять, где очутился.

Все его проблемы и вопросы в момент улетучились, когда он увидел её…

Красивая девушка с чёрными волосами была замотана в толстые серебряные цепи, росшие из пустоты. Её обнажённое тело прикрывали великолепные чёрные крылья, а над головой красовался нимб, больше похожий на тираническую чёрную корону.



Александр Scriptor

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться