Божественный эксперимент. Грех третий

Глава 8. Ошибка ангела

- Д-да что ты такое!? – верещал наместник «Города свободы», ведь Кира начала наводить порядок в империи Харена именно с этого места.

Всё случилось на следующий день после окончания эксперимента по улучшению тела Игниса.

Ангел, сильно не церемонясь, лёгким ударом ноги выбила дверь во временной резиденции наместника. Её попыталась остановить личная охрана этого, больше похожего на кабана человека, но их постигла участь безмолвных статуй, не имеющих возможности ни двигаться, ни говорить.

Кира элегантно проплыла по дорого украшенному коридору, прямиком к ещё одной двери. Однако эта преграда тоже была сметена изящным пинком.

Не придавая никакого значения ещё совсем молоденькой девушке, которая без сознания валялась на полу в углу комнаты наместника, при этом будучи прикованной к цепи, Кира прошла прямиком к владельцу сего помпезного здания.

Далее от наместника последовала реплика, которая привела ангела в состояние звериного бешенства. Звучала эта фраза просто: «Рыбка моя, плыви сюда. Сейчас я подарю тебе настоящее удовольствие». Эти слова, ко всему прочему, сопровождались отвратительными причмокиваниями жирных, склизких губ и однозначными взглядами мелких чёрных глаз.

Кира еле-еле смогла сдержать обуявший её порыв гнева, и, вместо того, чтобы размазать наместника по всей комнате, словно паштет по хлебу, просто просмотрела его воспоминания.

Оттуда она узнала ещё оду порцию прилюбопытнейшей информации.

Оказалось, что рабы живут в «Городе свободы» на «птичьих правах», не могут зарабатывать себе на жизнь, и вынуждены ютиться в одном доме по семь – десять человек.

К тому же, заправляли всем этим «Цирком моральных уродов» ни кто иные, как Йозеф и Катрина. А новоиспечённый император был ни слухом ни духом о действиях своих «родственничков». Хотя, где-то на закутках памяти наместника, Кира нашла информацию о том, что Доминик всё знал, но боялся пойти против воли старшего брата.

В общем, Киру разочаровала вся императорская семья. А разочарованный ангел может стать истинным стихийным бедствием для целой страны. Исключением стала лишь Лили, которая, будучи ещё ребёнком, просто не могла совершить какой-нибудь серьёзный проступок, достойный гнева ангела. Кира собиралась покончить с этим беспределом раз и навсегда.

Первым стал наместник. Он умолял Киру отпустить его. Он обещал ей золото, захлёбываясь в слезах. Он обещал ей власть, стоя на коленях и пытаясь целовать ей ноги. Однако все его надежды на жизнь были разбиты одной единственной фразой: «Богатство? Власть? Идиот, если бы я хотела, я бы поставила этот мир на колени одним щелчком пальцев. Однако единственное, чего я сейчас хочу, так это убивать. И отказывать себе в своих желаниях я не привыкла». Бездонное чёрное пространство Чревоугодия засосало наместника в свои глубины, где он должен был провести остаток своих дней, любуясь на горы трупов сожранных Левиафаном людей.

Девушка же, что всё это время провела в бессознательном состоянии в углу комнаты, была перенесена и отдана на попечение уже знакомым Кире мужчинам.

Ангел же, убедившись, что в городе больше не осталось никаких «помех», устремилась в империю Харена, чтобы исправить ошибку, совершённую ею когда-то.

Но для того, чтобы понять причинно-следственные связи поступков детей прошлого императора и самой Киры, нужно углубиться в события дней не так давно минувших.

***

Переломный момент в истории империи Харена случился почти сразу после того, как Кира и Левиафан одолели Фирнакаса.

Лили, маленькая принцесса империи, беспрерывно носившая подарок метаморфа, неожиданно обнаружила, что прекрасный белый кулон, сделанный из плоти Левиафана, неожиданно покрылся трещинами, а затем и вовсе рассыпался.

Маленькая девочка имела неосторожность обмолвиться об этом перед старшим из детей почившего императора – Йозефом.

Старший принц сразу смекнул, что с метаморфом что-то случилось.

Если бы он знал, что вместо Левиафана, теперь всем заведует Кира, он, определённо не решился бы на фактически, узурпацию трона империи.

Но Йозеф ничего не знал, а посему, стал «искусно» манипулировать своим младшим братом – Домиником. В этом ему активно помогала его младшая сестра Катрина.

Близнецы понимали, что остановить освобождение рабов, которые уже успели распробовать вкус свободы, невозможно. Однако, его можно сильно замедлить, лет на пятьдесят - сто.

Именно этим и занялись Йозеф и Катрина, использую для своих целей неприкосновенный золотой запас, оставленный Левиафаном.

Они отправили в качестве наместника «Города свободы» одного из самых жестоких рабовладельцев империи Харена, а так же самых отвратительных и беспринципных стражников, которых только можно было отыскать в имперском гарнизоне.

Таким образом, близнецы временно ликвидировали очаг столь противного им явления, как отмена рабства.

Далее, Йозеф прекратил всякую деятельность по освобождению бесправного населения. Он даже пытался поймать Айна и Цвая, но, как оказалось, ушастики имели просто великолепные навыки маскировки, а посему смогли скрыться где-то в лесах между пустыней Йотран и Драконьим хребтом.

Катрина же, в свою очередь, занялась сдерживанием Доминика. Нынешний император, конечно, сильно опасался гнева метаморфа, но ещё больше он боялся своих брата и сестру. Увы, нормы «морали» и «чести», вбиваемые в его голову с самого детства не смогли испариться в одночасье. Он просто не мог пойти против более старших членов семьи. Как только он хотел это сделать, ему сразу же вспоминались жестокие уроки отца, который избивал его каждый раз, когда принц не исполнял «просьбы» своего родителя.

Но, к сожалению, вся эта ситуация осложнялась ещё и тем, что марионетки, подавляющие бунтарские мысли населения, вышли из строя, поэтому, по всей империи прокатилась небольшая, но всё же волна недовольств, которая грозилась перерасти в шторм или даже в цунами.



Александр Scriptor

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться