Божественный эксперимент. Грех второй

Размер шрифта: - +

Глава 20. Родственники - самые страшные враги

Утро для всех было неожиданно… приятным. Вокруг Анимуса и Линды как будто кружились частички нежности, которые, казалось, можно было потрогать руками.

Левиафан был также счастлив, но никто не мог об это догадаться, ведь у него было ставшее привычным всем безэмоциональное лицо.

Неожиданным, однако, очень приятным для метаморфа стал тот факт, что теперь Кира присутствовала с ним даже в реальном мире, однако только в виде проекции. Ангел либо висла у него на шее, либо летала вокруг.

После пробуждения, Левиафан принял для себя очень не простое, но всё же правильное решение. Он решил отправиться в то место, о котором рассказывала Кира, но для этого он собирался вступить в какую-нибудь группу авантюристов и использовать их, как прикрытие. Дракона и его недавно обретённую пару метаморф безапелляционно решил скинуть на шею будущему правителю империи Харена.

Кстати, коронацию он решил провести сегодня, поэтому, не теряя времени, направился в главный храм Святой церкви в Тирне. Сколько шума тамошний епископ раздул практически из нечего… Ну, подумаешь, прошлый император покончил с собой, а об этом никто ни слухом ни духом.

Однако его уговаривать пришлось совсем недолго, благо почти все здравомыслящие люди боятся смерти. Епископ Лейден не был исключением.

Лейден был мужчиной средних лет с плохо запоминающимся лицом. Единственной отличительной чертой его внешности были один обесцвеченный глаз и уродливый шрам на всё лицо от верхней правой брови до нижнего левого уголка рта. Обычно он носил белый балахон с капюшоном, из-за которого невозможно было разглядеть ни цвета волос, ни их наличие в принципе.

После договора с епископом Левиафан облетел почти весь город в поисках украшений и цветов для дворца. Это заняло примерно два часа, благо у метаморфа была пара верных ему крыльев и «Коридор мёртвых».

С рабочей силой тоже не возникло проблем, ведь всего день назад он «приобрёл» целых десять тысяч рабов, которые должны были отработать свою свободу.

Украшение дворца, подготовка сцены, создание наряда для будущего короля (которым, кстати, занималась сама Кира) длились до четырёх часов вечера.

Когда все приготовления были завершены, Левиафан взлетел над дворцом и, усилив свой голос при помощи особой магии ветра, которую синтезировала ангел из всё того же «Крыла дракона», прокричал:

- Император Виктор Харена мёртв!!!

А затем, сделав небольшую паузу, продолжил:

- Сегодня, в шесть часов вечера, состоится коронация нового императора, третьего принца империи Харена, Доминика Харена!!!

Благодаря великолепному слуху, метаморф смог услышать некоторые, наиболее громкие фразы горожан.

- Не может быть!

- Что же теперь будет!?

- Почему именно третий принц?

Он слышал ещё множество подобных возмущений, поэтому мысленно застонал.

«А я думал, что никаких проблем не будет…»

- Леви, не переживай, они не посмеют поднять бунт, а даже если и посмеют… Мы просто заставим их принять это, - сказала Кира, материализуясь перед метаморфом. Она даже не заметила, как назвала своего Владыку.

- Леви? – удивлённо спросил Левиафан, - Хм, а мне нравится.

Ангел весело хихикнула и, залетев за спину метаморфа, обняла его.

В обществе Киры, Анимуса и Линды, которые переехали во дворец, время для Левиафана пролетело незаметно.

Он с ангелом нарядил будущего короля в парадную одежду, а именно: красную, расшитую золотом мантию и чёрный с серебряными узорами мундир, и отправил того на сцену, расположенную во внутреннем дворе дворца.

Не сказать, что рабы постарались на славу, делая сцену. Они просто сколотили простенькую конструкцию из дерева и повесили на неё какие-то разноцветные ленты и цветы.

Левиафана совершенно не устроил такой внешний вид сцены, поэтому он решил использовать в качестве строительного материала свою собственную плоть.

После всех доработок сцена выглядела по-настоящему величественно. Казалось, что она была сделана из очень редкого для пустыни материала – мрамора. И не просто мрамора, а белого, самого редкого и самого красивого мрамора. Украшали сцену только живые цветы и никаких лент. Также в правом и левом передних углах сцены Левиафан сделал две статуи. Одна изображала женщину с раскрытой книгой, а вторая мужчину, который, выставив руки вперёд, держал воткнутый в землю меч. Объясняя принцу сие творение, он сказал, что женщина изображает мудрость и справедливость правителя, а мужчина – готовность защищать свой народ от любых опасностей. По лицу Доминика метаморф понял, что идея тому явно понравилась.

Среди людей, стоящих у сцены, преимущественно были представители высших сословий империи, а также торговцы и прославленные авантюристы.

«Всё как всегда»,  - подумал Левиафан, наблюдая за всеми собравшимися.

Среди столпившихся внизу людей он также мог мельком видеть бледных и замученных рабов, один вид которых заставлял его чернеть и только Кира сдерживала активацию «Iraционального состояния».



Александр Scriptor

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться