Божьи Коровки В Астрономической Башне

Глава 9. Рудные норы.

 

            Река сама несла лодки к озеру, быстрые перекаты и пороги сменялись тихими омутами и разливами. Клёст ещё стоял на мелководье, а в это время, на заднем дворе его терема, несколько женщин жгли в костре берёзовые пеньки, посуду и сено. Таково было распоряжение волхва.

На спокойном участке реки Богдан, подвёл свой челнок, вплотную к лодке с ребятами.

            - Ты выпью кричал? – коротко спросил он у Нечета.

            - Нет. Да. И нет и да –  пролепетал домовой.

            - Вину свою отработаешь -  сказал витязь, и сильнее замахал веслом, выводя свой чёлн во главе лодочной вереницы.

            Ваня видел, что от страха у карлика задрожали уши. Мальчик решил поддержать своего непутёвого, но всё-таки соседа по дому и башне: - Нечет ни бойся – Сказал он как можно бодрее -  Мы тебе поможем и в обиду не дадим!

Домовой взглянул на Ваню с радостью и почитанием. Жёлтая искорка мелькнула в хитрых глазах Нечета:

 - Иван Терентьевич – сказал он тихо – Вы можете мне помочь, буду благодарен Вам всю свою жизнь. Накажите Таньку! Утопите её саблю, прямо сейчас!

            - Зачем? – изумился Ваня.

            - Таня меня стукает! – проурчал Домовой и снял с себя шапку – Видите шишку? Это она меня стукнула, и, если ты прямо сейчас утопишь её сабельку, я смогу за себя постоять. Я сам смогу её наказать!

            Ваня внимательно осмотрел голову Нечета, ни шишки, ни ссадин он не обнаружил.

            - Иван Терентьевич! – продолжал шептать Нечет – Ты её сабельку незаметно вытащи и в воду кинь. Поделом ей будет. Поспеши пока она, ворон считает и ничего вокруг себя не видит.

            Таня действительно с волнением озиралась вокруг. Во время отправления четырёхкрыл испугался шума воды, спрыгнул с её плеча и улетел. Это случилось неожиданно. Птенцы у птиц, долго учатся летать, четырёхкрыл освоил полёт быстро, без видимых трудностей. С Таниного плеча он прыгнул на камушек, который торчал из воды. С него он перепрыгнул на соседний камушек. Открыл клюв и поводил длинным раздвоенным языком, а потом, махнул всеми четырьмя крыльями, и словно стрекоза, с шумом и свистом полетел. После чего исчез в кустах.

            Лодочник не остановил лодку.

            - Птица должна сделать выбор! – сказал он – В Рудных норах, есть кому, Вас отправить Вас домой. Не волнуйтесь.

Тане не хотела, чтобы «есть кому» или кто-либо другой отправлял их домой. Она доверяла только своему птенцу. Ванда, понимала свою подругу, и они вместе с Таней, судорожно осматривали окрестности. Таня была на взводе, ей не было дела до своих вещей. Домовой, убедившись, что Ваня медлит, сам потянул руки к Танинной рапире. Что бы его остановить, Ване пришлось стукнуть Нечета по лбу, и ущипнуть за нос. Карлик опустил руки, вздохнул и нахмурился. Ему было досадно, что он не смог обмануть Ваню, и хитростью заставить себе подчиняться.

Река делала крутой изгиб. В этом месте течение намыло длинную песчаную косу. На острие косы, колонну кавалькаду лодок встречала сиреневая птица. Лодочник задумчиво почесал висок:

- Странно, неожиданно. Такого не может быть – проговорил он -  Что бы четырёхкрыл, сам, по доброй воле, вернулся к человеку, раньше никогда не было.

 - По-другому, быть не могло – Сказала Таня – Я это чувствую.

            Лодка подошла вплотную к птице, и случайно окатило его волной речной воды. Птенец нахохлился, но не улетел, а позволил забрать себя на борт. Четырёхкрыл успел пообедать, к перьям на грудке прилипла крупная золотистая чешуя.

             - Вкусная рыбка была? – проворчал Нечет – Мог бы и поделится.

            Птица внимательно посмотрела на карлика. Было ощущение, что она поняла каждое слово, которое сказал домовой.

            Лодки заплыли за поворот реки, и перед ребятами открылось раздолье заливного луга. Казалось, что луг не имеет краёв, и где-то у горизонта сливается с небом. Лишь остроконечные стога травы, возвышались над плоской, как стол, равниной и отгоняли облака от земли.

Около берега, почти у самой воды горел большой костёр. Девушки и юноши, водили вокруг огня хоровод. Сложность и слаженность движения танцоров, завораживал зрителей. Хоровод крутил целый мир.

Звучали дудочки и волынки. До ребят долетали отрывки совершенно разных мелодий. Длинные и протяжные песни с преобладанием девичьих вокальных партий. И короткие, задорные частушки, которые пели только парни. Молодёжь пела, и танцевала, лодочник, совсем ещё не старый мужчина, тихонько им подпевал, и одной ножкой подтанцовывал, выбивая ритм.

            Это были песни, о благодарной земле, о полях с ласковой травой, о дремучих лесах с лютыми зверями и чистом небе. В продолжении они пели про несчастного волхва Сковорода, который отправился в южные земли, где были сухие травы, узкие, колючие кусты и безжалостное солнце. Сковород в слезах и печали лёг на землю, а земля его поглотила, и выплюнула в родной берёзовой роще. Другая песня была про витязей, и бревно. Бревно победило витязей в суровой, ночной, богатырской драке.



Пётр Никитин

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться