Божьи Коровки В Астрономической Башне

Глава 16. Столица.

 

 

Вьюга постепенно потеряла силу, и снежинки легли на землю, ребята вышли из саней, перевести дух. Перемещение произошло на реку, в месте её изгиба. У реки были разные берега, один высокий с крутым склоном, другой пологий с плоским заливным лугом. Вдали стоял город, виднелись одноэтажные деревянные дома. По реке шёл двух полосный санный путь. Со скрипом, и хрипом лошадей-тяжеловозов, в сторону города двигался грузовой обоз с дровами. Возницы не обратили внимания, на стоящие в стороне одинокие сани, лошадей, и путешественников. То, что прибытие было ниоткуда, и мгновенным, в пурге и сумерках, никто не заметил.

Пан Советник, внезапно упал с лошади, его тошнило.

- Ты что первый раз прыгнул в ветер? – спросил его, Тимофей.

  - Нет – ответил Мечислав – Но мой рассудок, всё равно не способен, переварить умение лесных братьев. Мне нужно время, чтобы снять головокружение.

- Дети, а Вы как себя чувствуете – обратился Тимофей к ребятам, в его голосе проскочили нотки заботы.

- Я ничего не чувствую! – сказала Таня – Ни страха, ни головокружения. Моя душа опустошена, я хочу спать в безопасном, тёплом месте.

- Скоро всё что хотите, у Вас будет! – пообещал Клёст, сейчас сани поправлю, лошадей проверим и пойдём.

Ребята стояли и смотрели, как Советник скрепя костями, с третьей попытки, сел в седло. Клёст возился со сбруей, он впрягал четвёртую лошадь в сани, Нечет, косясь по сторонам, активно ему помогал.

- Хороший у Вас домовой! – сказал Тимофей – Чей он?

- Мой! - ответил Ваня.

- Хороший домовой – повторил Тимофей - Почему ты его не кормишь? Если не нужен, отдай мне, пусть на благо государства работает.

- А что его надо ещё и кормить? – спросил Ваня – Я не знал.

- Если тебе кто-то нужен, ты должен его кормить – ответил Тимофей – А кошек и домовых, нужно ещё и ласкать. Почесать за ухом, подергать за усы.

- Он шутит! – крикнул Нечет – Меня только кормить надо.

Тимофей рассмеялся, и Ваня засмеялся. Настроение, несмотря на поздний час, у всех поднялось. Снова тронулись в путь, шли по санному следу, ребята с удивлением обнаружили, что по дорогам все сани шли упорядоченно, соблюдая дорожные правила.

Окраины Москвы были опустошены, ребята видели пепелища и развалины. Но вскоре оба берега реки, оказались плотно застроены домами, не все районы коснулись несчастье. Из печных труб шёл дым, собаки лаяли им ржанием отвечали лошади, звонили колокола. Около церквей на реке были устроены полыньи, жители праздновали Крещение.

Тимофей на лево и сани поехали по улицам, ребята увидели множество людей, одетых в старинные одежды, слышалась разноязыкая речь. Кроме русских и немецких, звучали татарские, польские и английские слова. Дома и усадьбы в Москве строили добротные и в правильном порядке, только большое количество пепелищ говорило о том, что времена идут смутные, и грозные. Хотя часто рядом с пепелищем, стоял рубленный, новенький высокий терем.

- Я знаю эту улицу! – сказала Таня, когда сани проехали через проём в крепостной стене - Это Китай город! А там, на холме живёт моя тётя.       

- Первый раз Москве – оглядываясь по сторонам сказала Ванда – Потом обязательно сюда приеду. Интересно, тут много что поменялось?

  - Сейчас не лучшее время для осмотра – заметил Тимофей – Вот, когда я первый раз прибыл в Москву, я был поражён. Казалось после Камня на Котле, после Новгорода, Стокгольма, Кракова меня ничем не удивишь. Но Москва, это что-то особенное. Что-то горячее.    

            - Я не сейчас! – засмеялась Ванда – Я надеюсь вернуться домой, а потом приехать сюда.

            - Понятно – усмехнулся Тимофей – Но помни, Москва останется неизменной.

            - Верно – сказала Таня – Вот на этом углу, до сих пор поют песни.

            Сани ехали мимо корчмы, и её весёлые посетители, хором пели Балладу о Евпатии.

             - Это хорошее место – сказал Тимофей – Тут и тысячу лет назад пели песни.

За крепостной стеной здания стояли в основном каменные. Дома и палисадники огораживали мощные заборы, словно маленькие крепостные стены.  В честь праздника, ворота были распахнуты настежь, и жители ходили, друг другу в гости. Ребята утомились и уже без интереса смотрели по сторонам, усталость убило любопытство.

Мечислав пришпорил коня и спрыгнул на землю. Он подошёл к неприметным, обитым кованым железом воротцам, и постучался в них, специальным молоточком. Ворота оказались заперты, и никто не спешил их отпирать. Открылось маленькое окошко, в него брызнул свет факела. Хмурый человек, со стриженой бородкой, без приветствий и вопросов, молча осмотрел путешественников. Признав посетителей, он открыл ворота, пропустил всадника и сани, и быстро их снова запер, на стальной засов.

Клёст подвёл сани к крыльцу терема и остановился. На крыльце стоял пожилой мужчина в высокой шапке, в шубе с рукавами до земли и с посохом в руках.

            - Где Мария? – обратился он вместо приветствия.

            - Я отправил её домой, в Польшу – ответил Тимофей.

            - Правильно сделал. Мы опоздали, теперь ничего изменить нельзя.



Пётр Никитин

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться