Божьи Коровки В Астрономической Башне

Глава 17. До и после цветения абрикоса.

 

 

Новогодние каникулы подошли к концу, первый день учёбы совпал с началом суровых январских морозов. Ключик впал в зимний анабиоз. Таня, не рискнула оставлять его на чердаке и спрятала спящую птицу в своей комнате. Четырёхкрыл вольготно устроился в коробке со старыми тетрадями и мягкими игрушками. Осиротевшие коты, потерявшие кормильца, долго и жалобно мяукали на лестнице и крыше, а потом разбежались по своим старым квартирам.

             Пан Мартин был искренне удивлён, тем чувствам, которые он испытал на своей первой, настоящей, охоте. Пока воспоминания были ещё свежи, он начал писать ещё одну новую пьесу. Пан режиссёр ревностно скрывал от домашних, сюжет и для каких театров, детских кукольных или взрослых академических она предназначена. В связи с мучительным творческим процессом, он перешёл на однообразный, строгий режим дня и ночи. Утром, дома, он ел геркулесовую кашу на воде, в театре, в обед, поглощал две тарелки супа с пирогом, вечером подкреплялся варёным мясом, с хлебом и горчицей. Каждый третий день он ел только яблоки. Творчеством он занимался, только рано утром, или поздно вечером, когда в квартире все спали. Ванда никогда прежде не видела отца в таком искреннем воодушевлении, и с удивлением воспринимала его новые привычки. Пани Мелания напротив, своего мужа в состоянии творческого опьянения уже видела, и ничему не удивлялась.

            - Ну вот, он опять не поменял рубашку и ушёл на работу во вчерашней, не свежей – ворчала она по утрам – Двадцать лет моего воспитания, прошли даром.

            - Разве папа уже уходил с головой в работу? – спрашивала Ванда.

            - Да – вздыхала пани Мелания – когда он за мной ухаживал, он писал каждый день и всё время разное.

            - А потом?

            - Потом Ванда у нас была свадьба, родились близнецы, я убедила папу, и он с радостью согласился, что семья требует много внимания. Он стал режиссёром, заметь хорошим режиссером, а режиссёрам не обязательно заниматься творчеством, главное блюсти стиль, и не скатываться к пошлости и банальности.

            - Мама может папу надо спасать? – предполагала Ванда – может творчество ему навредит?

            - После отъезда близнецов в университет, я наконец то могут жить только для себя – отвечала пани Мелания - здесь в Санкт Петербурге я счастлива, на Марти у меня нет времени. Я думаю, он тоже не против вольной жизни. Ты Ванда, если хочешь, можешь проконтролировать отца, чтобы он совсем не одичал.

            - Спасибо – отвечала растеряно Ванда, но контролировать отца она так, и не решилась.

            Пан Мартин не слышал эти разговоры, даже если они велись в его присутствии, его разум был занят другими заботами. Он мог два, три дня размышлять, о «Великой простоте жизни», это была важная тема, всё остальное казалось ему мелким и бесцельным.  

            В зимнюю спячку впал не только Ключик. Учителя Петербургской классической немецкой гимназии Ганса Мариенкифа тоже стали сонными и медлительными. Уроки проходили спокойно, контрольные задания проверялись без лишней строгости.

Товарищ Полковник, учитель физкультуры, используя строгий научный подход, под контролем Льва Всеволодовича и Генриха Самуэльевича построил во дворе фабрики ледяной каток. Каток получился хороший, скользкий. Вскоре значительная часть гимназистов, ходила на занятия, с перевязанными руками, ногами и шеями.

Канцлер, специальным циркуляром, ограничил для учащихся доступ на каток. Но вывихов, ушибов и растяжений среди пятых, шестых, седьмых классов меньше не стало. В гимназическом медпункте закончились бинты. Лев и Генрих написали математическую, виртуальную модель катка, но даже с помощью мощного компьютера не смогли найти условия, при которых гимназисты перестанут получать травмы на льду. Компьютер предложил посыпать лёд песком, но это предложение, не приняли, признав его за программную ошибку.

В середине февраля Саша праздновал День Рожденья. Это был первый день, когда помимо уроков, собрались вместе все четверо путешественников по Белой Стреле. После возвращения из разрушенной Москвы, они отдалились друг от друга. Нужно было несколько недель, чтобы каждый из них, свыкся с мыслью, что теперь им предстоит от близких родных людей хранить много тайн. Со временем тайны вошли в привычку, и Ванда с Ваней с радостью приняли участие в празднике. Таня не смогла присутствовать, она уехала на спортивные соревнования в город Псков.

Своё День Рожденье, Саша решил праздновать в Детской Комнате одного из торговых развлекательных центров. Таким образом, он хотел попрощаться с юностью и вступить во взрослую жизнь. Гости, а Саша пригласил больше двадцати человек, посчитали такой сценарий праздника милым и остроумным. Было что-то символичное, посетить детскую комнату, в качестве клиентов, последний раз в жизни.

Детская комната занимала несколько помещений, и располагалась на четвёртом этаже центра. Обычно, покупатели и покупательницы оставляли в ней совсем маленьких детей, что бы можно было насладиться покупками в спокойствии и тишине. Когда Саша и гости подошли к заветным дверям, их встретили двое растерянных актёров: Клоун и Морковка.



Пётр Никитин

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться