Брачная ловушка

Размер шрифта: - +

Глава 12

   – Да хватит тебе, ради бога! – Эйдан с раздражением сбросил руку Мэган со своей головы.

   Сестра рьяно старалась пригладить хаотичный беспорядок светлых волос нервно ходившего взад-вперед брата. Он уже был одет и ожидал начала действия в большой гостиной замка. Пастор делал последние приготовления, стоя у импровизированного алтаря посреди большой комнаты, полностью заставленной цветами. Эйдан уныло смотрел на эту праздность и не понимал, к чему все это для столь фальшивого брака.

   Он проворочался всю ночь с боку на бок, пытаясь уснуть, и хотя комната теперь была гораздо уютнее, нежели когда он приехал, заснуть ему не удалось. Он несколько раз вставал и подолгу стоял у камина, склонив голову и закрыв глаза, пытаясь разобрать беспорядок, который царил в его душе. Он осушил бутылку виски и при этом даже не захмелел, что было еще обиднее. Первые лучи солнца предвещали ясный день. Чтобы чем-то занять себя, Маккей принялся одеваться, решив обойтись без помощи слуги. Он надел белую льняную рубашку, по традиции подаренную невестой, неспешно застегнул рукава, зашнуровал ворот на груди. Задумчиво посмотрел на свой килт3 с тартаном синего, черного и зеленого цветов, взял его в руки, так же неспешно надел – привычно, словно носил эмблему рода каждый день. Заправив рубашку и надев пояс, он натянул жилет и поверх него короткую куртку. Застегнув пуговицы, он поправил воротник рубашки, что выглядывал из-под куртки. Обувшись, он заложил свой дирк4за внешнюю сторону голенища, обтянутого длинными гетрами.

   Перекинув короткий плед через плечо, он заколол его под рукой. Традиционный клетчатый берет он решил надеть только во время церемонии. Оглядев себя в зеркале, Эйдан немного постоял, задумчиво поправляя торжественный наряд, не испытывая ни удовлетворения, ни досады. Когда он спустился вниз, там уже вовсю шли приготовления.

   Мэган и Джейн торопливо отдавали четкие распоряжения слугам, и те носились по залу, готовясь к церемонии. Завидев Эйдана в его облачение, сестры окружили брата, пытаясь то и дело что-то на нем поправить, но он лишь раздраженно их отгонял.

   На девушках были недавно сшитые платья с элементами тартана клана. Время близилось к девяти часам, а это означало, что истекают последние мгновения его свободы. И он желал, чтобы все это поскорее закончилось.

   – Эйдан, я только хотела поправить этот беспорядок на твоей голове, – укоризненно проговорила Мэган.

   – Может, хочешь мне соорудить такой же эшафот, как на голове у Джейн? Впрочем, это к месту, я чувствую себя приговоренным, – саркастично съехидничал Эйдан.

   Джейн бросила на него обиженный взгляд. Он нарочно подшучивал над ней, высмеивая модную высокую прическу, которую она сделала по рисунку в одном из тех журналов, что он ей привез.

   – Ты ничего не смыслишь в моде, – возразила на его сарказм Джейн. – Никакой это не эшафот, болван.

   – Да куда уж мне! – оскалившись, махнул он рукой.

   – Эйдан, не дразни сестру и перестань так несимпатично хмуриться. Эйрин сейчас приедет, сделай усилие над собой и постарайся выглядеть дружелюбнее, – настаивала Мэган.

   – Вашего дружелюбия вполне достаточно, она все равно меня терпеть не может.

   – Ты не прав, ты не дал ей шанса и не пытался поставить себя на ее место.

   – Чистой воды вздор! Если ты не заметила, я и так на ее месте.

   Их препирания прервал шум, доносящийся с улицы, – прибыла невеста в сопровождении отца и своих немногочисленных гостей.

   Все проходило как во сне. Эйрин мало что различала вокруг себя, единственное, что она чувствовала, – внутреннее бессилие. С болезненно покорным лицом она выполняла все, что ей говорили. После тяжелого утреннего разговора с отцом она окончательно поняла – выхода нет. Она любила своего родителя, как бы неправильно он себя ни вел, и не могла позволить, чтобы его отправили в долговую тюрьму, а мистера и миссис Паркер вышвырнули на улицу. Эйрин смотрела туманным от едва сдерживаемых слез взглядом на своего будущего мужа и даже не могла четко разобрать, что на нем надето, цвета его пледа сливались в ее глазах в черно-синее пятно.

   Новобрачные уже некоторое время стояли у алтаря, пока пастор читал все, что следовало. После слов священника, смысл которых до девушки никак не доходил, Эйдан взял своей большой теплой рукой ее маленькую дрожащую кисть и осторожно надел большое кольцо на тонкий белый палец. Его глаза, кажется, ничего не выражали, и только при этом прикосновении в них блеснуло нечто, похожее на жалость.

   Эйрин также надела кольцо ему на палец. После очередной порции слов, которых Эйрин уже не пыталась слушать, он наклонился и легко прикоснулся к ее губам коротким легким поцелуем. В этот миг одна слезинка все же прорвалась и быстро скатилась по ее щеке, растаяв на их губах и оставив соленый привкус.

   Она изо всех сил старалась не разрыдаться. Эйдан оторвался от ее губ, плотно сжал рот, отведя в сторону омраченный взгляд. Его лицо приняло маску равнодушия. В гостиной раздались возгласы восторгов и поздравлений. Эйдан взял такой же, как на нем, плед, перекинул его через плечо Эйрин, точным движением пальцев закрепил его на платье невесты серебряной брошью, завершая церемонию. Теперь она принадлежит ему и стала частью его семьи.

   Маккей взял ее за дрожащую руку (хотя обычай этого и не требовал) и мягко удерживал все время, пока их поздравляли родные и друзья. Каждый раз, как в ее глазах закипали слезы, Эйдан немного крепче сжимал ее кисть, и она тут же успокаивалась.



Джен Алин

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться