Брачная ловушка

Размер шрифта: - +

Глава 17

   – Я так рада, что вы поладили с отцом, – заметила Мэган за завтраком в кругу сестер субботним утром.

   – Да, милая, это удивительно! После твоих визитов он просто светится, – добавила Джейн, сжимая руку Эйрин, не выражая при этом ни малейшего признака зависти. – Я была удивлена, когда он выказал желание посмотреть на работы Присциллы.

   – И даже хвалил меня, – трогательно просияла Присцилла. – Я так рада, что ты здесь!

   – Спасибо, но вы явно преувеличиваете мою скромную участь. Я просто хочу быть полезной.

   Сестры были правы, она и сама видела – лорд Реей благосклонен к ней. Но Эйрин не хотела, чтобы девочки ревновали ее к отцу, ведь они тоже тянутся к нему изо всех сил. Как ни трудно было решиться заглянуть к свекру, она неосознанно искала предлог. После нескольких визитов лед между ними треснул, и Эйрин заметила, что он рад ее приходам. Сначала она заходила с мелкими поручениями, не задерживаясь надолго, но постепенно они начали общаться. Говорили в основном на отстраненные темы, но это приносило радость обоим. Эйрин трудно было привыкнуть к его манере смотреть прямо в глаза, она часто испытывала неловкость, однако со временем это прошло. Она не знала, что, глядя в ее фиалковые глаза, он снова видел Айрин и что это окрыляло его, затягивая раны, делая его дни светлее и счастливее. Иногда они говорили об Эйдане, но эти разговоры были тяжки для обоих, и они старались их избегать.

   О матери Эйрин больше не спрашивала, ибо даже мимолетное упоминание вызывало у него печаль. Реей только раз попытался заговорить на эту тему: «Эта история наполнена горем. Счастье было, но вспомнить его без всего остального невозможно». Как ни хотелось ей узнать больше, она решила повременить с расспросами, иногда думая, может и не стоит бередить прошлое, наполненное горем и печалью. Но их душевная близость помогла пролить свет на другой терзающий ее вопрос.

   Вернувшись после решения дел о наследстве в Адхар, Эйрин была жутко расстроена. Она чувствовала, что ее сердце разрывается, а грудь слишком мала, чтобы дышать. Она решительно поднялась к лорду Реею, не зная, что собирается ему сказать, – может, просто вылить на него свою досаду. Он их свел! Если бы она никогда не знала Эйдана, она бы не страдала сейчас. И именно тогда он дал ей ответ. Она не спрашивала – он сам все понял, когда ее увидел: разбитую, взволнованную, отчаявшуюся. Наполненные слезами фиалковые глаза вопросительно смотрели на старика, и он произнес: «Ты любишь его, потому тебе так больно. Ты должна верить. В ваших жилах течет наша любовь, он поймет это… поймет. Когда-нибудь поймет… Глупо спорить с судьбой».

   Эйрин вышла, не проронив ни слова. Она долго размышляла над его словами и изо всех сил хотела в них верить. Теперь она знала ответ, но это знание, вопреки ожиданиям, не облегчило боль в ее сердце, а может, даже усугубило ее.

   – Никакого преувеличения нет! – вернула ее в реальность Джейн, продолжая разговор. – Недавно отец захотел, чтобы я целый час ему читала. Доктор говорит, что его самочувствие значительно улучшилось.

   – Что ж, рада, что и от меня есть прок. Я надеюсь, вы не огорчитесь – хочу сегодня навестить отца.

   – О! Это чудесно! – неожиданно радостно воскликнула Мэган. – Если ты не возражаешь, я присоединюсь к тебе.

   – Конечно, я буду рада твоей компании, мой отец всегда рад видеть любую из вас.

   Это было сущей правдой, Томас Сетон даже купил новый сюртук, чтобы прилично выглядеть при гостьях.

   – Тогда я распоряжусь приготовить экипаж. Знаю, ты, как и Эйдан, любишь верховые прогулки, но меня они утомляют.

   Уже по привычке Эйрин подавила смятение, возникающее каждый раз при упоминании имени мужа, и поэтому лишь ласково улыбнулась и согласилась.

   – Я написала ему письмо две недели назад, – возмущенно вставила Джейн, – но он так и не ответил. Не прощу ему, если он нарушит данное слово! Я месяц мучаю наших рукодельниц пошивом новых платьев и буду очень расстроена, если вся работа пройдет зря. Как подумаю, сколько ушло сил…

   Эйрин испытала укол беспокойства, но быстро его подавила. В последние две недели Джейн часто сокрушалась по поводу отсутствия брата. Все это время она готовилась к своему первому в жизни сезону. Обсуждались мельчайшие детали, прилежно повторялся этикет, усердно оттачивались па, чудесные платья только и ждали оказаться на своих прелестных хозяйках. Было решено, что поедут Джейн и Присцилла. Мери-Элен тоже хотела, но отец сказал, что она поедет в следующем году. Естественно, малышка осталась недовольна. Мэган отказалась ехать, и все понимали причины этого отказа. Во-первых, она не хотела оставлять отца, а во-вторых, она все еще надеялась, что брат передумает насчет Пэмроя, и набиралась храбрости, так как ее жених был намерен просить у отца ее руки. И хотя ответ родителя, скорее всего, был бы отрицательный, последние перемены в нем вселяли в ее душу надежду.

   Мэган и Эйрин выехали в Дирлинг-хаус около полудня. Карета плавным ходом легко катила их по сухой, пыльной дороге. Стоял теплый летний день. Эйрин действительно радовалась компании Мэган, немного, правда, сожалея об упущенной возможности прокатиться верхом и насладиться прекрасной погодой сполна.

   – Я так тебе благодарна за помощь! – Мэган взволнованно взяла маленькую кисть своей сообщницы.

   – Я рада помочь тебе. Думаю несправедливо, что вас пытаются разлучить. Но ты уверена в нем? – заботливо спросила Эйрин.



Джен Алин

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться