Брачный договор

Глава 4

ГЛАВА 4      

 

 

Утро началось раньше, чем мне хотелось бы. Я только задремала, как рядом на кровать рухнуло тело. Сначала я испугалась, резко села и минут пять не могла понять, где нахожусь и кто меня разбудил. Ну ладно, не просто села, а истошно завизжала. Но быстро опознала в пьяном мужчине своего фиктивного мужа и двумя руками закрыла себе рот. Не хватало еще разбудить его. Пьяный Алоис точно не вспомнит, что у нас брак фиктивный. А есть еще прислуга, которая мне вчера очень не понравилась. Или сегодня?

Ночью Алоис привез меня в свой дом, оказавшийся красивым и огромным, сдал меня на руке недовольной прислуге, сказав, что я его жена и они должны во всем меня слушаться. А сам в компании с бароном поехал куда-то праздновать «свадьбу», судя по отдельным фразам, порядочные люди о таких местах даже знать не должны. Но я даже обрадовалась, что разговор с супругом откладывается.

Противная горничная поселила меня в холодную спальню, по соседству с апартаментами Алоиса. Ругаться с ней у меня совершенно не было сил, все они закончились еще во дворце, поэтому я выпроводила девицу, разделась и постаралась уснуть. Где там, в голове был хаос, меня запоздало начало трясти от пережитого волнения и страха. А еще я не знала, что делать дальше. Вступительные экзамены еще не завтра, не сидеть же все дни в доме мужа? Да у меня и вещей-то нет. Правда, одна мысль, что мне придется вернуться в родной дом за одеждой, вызвала еще большую нервозность. С одной стороны, хотелось глянуть на перекошенное злобой лицо тетки и ее сынка, с другой, становилось стыдно от того, что у меня нет ни одного приличного платья. Да что там, прислуга в доме Алоиса одевалась лучше меня.

Я крутилась в постели и все никак не могла согреться и успокоиться, а потом вспомнила условия брачного договора.

«Неужели так быстро начал действовать?» - подумала я и решила проверить. Для этого пошла в спальню фиктивного супруга, благо дверь между нашими комнатами не была закрыта, залезла под легкое и теплое одеяло, и сразу же уснула. И было бы все замечательно, если бы под утро не приперся Алоис. Спрашивается, вот что ему не остаться там же, где он пил и гулял? Еще и сапоги не снял – не аристократ, а какой-то мужлан!

Я добрым нравом никогда не отличалась, сказывался характер отца, а тут еще недосып, плохое настроение и идеальный кандидат для маленькой мести под боком. Смазливый менестрель сладко похрапывал, раскинувшись и источая удушающий аромат эля вперемешку с женскими духами. Причем некоторый духи явно были непростыми, а с магической составляющей. Определить уровень магии и для чего она применялась, я не могла, а вот остаточный след видела. Хм, чтобы такого сделать муженьку, чтобы он не заподозрил меня? Почему-то вопроса, зачем мне это надо, даже не возникло. Вредить намерено я не собиралась, а мелкую пакость провернуть руки чесались. Вот только что сделать?

В пансионе мы иногда шутили над некоторыми воспитательницами: то листья крапивы под простыню положим, то нижнее белье на дерево закинем. Бывали и не такие безобидные шутки, но все они имели под собой очень серьезный мотив. Например, при помощи слабительного, которое подсыпали в суп, мы пытались заставить руководство пансиона питаться тем же, чем они кормили и нас. Всего-то пару месяцев и готовить для воспитательниц и управляющей отдельно перестали. Наверное, если бы не жадность управляющей, ничего у нас не получилось бы, но наша мегера не любила тратить деньги даже на собственные нужды. Она считала, что воспитанницы должны отрабатывать свое пребывание в пансионе, прислуги у нас не было. Мы и убирались, и готовили, и шили, и огород с садом был на нас. Условия проживания были тяжелые, мы с девочками не просто сдружились за столько лет, мы стали одной семьей. Старшие помогали и заботились о младших, за все время, что я там жила, умерла только одна воспитанница. Но он и не боролась за свою жизнь, плохо ела, почти не разговаривала, предпочитала сидеть в часовне и молиться. Зимой она заболела и очень быстро сгорела в лихорадке, несмотря на все наши старания. Целителя управляющая к нам не вызывала, только знахаря из соседней деревни. А потом и вовсе перестала, говоря, что за столько лет мы должны были всему научиться. Мы и учились, даже некоторые травки выращивали в огороде. Знахарь был добрым дядькой, никогда не отказывал в помощи.

Ой, что-то я совсем загрустила, надо отвлечься и тело Алоиса для этого подойдет идеально. Первым желанием было слегка укоротить фиктивному мужу волосы, но его кудри – это единственное, что мне нравилось в нем, так что портить красоту я не стала. Взгляд сам собой упал на камин, где виднелись остывшие угольки, что ж, настало время сделать Алоиса еще красивее.

Было очень весело рисовать мужчине усы, бороду и брови, а еще большую родинку на щеке. Ладони я ему тоже вымазала, будто это он сам себя разукрасил, сходила в ванную комнату, помыла руки и ушла досыпать в свою спальню. Настроение потихоньку улучшалось…

 

 

Я ожидала, что меня разбудят гневные вопли Алоиса, но нет, пришла вчерашняя горничная. Причем довольная и где-то даже пышущая злорадством, сказала, что ко мне посетители. Ехидненько так сказала, что только откровенная идиотка не поняла бы, что дело тут не чисто. Мне очень хотелось выпроводить эту наглую девицу, а еще лучше уволить ее, но я вспомнила уроки настоятельницы и холодно поинтересовалась, кто же пожаловал к нам с Алоисом. Да-да, так и спросила, вызвав у горничной легкий нервный тик.

- Приехали родители милорда, а с ними какая-то важная дама, инкогнито, - ответила горничная. Мне с каждой минутой все больше и больше не нравилось то неуважение, которое слышалось в голосе этой девицы. Нет, так дело не пойдет, путь брак у нас с Алоисом фиктивный, но мне в этом доме жить три года, и я не хочу, чтобы какая-то служанка поглядывала на меня ехидно. Я маркиза! Даже герцогиня по мужу! А кто она? Бывшая любовница Алоиса или нынешняя? Плевать, я им покажу, что такое порядок и субординация.  



Татьяна Бродских

Отредактировано: 29.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться