Брачный договор

Глава 7

Прием у королевы оказался семейным обедом, но я его назвала бы ужином. Помимо, самой королевы и родителей Алоиса присутствовало куча народу: все пятеро сыновей монаршей четы, их жены (у кого они были), дети (те, что старше десяти лет), сам король, естественно. Ну и еще человек пятнадцать или больше, особо приближенных к трону. Возможно, тоже родственников. Иначе с чего королеве произносить прочувственную речь о том, что в ее семье прибавление? Она была такой милой, всячески радуясь за племянника, что он наконец-то остепенился, что выбрал такую скромную и замечательную девушку, как я, что в ее искренность было невозможно не поверить. Правда, подоплеку ее радости я себе плохо представляла, и вряд ли она радовалась за нас с Алоисом, наверняка все было намного сложнее. Взять к примеру почти всех лиц мужского пола за столом, после слов королевы и моего неловкого смущения от столь пристального внимания, в их глазах зажглись подозрительные огоньки. Как если в голове каждого рождался план мести менестрелю. Еще бы знать за что и как они собираются ему мстить.

Прием проходил скучно, за столом велись светские разговоры: о погоде, о незнакомых мне людях, о политике соседних стран (королеве они не нравились, но не могла же она сделать замечание собственному супругу). Я же в основном молчала, изредка и односложно отвечая на вопросы новообретенных родственников. Все мои мысли занимала та информация, что сообщил Гилберт. Узнать у него получилось немного, все данные по обстоятельствам смерти моих родителей были засекречены, то есть узнать о причинах я могла только, обратившись к королю. Осталось дело за малым – записаться к нему на прием. Но как же волнительно и страшно при одной этой мысли. Наверное, лучше подождать дней десять, а то впереди свадебное торжество, поездка в академию и в отчий дом, а еще к королевскому поверенному для урегулирования вопросов наследства.

Я сама очень удивилась, когда барон сообщил мне эту новость. Оказалось, мой отец не оставил завещания, и королю пришлось назначить своего поверенного. По словам Гилберта, после смерти отца был проведен полный аудит имущества моего отца, король даже собирался назначить мне опекуна, но заявилась тетка с желанием позаботиться о бедной сиротке. Ей не стали отказывать, посчитав, что родной человек намного лучше приюта. Деньги из наследства ей выплачивались регулярно, сумму поверенный барону не назвал, потому что такую информацию он мог сообщить только мне или моему супругу, но заверил его, что ее было достаточно для полного покрытия расходов на меня, на содержание дома, и опекуна с прислугой. Что касаемо земли, остатков состояния и вообще отчета о потраченных деньгах, то придется мне это узнавать самой. А если быть точной, то брать Алоиса и ехать на прием к королевскому поверенному, потому что сама я пока считаюсь несовершеннолетней.

После рассказа Гилберта у меня в душе все кипело, захотелось собрать все бумаги и ткнуть ими в лицо тетки, посмотреть, как она отреагирует. А лучше нанять аудиторов и заставить вернуть все деньги, которые предназначались мне, но были потрачены непонятно на что. Я ей припомню пансионат, и монастырь, куда она хотела меня упечь!

Из обеденной залы все плавно перебрались в музыкальную комнату. Король с советниками, со старшим сыном и Робертом ушли в дальний угол, видимо, доя того чтобы продолжить разговоры о политике. Королева же полностью взяла бразды правления в свои руки, дети были отправлены нянькам, Алоису вручена лютня, меня усадили на софу между какой-то престарелой дамой и вторым принцем. Точнее, он сам ко мне подсел, едва мой фиктивный муж заиграл и запел.      

 

  

 

- Леди Магда или, может быть, просто Магда? Так сказать, по-родственному, вы ведь позволите? Счастлив засвидельствовать вам свое почтение и восхищение… – еще чуть-чуть и из уст принца полился бы мед, в переносном смысле, конечно.

За те несколько минут, что длилась песня, я услышала больше комплиментов, чем за всю свою жизнь. Вероятно, скромную девушку они должны были смутить или заставить проникнуться симпатией к принцу, а он отличался весьма приятной внешностью, но меня поведение королевского сына вгоняло в тупик. Я никак не могла понять, чем вызвана такая атака на мою скромную персону? Сегодня, я выглядела куда лучше, чем на балу, но все же достаточно бледно по сравнению с другими дамами. Кстати, не только я удивлялась странному поведению принца, но и его жена. Но она, кажется, понимала в этом немного больше, потому что то бледнела, то краснела, то кидала на меня уничтожающие взгляды, хотя слышать слова своего мужа не могла, так как сидела на другой софе. Принц же комплименты говорил тихо с самым загадочным видом, будто не упражняется в изящной словесности, а как минимум уговаривает меня на тайное свидание. Но так подумать мог только очень глупый человек, потому что не один разумный не стал бы так себя подставлять перед супругой и родственниками. Получалось, что жена у принца была не очень умна, раз изводила себя ревностью. Подозреваю, все ушло в красоту.

Признаться, мне поток лести надоел почти сразу, пусть я не ментальный маг, но неискренность чувствую. Но что делать? Сориться с принцем мне не хотелось, да и не вежливо устраивать скандал в чужом доме. Идея пришла неожиданно, стоило только бросить взгляд на Алоиса, вот кто изнемогал от желания устроить потасовку с принцем. Менестрель так на него глядел, так сжимал лютню, а на щеках вместо ямочек проступали желваки, что, когда он встал и размашистым шагом устремился в нашу с принцем сторону, я сразу поняла, как можно все исправить.

- Дорогой, - подскочила я с софы и практически повисла на шее фиктивного мужа. – Ты был великолепен! Какой тембр, какие пронизывающие слова!

- Это я еще не распелся, несравненная моя, - то ли подыграл мне Алоис, то ли поверил в мою игру. – Пойдем, сядешь рядом со мной, я хочу сыграть для тебя балладу о любви.

И все же менестрель настоящий актер, настолько искренними казались его слова. Наверное, он именно так соблазняет девушек и женщин, они верят в его слова о любви. Но я-то знаю, что между нами никаких чувств нет, более того, мы практически не виделись за последние два дня. Задевает ли меня это? Абсолютно нет. А вот игры для родственников лучше продолжить, пусть думают, что у нас взаимная влюбленность, чтобы мне не докучали кавалеры. Кто же знает их дворцовые порядки, вдруг настоятельница была права, когда говорила, что среди придворных царит разврат и похоть. Мне пятно на репутации не нужно, поэтому пусть лучше все думают, что я влюблена в супруга. Кстати, надо будет придумать образ для академии. Если в высших кругах я буду известна, как герцогиня Магда ар Горст, то обучаться я буду, как ар Луж. Интересно, а если обратиться к ректору и попросить, об инкогнито? Зачем мне это надо? Не знаю, но все таинственное так заманчиво…



Татьяна Бродских

Отредактировано: 29.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться