Брак

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

 

До позднего вечера Ларго скрипел мозгами. Кусочки пазла никак не желали складываться в единую картину: что-то постоянно ускользало. Не хватало какой-то важной, существенной детали, и Ким понапрасну исчертил схемами пять листов истрёпанного блокнота: ничего не сходилось.

На новой странице он крупно вывел – «Мага», а рядом – «Реваж». После имени шефа нарисовал жирный знак вопроса.

Чьё имя станет следующим? – Нахмурился Ларго. – Уж не моё ли?

«Новые куклы смертельно опасны», – вспомнились слова новоиспечённого комиссара.

Опасны… Но, при всех общих равных, они – всего лишь куклы. А куклами должен кто-то управлять – это аксиома. И кто же управляет партией киборгов за номером ноль-одиннадцать-двести-точка-шестьдесят два? Самый очевидный ответ, который так и просится в разработку – сам великий и ужасный Кукловод, глава Кибериума.

Рольф Этингер.

Ким закрыл глаза и вспомнил портрет Кукловода, висящий над столом переговоров в приёмной господина Керо. Иссохший, сморщенный, как чернослив, старик с крючковатым носом и хищным взглядом близко посаженных глаз. Этингер напоминал коршуна из книг, которые Ларго читал ещё в Центре.

Он вытащил сигарету зубами, смял пачку и зашвырнул в корзину для бумаг, что стояла в другом конце кабинета.

Рольф Этингер…

Нет, – подумал Ким, выпуская дым через нос. – Как-то это слишком уж просто. Топорно даже. Да и к чему Этингеру использовать кукол, как убийц? Зачем ставить под удар грандиозный бизнес? Рольф мог бы нанять первоклассных киллеров – денег у него, как у дурака махорки, а уж связи…

Ларго мотнул головой и забычковал окурок.

Слишком всё скользко. Слишком подозрительно. А уж этот щеголеватый Рион Штерн…

Этот тип опасен, как ядовитая змея. Он убрал Реважа. За одну единственную ночь убрал старого борова так, что не подкопаешься!

И меня уберёт, если начну рыпаться, – мрачно подумал Ким и уронил голову на руки.

Он уже начал клевать носом, когда телефон на столе хрипло заверещал.

 – Да, – проскрипел Ларго в трубку и нахмурился: звонили из лаборатории. – Точно? Какая доза?

Он щёлкнул ручкой, записал цифры над именем Маги и дал отбой.

Чёрт!

Вот чёрт! В кофе оказалась лошадиная доза ультронея!

А если так, то почему…

Сайрус Вик прислал доктора?

Завтра же поеду в городской офис «Кибериума», решил Ким, скрипнув зубами. А пока – домой. Домой! Выспаться, помыться, побриться. Нормально поесть и как следует трахнуть Надин.

Он пошёл пешком, оставив старый ситроен на парковке отдела.

Ночная мгла казалась седой: на город опустился густой туман. Промозглый и липкий, словно кисель. Горели жёлтые глаза фонарей. Рекламные огни отражались в лужах. Торцевая сторона небоскрёба на пересечении проспекта Хаксли и Пятой улицы блестела от неоновых вспышек. С бетонной стены на мир смотрела прекрасная юная дева, размером с тираннозавра. Белокурая и полногрудая, раз в десять секунд она подмигивала грешной земле синим глазом и кокетливо улыбалась.

«Спутницы жизни на любой вкус!», – алела бегущая строка на груди красотки. – «Рассрочка без переплат. Мы ждём вас». А следом совсем уж гигантские буквы: «КИБЕРИУМ».

Ларго остановился. Перехватил синтетический взгляд рекламной дивы. Нахмурился и решительно свернул налево, хотя жил совсем в другой стороне. Дом подождёт.

***

Высотка, в которой снимал квартиру Реваж, располагалась в Раю – элитном районе Агломерации. Всякий раз, когда Ким приезжал к старику, понимал, почему это место заслужило столь пафосное название: тихие улочки, никакого движения и заоблачные цены на недвижимость. А ещё здесь имелся сквер. Самый настоящий. С деревьями, клумбами и скамейками. Как ландшафтным дизайнерам удалось создать такое чудо в мегаполисе, где после войны не росли даже сорняки, оставалось загадкой.

Понадобился час, чтобы пересечь Звёздный мост и добраться до этого оазиса покоя, благополучия и напускной роскоши. Ларго миновал тёмную аллею и вышел к кованому крыльцу парадного подъезда. Козырёк у входа поддерживали обнажённые нимфы. Ларго шлёпнул одну по гипсовому бедру и вошёл в холл.

 – А! господин Ларго! – старик-консьерж мгновенно узнал его и шагнул навстречу. – Сколько лет, сколько зим! Только господина Реважа, увы, нет. У него сердце прихватило, и…

 – Знаю, Димитрий, знаю. – Ким пожал протянутую руку. – Я как раз по его просьбе. Господин комиссар оставил дома материалы по важному делу. Просил забрать. Можно?

 – Разумеется. – Старик добродушно улыбнулся и снял с крючка дубликат ключей. – Всегда рад помочь старому доброму Петеру. При встрече передайте ему пламенный привет и наилучшие пожелания.



Леока Хабарова

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться