Браконьеры

Размер шрифта: - +

Глава вторая.

По улице спокойно, цепляя сапогами непросохшие края остатков луж, шагал мужик. Молодой, лет тридцати пяти, морда умная, приветливая. Посматривал на окрестные дома, но явно не в поиске номеров, а из житейского любопытства.

«Не иначе ко мне… или к Лёве. Больше в этом краю не к кому. Вот оно, занятие на ближайшие, свободные дни идет! Посмотрим, послушаем…» - не без удовольствия подумал Федор. Ещё вчера, заглянув на Голубой Дунай за новостями, с удивлением обнаружил на бухтинской косе две туристические палатки. Точнее без удивления, не тот человек. Просто подумал:

«Раненько, однако, ещё и паводок не сбросило. Рыбалки пока никакой… Видать на все лето приперлись. Скорей всего, в самые дальние верховья нацелились. Хотят по большой воде заброситься. Интересно, сами поедут, или будут проводника искать?».

Мужик меж тем аккуратно повис на вороновском заборе, располагающе улыбнулся.

- Воронов Федор Викторович?

- Он, - не менее доброжелательно подтвердил Ворон.

- Не подскажете, лайки непрошеного гостя: просто за одежду на пол уронят, или могут еще и подрать при случае? – спросил гость, показывая на сидящего у забора Босого и присоединившуюся к нему суку Ласку.

- А это, как повезет, - охотно взялся пояснять Федор, мужик нравился, - они вообще-то медвежатники, то есть не ахти как аккуратные. Но с другой стороны, одежда на тебе просторная, так что кое-какие шансы есть. Ты, что хотел, мил человек?

- Больше всего пить. Жарища у вас, благодать. Упрел, пока с угора по лестнице поднялся.

- Так заходи, что забор подпираешь? Собачки кормленные, да и ты на агрессора не похож, открывай, с правой руки щеколда.

Зайдя за Викторычем в дом, гость уважительно заметил, глядя на полутораметровые, сохатиные рога, висящие на стене:

- Ни фига себе! Я таких и не видел!

- Это что! У одного знакомого, моих лет, но с молодой женой, раза в два побольше будут. Это ваши палатки на косе стоят?

- Нет, я по другому поводу.

- О как… А что хотел?

- А вот… мне, как, тоже «на ты» к Вам обращаться? Или…

- Валяй «на ты», чай не в Москве. И не в культурной столице нашей Родины Санкт-Петербурге.

- Вы… ты Мамрукова Михаила Юрьевича знаешь?

- Юрича? Конечно. Приятель, даже друг мой, можно сказать, - согласился Ворон, озадаченно думая: «От Мишки договариваться пришли? А что он не отзвонился, первый раз замужем что ли? Хорошо нынче делать не хрен…».

- Ты читал его рассказ «Браконьер»? Знаешь о таком?

- Знаю. Балуется он писательством, показывал мне. Ничо, нормально написано.

- Хорошо, что понравилось. Только знаешь, что я тебе скажу? Не писатель твой друг, просто рассказчик. Может и неплохой. Эту историю ему поведал пьяный, новый русский. В конце девяностых, в Новосибирске. В бильярд они играли. Была там бильярдная при цирке, «Шарокатица» называлась. Недалеко от вокзала. Юрич поезда ждал до Красноярска, а новый просто гулял по буху. Часа два они в «американку» шпилили. Новорус синячил, Михаил так играл, ему ещё в поезд надо было устраиваться. В общем, зашла речь о рыбалке. Мишка говорит, рыбак мол я, заядлый, ну и более-менее неплохой. А пьяненький ему отвечает, дескать, чмо ты, а не рыбак. Вот я когда-то рыбаком был, это да… Только у меня любовь мою отняли. Даже и не заметил, как… Поменяли на деньги эти гребанные… Баксы гребучие! И рассказал, что жил он где-то на Дальнем востоке, под Николаевском-на-Амуре, браконьерил со страшной силой, специализировался на осетре, калуге, ну и так далее. Юрич, конечно, не поверил, но пятнадцать лет эту историю в душе протаскал! А потом перенес действие сюда, в хорошо знакомые ему места и написал рассказ «Браконьер».

- И что? Ты, зачем мне это рассказываешь? Племянник того нового русского? Он завещал эту историю тебе? А ты написать не успел? А случайно не забыл, что я не Миха? У тебя к нему какие-то претензии? Вот с ним и говори! Хотя я бы, на его месте, просто тебя послал. Насколько мне известно, он нигде не издавался. А писать для себя, от балды, каждый волен, что хочет.

- Да нет никаких претензий, тут другое. Зря Мишка «новому» не доверял, не падай, Федя, на пол - я Игрок.

- Кто, кто, не понял?

- Игрок, говорю! Тот самый Инспектор из рассказа.

- У-у-у… Так это тебе, уважаемый Игрок, не сюда. У нас деревне и «дурки»-то нет. Ближайшая психбольница в Енисейске. Туда езжай. А если это Юрич так привет передает, то скажи толстому засранцу, что мне понравилось. Как приедет, я ему пенделя в благодарность нарисую.

- Спокойно, Федор, спокойно! У тебя же психика железобетонная! Нервы, как у робота. Только что тестировал, на предмет пригодности к перемещению, так ни состав крови, ни давление, ни пульс, ни разу не изменились. С таким коэффициентом Магера, как у тебя, хоть завтра к динозаврам забрасываться можно. Без всякой подготовки.

- Я и не волнуюсь. Просто вышел уже из возраста, когда детские шуточки шутить охота. Если есть желание «свистунка травануть», иди на Голубой Дунай, там мужикам делать нечего, им и дуй в уши.

- Не, не. Всё хорошо, стандартная, адекватная реакция. Щас определимся, как тебя поэффектней убедить… та-а-к… что здесь, поблизости имеется… чтобы и глянуть интересно, и для нас самих не обременительно, - мужик извлек из кармана подобие ip68 защищенного смартфона. Обрезиненную, черно-оранжевую фигню с экраном. Стал пролистывать не видимую Федору информацию.

- Хочешь посмотреть, какая Бухта в тридцатых годах была? Айда на берег, встанем побезопасней или на лодке чуток отчалим. Покажу. Хм-м… хорошо бы не запалил нас там никто…

- Не хочу. Может ты гипнотизер из цирка. Сделай конкретно, чтобы я попой почувствовал! – Ворон никогда не верил в сказки и сейчас откровенно издевался. – Вот тебе задание попроще. Давай-ка лучше махнем лет на двенадцать назад! Здесь как раз, ещё только сруб стоял. Ты – чик на кнопку, я – хась! – на жопу с этого стула. Сижу, матерюсь в срубе на земле. Ни полов, ни крыши над головой. Только стены, да окна, по-моему, уже были пропилены. Забабахай, порази меня чудом!



михаил мещеряков

Отредактировано: 18.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться